Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » Roses are red violets are blue, I can’t rhyme but can I date you?


Roses are red violets are blue, I can’t rhyme but can I date you?

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

http://funkyimg.com/i/2DKVC.png http://funkyimg.com/i/2DKVE.png http://funkyimg.com/i/2DKVD.png

Roses are red violets are blue, I can’t rhyme but can I date you?

ДАТА: 20/03/2026

МЕСТО: Мунго

УЧАСТНИКИ: Tristan Darkwood, Chris Bei

 

Отредактировано Tristan Darkwood (2018-03-25 18:39:37)

+1

2

Их общение продолжалось вот уже полгода.
Крис не настаивал, он старался быть тактичным и даже хорошим, уделять много времени, кружить вокруг Тристана так, чтобы как можно явственней дать ему понять, насколько он нужен и как сильно с ним хочется быть рядом. Это напоминало какое-то безумие: еще ни разу Крис не был так сильно увлечен кем-то, что порой забывал о себе. Единственное, что он делал постоянно - это заботился о собственном внешнем виде, притом так, чтобы уж точно вызвать восхищенный взгляд одного единственного человека, интересовавшего его так, что первые утренние мысли были о нем. Но прохожие, вообще все люди, казалось, смотрели активней, чем сам Тристан, и это порой сильно выбивало из колеи.
Пару раз к Крису подходили познакомиться. С ним, кажется, действительно хотели быть, ему предлагали и отношения, и просто перспективу разделения постели на двоих, а то и на троих, но в самый решающий момент Крис отказывал, даже если перед этим соглашался, решая, что нельзя столько времени тратить на одного единственного человека, который замер в нерешимости и остановился на этапе свиданий.
Это выносило Крису мозг. Он был взрослым человеком, сформировавшейся личностью, имел потребности, выходившие уж точно за границы изредка случавшихся попыток подержаться за руки. Тристана даже не получалось поцеловать в щеку - он сбегал, стоило только попытаться сократить расстояние.
Крис говорил себе, что просто нужно подождать. Он напоминал про неопытность Тристана тогда, когда, находясь наедине с собой, злился и готов был начать от бессилия разбивать вещи. Как-то он не успел вовремя спохватиться и разбил любимую чашку, а потом от расстройства неправильно склеил с помощью заклинания. Никогда с ним не происходило подобного. Крис понимал, что постепенно идет ко дну с этим кораблем, не хотел с него сходить, даже когда действительно совершал очень убедительные попытки. Неопытность Тристана не могла пройти сама собой, нужно было что-то делать, раз было желание попробовать отношения, и порой появлялись мысли, что Тристана просто нужно зажать у стены, чтобы у него не было возможности дернуться и сбежать. На это не хватало решимости.
Когда Крис понял, что ведет его не просто интерес, а влюбленность, на неделю сбежал в Индонезию, пытался прийти в себя, но только начал помирать от жары и едва не утонул во время начавшихся муссонных дождей, сменил место дислокации на Канаду, торчал у озер и искал внутреннюю гармонию. Оказалось, что она была беспощадно потеряна, а канадские комары ничем не отличались от тех, что обитали в Евразии.
Тристану Крис ничего не сказал, лишь отговорился делами, выдумал тысячу и одну причину, почему пропадал почти четырнадцать дней, а сам пытался украдкой посматривать, чтобы понять, действительно ли исчезновение огорчило.
Он стал улавливать слишком много знаков. Крису казалось, что Тристан смотрит на него влюбленными глазами, казалось, что его хотят взять за руку, казалось, что того и гляди наконец-то поцелуют... но нет. Все заканчивалось одинаково: они шли на свидание, а потом прощались едва ли не с помощью рукопожатия.
В какой-то миг Крис, все же не сдержавшись, поцеловал Тристана в щеку. Они провели прекрасный вечер наедине, гуляли по настолько романтическим местам, что даже самый черствый сухарь бы не выдержал. И Тристан даже решил проводить Криса до дома, что было, видит Мерлин, великолепным решением, заставившим сердце биться чаще. Потом, конечно, ничего не последовало, кроме короткого "пока". Это было ожидаемо. Мириться с этим Крис не стал. Он поймал Тристана за руку, дернул на себя, собираясь поцеловать, но стушевался, прижался губами к щеке, проблеял "до завтра" и сбежал, а после весь вечер ел мороженое из огромного ведра и вопил о том, какой же он невероятный неудачник. Да таких даже свет не видывал! И ладно бы Тристан, но с ним самим что? Уже ведь полтинник, а ведет себя так, как девочка-подросток.
Слишком долго Крис себя не жалел - в этом не было смысла.
Они снова ходили на свидания, а в День Святого Валентина Крис подарил Тристану коробку конфет - пришлось забегать к нему на работу, потому что оказалось, что у авроров в этот день было слишком много важных дел. Или, может, это было просто отмазкой из-за зашкаливающей романтической атмосферы, захватившей, казалось, весь город. Крис старался не вдаваться в подробности, потому что боялся, что та правда, которая ему не понравится, может задеть слишком сильно. Он и так был на удивление не уверен в собственных силах.
К началу марта все снова стало казаться крайне печальным. Растения зацветали, птички пели, парочки обнимались на каждом углу, а их собственные отношения не сдвинулись с мертвой точки, и Крис вдруг явственно начал осознавать, что так оно и будет вообще всегда, не было шансов что-то изменить. Он пытался. Крис опять старался поцеловать, опять вернулся к почти агрессивному флирту, видел, что этим лишь пугает успокоившегося наконец-то Тристана, унывал, вздыхал и снова плыл по течению.
На воркование влюбленных, там и сям попадавшимся на пути, Крис едва ли не скрипел зубами.
Как так вышло, что вся его жизнь теперь вертелась вокруг любви? Да рассказать кому, то ведь и не поверят.
Крис опять плюнул на все и решил, что так дело не пойдет. Он даже так и сказал Тристану: хватит, нельзя больше стоять на одном месте, они не вечны и не молодеют, поэтому нужно наконец-то идти дальше, пусть и не вместе. И вот, сказал, тебе время, чтобы подумать, насколько тебе все нужно. И даже знаешь, где найти, когда наконец-то ответишь себе на все вопросы.
Ждал ли Крис, что Тристан прибежит в этот же вечер? О, он вообще-то надеялся, что его сразу же схватят за руку, жарко шепнут в губы, что решение уже давно принято, поцелуют, а дальше будут все те ощущения, которые описываются в бульварных женских романчиках. Как бы не так!
Тристан не появлялся, и Крис успел на него страшно обидеться, убедить всех своих друзей, что любви нет - или хотя бы она бессмысленна и беспощадна, - устроить несколько не щадящих печень пьянок, съесть килограммов пять мороженого и даже дважды горько порыдать в состоянии, когда алкоголя в крови было больше, чем эритроцитов.
Итак, ему дали понять, что больше ничего не будет.
Крису было больно, и он заявил сам себе, что даст Тристану неделю, а после просто соберет вещи и уедет куда-нибудь - например, во Францию. Лондон казался отвратительным, он был ужасен, мерзок, и оставаться в нем не хотелось.
В этот же вечер на пороге дома оказалась Мария - и откуда она только знала, где живет Крис? - и сообщила, что Тристан находится в Святом Мунго в тяжелом состоянии. Эта новость мигом выбила из колеи, заставила перестать распускать сопли, взять себя в руки и больше не устраивать страдания на ровном месте. Он попросил Марию держать его в курсе, хотя, конечно, порывался в ту же секунду побежать в палату Тристана, но его бы, разумеется, попросту не пустили. Разрешили это сделать только спустя два дня, и Крис, заручившись поддержкой единственного знакомого колдомедика, торчал у постели Тристана, показывал зубы всем тем, кто советовал ему идти домой и даже один раз почти устроил скандал в коридоре, но вовремя был пойман колдомедбратом, который дал ему большую кружку горячего шоколада, гладил по плечу и обещал, что все будет хорошо. На этой ноте Крис в очередной раз разрыдался, зато получил разрешение оставаться у постели Тристана столько, сколько захочет, долго шмыгал краснющим носом и кивал головой, обещал, что будет вести себя хорошо.

+1

3

После того импровизированного свидания в кафе Тристан очень серьезно задумался о своей жизни и дальнейших планах. До встречи Криса все было предельно ясно: у него была семья и работа и это единственное, что имело значение. Жизнь была проста и понятна: ты работаешь упорно и тебя замечают, тебя ценят и тебе дают деньги, ты молча делаешь вид, что слушаешь сестер, еженедельно переписываешься с родителями и получаешь иногда от них посылки. Однако с появлением в его жизни Криса, все встало с ног на голову. Маг ворвался в тред Дарквуда с озорным эгегей и остался там уже с более пошлыми звуками. И, по какой-то причине, аврору не удалось закрыться от Криса полностью, отодвинув его обратно за зону комфорта, где пылились друзья, отношения и планы завести собаку.
Крис всегда маячил где-то на периферии его зрения, заставляя все триггеры реагировать невероятно остро. В конце концов Тристан сдался, принял свою тяжелую судьбу и соглашался ходить с азиатом на "свидания". И кто бы мог подумать, Крис словно выходец из хаффлпаффа брал его измором, предполагая, что постоянные встречи доведут их отношения из точки "он мой знакомый" до точки "я не могу перестать думать о нем". И что самое забавное и удивительное, принцип "если долго мучиться, что нибудь получится" подействовал очень эффективно.
Тристан засыпал с мыслями о Крисе. Он видел сны, не самого детского содержания с ним в главной роли, просыпался в интересном положении и с именем Бэя на губах. А потом злился на себя настолько сильно, что эта злость даже иногда переходила на самого Криса. Пытался ограничить себя - не получилось. Пытался заставить Криса думать о нем плохо - не получилось. Тристан с каждым днем, с каждым их свиданием со страхом понимал, что все больше и больше падает в этот омут. Это пугало и это не приносило никакого удовольствия. Работа начала отходить на задний план и все, о чем думал Тристан было - а пригласит ли его Крис еще погулять?
Каждый раз, когда они встречались, Дарквуд все чаще хотел сделать шаг вперед. Хотел сжать его руку, хотел прикоснуться к его губам и прижать этого человека к себе. Эти иррациональные мысли сводили с ума, потому что мозгом Тристан понимал, что это все просто трата сил и времени, что Крису просто хочется секса. Но даже самый упрямый нимфоман не будет ходить за человеком шесть месяцев, чтоб просто с ним переспать.
К этой мысли, кстати, Тристан пришел не сам. Сестры, видимо понимая что с их братом происходит что-то не то, устроили групповую терапию с вином и мороженным, где каждая начала рассказывать свои восхитительные истории любви. Тристан, конечно же, молча поедал мороженное и периодически напоминал сестрам чем закончились все эти замечательные романы, чем явно злил и расстраивал девушек. Он понимал, что девчонки хотят помочь. Понимал, что ест чужое мороженное и ведет себя как полный ублюдок. Однако не мог позволить себе признать тот факт, что Крис ему действительно дорог и что он хочет с ним чего-то. Слишком странно у них это все происходило.
В итоге у сестер получилось донести до Тристана мысль, что с этими отношениями нужно что-то делать и как раз в тот день, когда Тристан решил для себя все, Крис вдруг пропал. Не было парня две недели, Шейла из Министерства ляпнула, что он возможно нашел себе кого-то и убежал с ним и Тристан в тот день впервые надрался сам. От кого-кого, но он их знакомой привет-ведьмы он такого не ожидал. Дарквуд снова закрылся в себе и когда Крис вернулся обратно в Лондон от желания открыть ему свои чувства не осталось и следа. Напротив, Тристан еще сильнее сунул их вглубь собственной души, логично рассудив, что если они еще даже не встречаются, а Тристан уже страдает, то что будет дальше?
Поэтому все его приготовления к восхитительному дню Святого Валентина полетели прямиком в мусорный бак. Подарок, письмо и коробка маггловских дорогущих конфет с кремом и кокосовой стружкой. Через несколько часов Тристан полез в мусорник за конфетами, закрылся у себя в комнате и очень агрессивно их ел, размышляя о том, что он стал слишком импульсивен.
В конце концов Крис поставил ему ультиматум, что выбило Тристана из колеи настолько, что на работе он был не полезнее чем книжный шкаф. От постоянных мыслей о Крисе, от непрерывных сомнений и страха за собственное сердце, у Дарквуда началась мигрень. Он страдал головной болью уже неделю как, не мог ни на чем сосредоточится и ходил настолько злой, что чуть не прибил Робардса стулом. При всех. Ни за что. В итоге на последнем задании он умудрился попасть под шальное проклятие, которое и привело к его импровизированному отпуску в больнице.
Насколько же сильным было его удивление, когда первого человека, которого он увидел очнувшись был Крис? Он даже сначала своим глазам не поверил. В первую очередь потому, что Крис был совсем не похож на себя. Не было всего этого блестящего гламура, не было стразов, вызывающего макияжа и тонны аксессуаров. Рядом с ним сидел уставший, осунувшийся маг. Обычный маг. Тристан пялился на парня несколько секунд, пока не очнулся от этого наваждения. Крису шло быть обычным. Однако и с боевой раскраской он был очень привлекательным.
Тристан, кстати, чувствовал себя нормально. Даже не скажешь, что заклинанием его оттолкнуло в стену и шандарахнуло так, что с крыши посыпался шифер на его бесчувственное тело. Он зашевелился, тихо закряхтел и сел, все не отрывая глаз от Криса.
Когда они встретились взглядом, сердце у Тристана пропустило несколько ударов, а потом болезненно защемило. Он вдруг понял насколько большим идиотом был. Насколько сильно он мучил парня своей тупостью. Нужно было либо оттолкнуть его окончательно, либо принять его чувства, а Тристан просто игрался в знаменитое мамино "як не з'їм, так понадкусую", не давая Крису двигаться дальше. Акцентировал его внимание на себе и не подпускал близко.
Идиот.
Красные, измученные глаза Криса, его пересохшие губы и слегка распухший нос показывали, что он тут был не один день и явно не в карты играл, расслабляясь. Маг, Тристан был в этом уверен, явно плакал и плакал не один час. А еще, учитывая то, что на диванчике были разложены чужие вещи и лежала подушка, Крис тут просто ночевал.
Ох, Мерлин.
Тристан не мог передать словами насколько ему жаль. Не мог передать словами насколько он себя сейчас презирал. Он не знал что нужно говорить сейчас. В голове, почему-то возникла сцена их первого свидания. Последний вопрос, который задавал парню аврор и его ответ. Тристан с силой закусил губу, набираясь решительности, поднял руку, с удивлением понимая, насколько ему тяжело двигаться сейчас, положил ее на затылок Криса и притянул его к себе, накрывая его губы своими, в первом адекватном и желанном поцелуе в своей жизни.
- Я так рад тебя видеть. - едва слышно прохрипел парень. Он прижался лбом ко лбу Криса, буквально на несколько секунд, просто чтоб перевести дыхание и снова поцеловал зельевара, уже более уверенно. Тристан очень надеялся, что это все еще то, чего Крис бы хотел.

+1

4

В слезах и соплях Крис был не единожды, но тогда - по-настоящему сильно и активно. Вообще-то он был тем еще плаксой по натуре своей, мог иногда расчувствоваться, но всегда это делал без посторонних. Ему не нравилось, что кто-то может подсмотреть и обвинить в слабости, но и, кажется, подобных случаев, сопоставимых с нынешней ситуацией, никогда не было.
Сейчас у него просто не оставалось выбора.
Крис вернулся в палату только тогда, когда в достаточной мере успокоился, взялся за книгу, открыл на странице, на которой остановился в прошлый раз.
Ему нравилось читать. Иногда Крис настолько проваливался в книги, что не замечал ничего вокруг, описанный мир вставал в его воображении яркими картинками, живыми и настоящими, от них порой захватывало дух. Он мог читать везде и при любых обстоятельствах, ставил книгу перед собой на стол, когда ел, относился к ним, вместе с тем, с трепетом, и если вдруг на страницы попадала какая-то случайная капля, очень сильно расстраивался, а иногда приходил в бешенство. Крис читал быстро, буквально заглатывал произведение за произведением, не делал разницы между жанрами. Иногда ему казалось, что если закинуть его в библиотеку, он не вылезет, пока не прочтет абсолютно все, что там имеется.
Вот уже второй день он не продвигался дальше одной страницы, и сейчас Крис в очередной раз перечитывал строки, толком не понимая, о чем в них говорится. Можно было бы решить, что он неожиданно отупел, но нет: мысли попросту были заняты совершенно другим, воображаемым мирам в них не было места.
Шевеление на кровати заставило Криса мигом поднять голову и бросить тщетные попытки почитать.
Ему не показалось. О чудо, ему не показалось, это не было игрой уставшего разума!
Тристан очнулся, пялился, а на лице его было написано какое-то сложное выражение. Оно оставалось таким же, когда он сел, и Крис отвечал на его взгляд, забыв, в общем-то, что полагается что-то говорить и как-то реагировать. Слова подобрать не получалось, хотя, казалось бы, чего сложного в "я рад, что ты очнулся"? Но нет же. Крис зачем-то вспомнил, что происходило между ними до этого. О, он лгал себе, когда заявлял, что ничего не будет иметь значения, самое главное, чтобы Тристан проснулся. Ему бы хотелось, чтобы вся ситуация резко наладилась, а сам Крис оказался понимающим и всепрощающим.
Такого не было.
Больше всего Крису сейчас хотелось натянуть на лицо улыбочку, сказать, что раз уж Тристан очнулся, тогда тут делать больше нечего, и уйти.
Хорошо, что он этого не сделал.
Пара мгновений - и Тристан притянул к себе, поцеловал, выдал вслух фразу, снова поцеловал. Крис был слишком ошеломлен, чтобы что-то говорить, часто моргал, понимал, что сейчас либо начнет смеяться, либо ругаться, либо вообще разревется, все никак не мог определиться, поэтому просто шмыгнул носом, пересел на кровать, обнял Тристана и уткнулся лицом ему в плечо. Так он просидел, наверное, с минуту, восстановил дыхание, а после смог отлипнуть и опять посмотреть в глаза.
- Если бы я знал, что ты очнешься, накрасился бы, - пошутил Крис.
Он нервничал, даже пальцы, которыми поглаживал Тристана по щеке, подрагивали, но это все было вполне объяснимо.
Крис никогда бы не подумал, что первый их поцелуй будет в больнице. Ему вообще не представлялось, что когда-то он будет настолько остро реагировать на простое действие, будто бы действительно был неопытным и неловким.
- Наверное, стоит позвать кого-нибудь, сказать, что ты пришел в себя.
Крис не сдвинулся с места: сидел рядом, водил рукой по щеке, убрал Тристану волосы со лба, пялился и вообще-то не очень понимал, каким образом докатился до такой жизни. Никуда идти он, конечно, не хотел, а вместо этого наоборот закрыл глаза и прижался лбом ко лбу.
Оказывается, все время до этого он был просто страшно напряжен, а теперь из него будто вынули все кости. Ну надо же.

+1

5

Палата слегка угнетала, если бы не Крис, который был как яркий цветок среди зимнего, мертвого поля, Дарквуд бы пожелал тут же собраться и уйти из больницы. Он дико ненавидел врачей, терпеть не мог запах больниц и даже когда болел то терпел до последнего, пока не получал дикий звездюлей от сестер. И даже в эти моменты он просто пользовался услугами Марии, напрочь отказывался ложиться в больницу и, иногда, устраивал истерики и грозился сбежать с палаты как только врачи отвернутся.
Тристан даже не понимал зачем его положили в больницу. Ну, в смысле, окей, да, ему слегка попало, он потерял сознание и получил неплохой такой ушиб, однако сейчас он чувствовал себя довольно таки неплохо и отдохнувшим. Он очень сильно сомневался, что был серьезно ранен, но не жаловался, потому что понимать, что Крис остался с ним в подобный момент было очень приятно и волнующе. Конечно же, он чувствовал себя виноватым, что заставил всех вокруг волноваться, однако, наверное, оно того стоило.
Крис пересел на кровать к нему, пружины напряженно скрипнули, продавившись только немного, Дарквуд закрыл глаза, вдыхая запах парня. Тот прижался к нему, ткнулся носом в плечо, приятно пощекотав шею своим дыханием и Трис, вдруг, осознал что он весь переполнен невероятным чувством нежности к Бэю. Маг позволил себе стать слабым и показать совершенно другую свою сторону, что было настолько милым и неожиданным, что словами было сложно передать.
Они сидели так примерно минуту, Тристан, обнимающий одной рукой зельевара за талию, и Крис, слегка подрагивающий в его руках. Когда Крис отстранился и они встретились взглядом, Дарквуд едва сдержался, чтоб снова его не поцеловать.
- Ты очень красивый сейчас. Тебе совсем не нужны тонны макияжа, чтоб выглядеть сногсшибательно. - Тихо заметил Тристан. Он любовался лицом парня еще несколько мгновений, затем мягко улыбнулся и снова накрыл его губы поцелуем. Ему словно дали волю и открыли доступ к тому, чего он так давно хотел и никак не мог иметь из-за своей же тупости и закрытости. Губы мага были необычайно мягкими, он был податливым как пластилин и Тристану сейчас как никогда до этого хотелось сжать этот пластилин, сделать его еще более мягким, подмять под себя.
- Нет, не нужно никого звать. - покачал головой парень. - Я ненавижу врачей, только сестре не говори.
Он лег обратно на койку, утянул за собой парня, буквально заставляя его лечь на себя. Ребра тут же отозвались нытьем и тупой болью, однако Тристан совершенно не обратил на это внимание. Аврор прижал парня ближе к себе, зарылся ладонью в его волосы, тяжело вздохнул и закрыл глаза. Стоило побыть пару дней в бессознательном состоянии, чтоб понять насколько сильно он дорожит Крисом. Ведь, если задуматься, он же всегда был рядом. Все эти шесть месяцев был в подвешенном состоянии, сто процентов страдал и мучился, но был. Переступал через себя, глотал обиду и желание сделать что-то, но был. А Тристан, как последний идиот, боялся чего-то и отталкивал.
Зачем? Почему? Кто его знает.
- Я хочу попросить прощения перед тобой. - Наконец произнес парень. - Я действовал как трус и идиот, и теперь мне стыдно, что я причинил тебе так много страданий.

+1

6

Это все было, пожалуй, неожиданно. Хоть Крис и надеялся, что в какой-то момент они перейдут с дошкольных ухаживаний хотя бы к уровню школьников, не верил до конца, что все происходит именно сейчас. Особенно странно было от мысли, что, оказывается, для более активных действий им обоим требовалось наконец-то узнать, что все может быть очень плохо. Крис, разумеется, тешил себя надеждой, что Тристан понял, насколько может быть плохо без того, кто за ним бегает и едва ли не заглядывает в рот, после их финального серьезного разговора. Может, даже тогда, когда в него летело проклятие, все неожиданно переосмыслил.
У самого Криса с переосмыслением было плохо. Казалось, в голову кто-то напихал вату, потому что вместо мыслей было нечто непонятное.
Мысленно обозвав себя плаксой, Крис фыркнул и дернул плечом. Он очень старался сделать грозный или хотя бы капризный вид, но это у него не получалось.
- И никогда это у меня не было тонны косметики, - проворчал он, но как-то беззлобно, отвечал сначала на взгляд, а потом - на поцелуй.
Ему тоже показалось, что Тристан наконец-то дорвался и теперь не может остановиться. Крис, конечно, не имел ничего против, даже превращал довольно невинные прикосновения губ в полноценные поцелуи, неспешные и вдумчивые, даже ласковые.
Они могли продолжать очень долго, особенно после того, как Тристан улегся.
Крис, вдруг подумавший, что он весит тонну, а одновременно является неудобным и костлявым, не знал, как бы так втянуть живот и на какую часть тела опереться, чтобы стать пушинкой, поэтому в какой-то момент просто смирился и осторожно перебрался Тристану под бок, положил голову ему на плечо и даже обнял за пояс. Надо было многое сказать, в первую очередь - что волноваться не о чем, он никуда не денется, останется рядом столько, сколько потребуется, но вместо этого Крис просто лежал, тихо дышал и изредка двигал большим пальцем, вроде как поглаживая бок.
Тишина умиротворяла.
Крис закрыл глаза, позволяя себе наконец-то расслабиться, и понял, что не только в последние дни был страшно напряжен, но и вовсе даже плохо спал. Пока что он не пытался выключиться, да и организм этому сопротивлялся, упорно заявляя, что ситуация слишком стрессовая.
- Что?
Слова Тристана действительно дошли не сразу. Крис посмотрел на него, задумчиво помолчал, а после этого улыбнулся и потерся носом об щеку.
- Плата будет соответствующая, не переживай, - отшутился Крис.
Ему не хотелось получать ложную надежду. Может, Тристан говорил это все под действием произошедшего, а затем возьмет и поменяет мнение. Или даже вообще сделает вид, что ничего не было. Крис собирался перестать делать первые шаги и посмотреть, что будет дальше, пусть и не был уверен, что сможет долгое время сидеть ровно и не дергаться. Ему действительно нравился Тристан, это была абсолютная и очевидная влюбленность, от которой было глупо отмахиваться.
И вот они лежали вдвоем в больничной палате, делили одну койку на двоих, а перед этим поцеловались. Можно было бы забыть, что до того были целые полгода бесконечного забега, но Крис все же был мстительным, вредным и злопамятным.
- В следующий раз просто больше не заставляй меня так долго ждать. Полгода - это все же ужасно долгий срок, я бы предпочел, чтобы события двигались немного быстрее. И теперь твоя очередь звать меня на свидания и говорить комплименты, может, тогда я окончательно забуду, каким ты был идиотом.
Крис еле заставил себя заткнуться и прикусить язык.
Ему хотелось признаться в чувствах, но это было бы слишком поспешно, да и ставить себя в слабую позицию не хотелось. Достаточно того, что его увидели без макияжа, что он сидел здесь, в палате, несколько дней, а перед пробуждением Тристана вообще рыдал у колдомедбрата на плече. О последнем вообще нельзя было ни в коем случае рассказывать, уж больно это казалось неправильным и не состыковывалось с тщательно продуманным образом.

+1

7

- Плата, да? - Тристан задумчиво замычал, продолжая поглаживать парня по спине. Перед аврором сейчас стоял выбор, продолжить лежать вот так на койке или же, все таки отдать свой долг прямо сейчас. С одной стороны было очень круто и приятно вот так проводить время, Трис не помнил, когда он в последний раз чувствовал себя настолько умиротворенно, с другой стороны, вся эта умиротворенность разбавлялась тем, что они находились в больнице. Это даже не ложка дегтя в бочке меда, а совсем наоборот. Крис, пусть был и очень приятной ложкой меда, но был всего лишь одной ложкой. - Как насчет того, чтоб я отдал долг прямо сейчас?
Он неловко крякнул, высвобождая руку из под Криса, не удержался и снова притянул его к себе, поцеловал. Ладонь с щеки мага опустилась на шею, Трис погладил его кожу большим пальцем, шумно выдохнул носом, вдруг навалившись сверху парня. Тонкое, белое одеяло слетело на пол, но это меньшее, что волновало сейчас аврора. Он неумело углубил поцелуй, оперся локтями по обе стороны от головы Криса, все еще держа себя на весу, прижался к нему всем телом. Через несколько секунд подобной позы и этого поцелуя, он вдруг смущенно отстранился, сел спиной к магу, свесив ноги с кровати и прокашлялся. Голова тут же закружилась, то ли от того, что кровь отлила от мозга вниз, то ли от резкой смены позиции.
- Давай сбежим! - Вдруг произнес парень, поднимаясь. Ноги были ватными, но Тристан даже не пошатнулся. Он старался не обращать внимание на то, что из одежды на нем только нижнее белье, нашел свои вещи, аккуратно сложенные на стуле поодаль. Наверное сестра принесла. - Я ненавижу больницы и не хочу тут оставаться, к тому же я чувствую себя довольно неплохо, поэтому не вижу смысла тут дальше быть.
Он зашлепал голыми пятками к стулу, смешно поднимая ноги, потому что пол был холодным, несколько минут потратил на то, чтоб натянуть на себя одежду и повернулся обратно к Крису.
- Или ты предпочитаешь остаться тут? - Слова эти он сказал уже застегивая последнюю пуговицу своей рубашки. Тристан бы дождался ответа мага, но слышать его не хотелось, потому что он подозревал, что взволнованный ситуацией Бэй может легко запротестовать, воззвать к благоразумности и посоветовать остаться в койке еще на пару дней, пока Дарквуда не выпишут врачи, поэтому Тристан схватил его за руку и стянул с постели, притянул ближе к себе, снова накрыл его губы в мягком, однако коротком поцелуе и трансгрессировал их из больницы.
Сестра будет в ярости, однако это волновало Дарквуда меньше всего. Он бы хотел аппарировать и в какое-то кафе, чтоб пообедать вдвоем, однако Тристан был без кошелька, а Крис без макияжа и аврор логично посудил, что без своей боевой раскраски маг не хотел бы находиться в публичном месте. Поэтому парень перенес их прямо в квартиру Бэя. Одного Тристан не учел - он все еще был немного обессиленным, так что после аппарации он упал на одно колено и уткнулся лбом в бедро Криса, ощущая, что если бы в нем была хоть крупица еды, то он бы вырвал прямо на лакированный пол.
- Мерлин... прости. - прохрипел Тристан, садясь на пол полностью. - я немного не рассчитал силы.
Тем не менее, аврор чувствовал гордость за себя, он редко вел себя так импульсивно и необдуманно и ощущение некого адреналина добавляло ему энергии.

Отредактировано Tristan Darkwood (2018-03-26 08:13:27)

+1

8

К такому Криса жизнь не готовила.
Иногда бывает так, что мельчайшего землетрясения достаточно для того, что спящий, казалось бы, вулкан начал активничать. Тогда начинается все: и пепел до небес, и страшный гул, будто эти самые небеса падают, и извержение лавы, а в итоге ближайшие селения умирают, не имея шансов на выживание.
Вот и сейчас у самого Криса не было шансов, потому что Тристан, недавно валявшийся едва ли не полумертвым, решил закрыть пятилетку за три года. По всей видимости, шесть предыдущих месяцев он раскачивался и размышлял, как быть и что сделать, теперь наконец-то пришел к абсолютно однозначному выводу и осознал, с какой стороны стоит подходить к другому мужику.
Крис полуодобрительно замычал, напрочь позабыв о том, что они лежат на довольно узкой больничной кровати, что они сюда прибыли не на отдых, да и вообще Тристана не стоило слишком сильно тревожить. Когда эта мыслишка все-таки посетила разум, Крис, конечно, попытался сопротивляться и отползти, но это было не особенно реально: в его макушку мигом уперлась спинка.
Кажется, все же в одном из них возобладал здравый смысл. Крис машинально потянулся, чтобы продолжить прерванный поцелуй, остановил себя и тоже сел, прочертив головой по металлу.
- Я не... что?
По всей видимости, говорить про разумные решения было слишком рано. Крис открыл и закрыл рот, нахмурился и действительно собрался начать выговаривать быстро одевавшемуся Тристану, что так дела не делаются. Проблема была даже не в Марии, хотя и в ней тоже, и не в том, что всякий в больнице решит, что это именно он похитил Тристана для собственных грязных нужд, притом еще и бессознательного. У Криса и без того была не самая лучшая репутация, а сейчас, когда он утаскивал пострадавшего аврора, которого ему и так с больгим трудом доверили... ох, быть беде.
Он уже видел, как все дамы семьи Дарквуд приходят в его дом и, будто фурии, набрасываются прямо с порога.
- Тристан, это неправильно. Ты еще слишком сильно слаб, тебе полагается постельный режим, и я рад, конечно, что ты выбираешь делить эту самую постель со мной, но тебе не пять и даже не пятнадцать, чтобы сбегать из больницы, - занудно начал Крис. Он действительно отчитывал Тристана, будто был строгим и серьезным родителем, едва ли пальцем не грозил. - Это безответственно. Ты аврор, ты должен заботиться о собственных жизни и самочувствии.
Тристан, вбивший себе в голову правильную последовательность действий, не слушал - казалось, только активней начал собираться, а потом и вовсе подошел ближе и заставил перестать скороговоркой выдавать вполне благоразумные вещи. Крис не очень понимал, что мог противопоставить поцелую, да ему и не хотелось. Вот только к аппарации он был немного не готов.
Оказалось, что Тристан тоже.
На какие-то считанные секунды показалось, что все плохо, что перемещение повлияло на неокрепший организм так, что теперь им придется еще неизвестно сколько времени разгребать последствия.
- Простить? Тристан, видит Моргана, ты все же идиот! - Крис не успел вовремя прикусить язык и заменить Моргану на Мерлина, как это полагалось в любом приличном обществе. Он сердился, что не было удивительным, предпочитал, чтобы перед ним не падали на одно колено, а если бы это и делали, то одновременно с предложением руки и сердца. - Больше никакого геройства. Вставай, обопрись на меня.
Крис помог Тристану подняться, перехватил его за пояс, чтобы не было больше попыток рухнуть. Большую часть сил приходилось прилагать к тому, чтобы не ворчать.
Они дошли до спальни без приключений. Там Крис усадил Тристана на кровать, погладил его по голове, а после полез в гардеробную. Магией он отодвинул в стороны висевшую рядами одежду, уставился на появившиеся флаконы с зельями, достал нужное и вернулся к кровати.
- Пей, герой. Это поможет тебе восстановить силы.
Крис был уверен, что зелье не навредит. В больнице он не только рыдал, пялился на бессонзнательного Тристана и смотрел в книгу, но еще и узнал, что применяется для лечения. Ему было достаточно услышать название зелья, чтобы мысленно разложить его по ингредиентам и подобрать то, которое не войдет с ним в конфликт в случае применения. Сейчас единственное, что могло грозить Тристану после выпитого - это легкое головокружение в течение пяти минут. Ерунда, если брать в расчет то, что он и без того на ногах плохо стоял.

+1

9

Тристан крайне редко поступал необдуманно и импульсивно. Годы на курсах авроров в Америке научили парня, что чтобы выжить, нужно продумывать свои действия наперед, готовиться к ним и тщательно анализировать каждый свой шаг. Жизнь аврора не была легкой прогулкой по маковому полю, поэтому эти навыки Тристан активно применял и в гражданской жизни. Конечно, если подумать, сейчас он понимал, что как раз эта излишняя осторожность и скрытность, постоянный анализ и самокопание и привели к тому, что он на протяжении своих двадцати трех лет был законченным нецелованым девственником без возможности или же желания заводить отношения. Крис, словно, пробудил в нем что-то, что одновременно пугало и придавало уверенности. Тристан сейчас вел себя совсем не как взрослый, рациональный человек и, если завтра он вполне может пожалеть о своих импульсивных действиях, то сейчас он ими наслаждался. Парень давно не чувствовал себя настолько живым как сейчас. И за это нужно было поблагодарить Криса Бэя.
Он обязательно сделает это потом. Тристан даже не слушал ворчание и наставления парня, тут же включилась защитная реакция, которая была выработана благодаря жизни с шестью сестрами. Если бы Дарквуд слушал каждое слово, что произнесет ему та или иная сестра, он бы торчал в Мунго всю жизнь - просто сойдя с ума. Крис был очень похож на смесь всех его сестер одновременно, поэтому подсознательно пропускал половину его слов мимо ушей, а вторую половину фильтровал, вылавливая только нужную информацию.
- Моргана? - Тристан склонил голову, внимательно смотря на парня. Тут же появилось ощущение, что Крис от него что-то скрывает. Хотя, куда там, это было не просто ощущение, Тристан знал на сто процентов, что Крис от него что-то скрывает. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, они все таки не были связаны никакими отношениями. Хотя, конечно, Дарквуд уже и сам много знал об этом парне. Например то, что у Криса в венах течет вампирская кровь. Он был не полноценным вампиром и даже не полукровка, в бумагах было указано, что Крис на одну четвертую вампир. Или же, что имя у Бэя не настоящее, вполне возможно, что перед ним стоял давно потерянный китайский маг Мин Ву, хотя доказательства этому у Тристана были только косвенные. А еще, Крис все таки был связан с темными магами, однако ничего криминального не совершал. По крайней мере не такого криминального, за что его можно было бы посадить в Азкабан. В конце концов торговля зельями была вполне законным бизнесом. Если не вдаваться в подробности о составе и цели данного зелья. Наверное, все эти секреты, которые Крис держал в себе и немного отталкивали Тристана и заставляли его закрывать в себе все чувства к мужчине. Все могло быть.
Тристан покрутил зелье в руках, пожал плечами и выпил. Поморщился, выдохнул видимое голубое облачко ледяного дыма и тряхнул головой. Его внутренности словно заморозили и обожгли одновременно, однако вскоре после принятия зелья, аврор заметил как силы возвращаются к нему.
- Ого, оно вообще законное? - шутливо поинтересовался парень. Самым главным плюсом зелья, по скромному мнению Дарквуда было то, что после опустошения бутылочки его дыхание стало намного более свежим чем было. Наверное Крису было не очень приятно целовать парня, который несколько дней не чистил зубы из-за своего состояния.
Крис выглядел уставшим и обессиленным, аврору подумалось, что маг, наверное, не спал нормально с тех пор, как Трис попал в больницу. Он силой воли заставил себя отложить свои желания насчет Бэя и похлопал по кровати рядом с собой.
- тебе нужно поспать, Крис. - мягко произнес он, улыбнувшись. - Ты бледный словно... на одну четвертую вампир.

+1

10

Крис никак не отреагировал на то, что Тристан повторил упоминание Морганы. Сейчас были проблемы посерьезней!
Хотя, конечно, раз их отношения неожиданно шагнули вперед и раз они оба друг о друге уже многое знали, можно было начать поднимать завесу тайны и сообщать о некоторых особенностях. Например, стоило точно посвятить свое партнера в то, каким образом происходит заработок денег. У них мог случиться конфликт взглядов на правильность подобных действий, потому что сообщить аврору, что ты занимаешься темной магией - это не очень-то умно. А если Тристана когда-то будут проверять сывороткой правды? Что тогда? Он ведь может обо всем разболтать. Но, конечно, то, что Крис приличную часть времени проводил в Лютном переулке, говорило о многом.
Он, словно строгая мамочка, проследил, чтобы зелье было выпито до последней капли, забрал флакон и отправил его в раковину.
- Законное, конечно. И абсолютно точно тебе не навредит. Что у тебя вообще за мнение такое обо мне, ты думаешь, что я занимаюсь только незаконной деятельностью, что ли?
Крис мог бы надуться, но не стал этого делать.
Целоваться он тоже не полез, потому что прекрасно знал, насколько сильно его затошнит от зелья: особенности организма давали о себе знать не в самые удачные моменты жизни, с этом приходилось как-то мириться. Впрочем, у Криса имелось все и под себя тоже, а зелье, которое он дал Тристану, придется варить заново, потому что оно было сделано на продажу. Но ничего, даже если слетят деньги - это не так страшно, как если бы у него в квартире валялось бессознательное тело одного самого настоящего идиота. Милого, конечно, просто до ужаса, и все же.
Некоторое время Крис постоял, строго глядя на Тристана. Он быстро сдался: выражение лица смягчилось, с губ сорвался усталый вздох, и Крис сел на кровать. Ему до конца не верилось в происходящее, поэтому прикосновение к бедру было очень осторожным. Крис будто бы проверял, настоящий ли человек рядом с ним или нет.
Зато дальше было интересно. Крис довольно хмыкнул - все-таки аврорат в этой стране работал неплохо. Или это сам Тристан решил полюбопытствовать и нарыть в свободное время все, что только было можно? Это было лестно, хоть Крис и предпочел бы рассказывать о себе все самостоятельно.
- Даже та-а-ак? - протянул он. - А если я сейчас тебя укушу?
Лично для Криса смысла кусаться не было. В теории, он мог пить кровь, но предпочитал этого не делать, потому что вкус ему совершенно не нравился. Зато поиграть в сурового и кровожадного вампира было можно, поэтому Крис даже укусил Тристана в шею, не сильно сдавив кожу зубами. У него не было ни клыков, ничего. Так себе вампир, что ни говори. Зато после этого можно было прижаться губами к месту укуса и на том успокоиться.
Крису было любопытно. Он улегся на Тристана, сложил руки у него на груди и поставил на них подбородок, прищурился.
- Что ты еще обо мне знаешь? Не поделишься? Я не буду спрашивать, по каким каналам связи ты доставал информацию и почему не спросил лично у меня, но теперь мне интересно, что еще, кроме моего происхождения, для тебя не секрет.
Как и всякий темный волшебник, Крис просто ненавидел раскрывать какие-то свои секреты, а внезапно всплывавшие факты вообще заставляли его чувствовать некоторую паранойю.

+1

11

На самом деле многого Тристан о своем партнере не раскопал. Он даже и не пытался узнать все. Но и то, что Трис узнал можно было охарактеризовать как информацию в стиле "лучше не заносить это в резюме при устройстве в Министерство Магии". Тристан быстро понял, что не хочет знать ничего про Криса, только если тот не решит рассказать о себе все сам. Поэтому он ждал, когда вместо претензий о черствости и нежелании заводить отношения, Крис вдруг решит поговорить с ним серьезно и откроет свое прошлое. Этого не происходило, они снова начали отдаляться друг от друга и сейчас Тристан вовсе не хотел повторения прошлых месяцев, поэтому и тонко намекнул.
Крис не выглядел удивленным, впрочем, Тристан не планировал удивлять парня своими познаниями, просто хотел наконец поговорить и расставить все точки над ё. Напротив, Бэй отреагировал очень даже спокойно и положительно, игриво куснув парня за шею, реакция, правда, у аврора была своеобразной. Он издал полу-вздох полу-стон, вздрагивая и напрягаясь от прикосновения белоснежных зубов. Не из-за страха, что Крис вдруг прокусит его артерию и будет пить темную, красную кровь пока не насытиться, а от того, что легкая боль эхом отозвалась щемлением в груди и легкой тяжестью в области паха. Приехали, возбуждаться от поцелуев. Мягкие губы Криса совершенно не помогли ситуации, только раззадорив Тристана. Парень закрыл глаза и посчитал до пяти, шумно выдохнул, немного успокоился, серьезным взглядом посмотрел на Криса. Ну вот зачем он провоцирует?
Они легли и Крис уже без ущемлений совести и попыток примоститься рядом, улегся прямо на парня, вызывая у последнего мягкую и снисходительную улыбку. Кажется, они оба потихоньку позволяли себе расслабиться. Тристан больше не нервничал без причины, а Крис не вел себя как флиртующая самка кошки в середине весны. Крис был уютным и домашним и его хотелось прижимать к себе, что аврор собственно и сделал. Одну руку он положил себе под голову, подпирая затылок, вторую руку - на спину Криса, начав поглаживать его тонкий стан.
- Я не копал под тебя, если ты об этом. - произнес брюнет. - И не спрашивал только потому, что хотел, чтоб ты сам решил все рассказать. Так что я знаю только о том, что ты в родстве с вампирами. И о том, что твой трудовой стаж не самый светлый. Но мне плевать, если честно. Плевать кто у тебя в роду, плевать сколько сомнительных зелий ты продал. Как аврору, конечно, на последнее не плевать, но ты не сделал ничего плохого в Англии, поэтому я не думаю об этом.
Он пожал плечами, справедливо предполагая, что ничего страшного не произошло. Внутренний аврор сейчас очень сильно возмутился и начал читать лекцию о том, что нет хороших темных магов, справедливо замечая, что из Криса и темный маг был слишком романтичный и мягкий, но все равно!
Тристан пальцами поддел подбородок парня, всматриваясь в его лицо, в конце концов не удержался и снова коснулся своими губами его губ.
- вообще, если хочешь... можешь рассказать мне о себе больше. Если ты мне доверяешь. - Когда Тристан снова взглянул в глаза парня, то заметил, что цвет глаз и сама форма очень сильно изменилась. Аврор удивленно поднял брови, не дернувшись даже. - Твои глаза...

+1

12

Реакция была невероятной. Если бы Крис знал, что оно у Тристана работает вот так, уже давно бы совершал вероломные нападения или хотя бы раздражал кожу дыханием, травинками, хоть чем-то таким. Конечно, вряд ли получилось бы достичь подобного прекрасного эффекта, но попытаться-то стоило. Ему понравился стон, да и напряжение всего тела было слишком очевидным.
Но, конечно, долго так развлекаться было нельзя. Крис собирался обязательно продолжить утром, без вариантов. Ему хотелось получить все то, что не додавали до этого, но подождать несколько часов стоило.
За ночь Тристан должен был восстановиться после зелья, начать чувствовать себя лучше, а сам Крис - отоспаться.
Пока что было время беседы, чем-то напоминавшей светскую.
Тристан говорил, а Крис, слушая его, улыбался и думал, врут ему или не очень. Он не обладал способностью читать мысли, плохо разбирался в выражении лиц, потому что зачастую был сконцентрирован на себе. Ему хотелось знать, насколько много известно Тристану, понять, что можно ему рассказать, а что лучше придержать при себе. Обычно такого вопроса не стояло: любую информацию не стоило предоставлять ни единой живой душе. Доверять не получалось никому. Крис, конечно, особо не пытался; он не был параноиком, просто предпочитал держать все при себе, прятать как можно глубже, чтобы не оставить ни одного незащищенного места.
И сейчас предстояло решить, с какой стороны стоит снять броню.
Случай решил раньше.
Поцелуй не был кстати: зелье, нормально действовавшее на людей, обладало крайне неприятным эффектом, если в твоих жилах течет вампирская кровь. Крис, которому не посчастливилось быть как раз в числе вампирской братии, не мог ощутить всю ту боль, которую познал бы иной вампир. Зелье вызывало мгновенную рвоту - длительную, ужасную просто, настолько, что хотелось бы уползти в темный угол и тихонько в нем помереть. Крису же попросту стало немного дурно, он сглотнул, поморщился, осознавая при этом, что не чоень-то красиво корчить подобные рожи после поцелуя. Ничего выдать вслух он не успел.
Тристан сказал про глаза, Крис пару мгновений не понимал, в чем дело, а после резко сорвался с кровати и метнулся к стоявшему у дальней стены туалетному столику.
Глаза были желтыми, зрачок стал вертикальным.
- Проклятье... - пробормотал Крис.
Он достал из выдвижного ящика линзы, вплотную приблизил лицо к зеркалу, но замер, вздохнул и опустил голову. Стоило сначала все объяснить.
- Много лет назад я решил, что мне хотелось бы избавиться от всего того, что мне дает вампирская кровь. Как ты, возможно, понял, толку от нее мало: благодаря ей я хорошо выгляжу, на этом плюсы заканчиваются. Я не могу находиться под полуденным солнцем, например, меньше всего мне хотелось бы сгореть. Пару раз я получал страшные ожоги, врагу не пожелаешь. К зельям у меня невероятный талант, я долгое время готовил нейтрализующее снадобье. В идеале, конечно, мне хотелось стать самым обыкновенным волшебником. Тогда мне казалось, что я всесильный и способный если не на все, то на многое. Долгое время разрабатывал формулу зелья, долго его готовил, был уверен, что ошибки быть не может... Сам понимаешь, что зелья против твоей собственной натуры нет. Даже аконитовой просто временно усмиряет волчью сущность в оборотнях, не более того. Я поплатился за это, и теперь о моей наивности напоминают кошачьи глаза. Мне хотелось стать незаметным, а получилось так, что я обзавелся явной отличительной чертой. Каждый раз ношу линзы, потому что быть темным волшебником и слишком выделяться - это, знаешь ли, не особое удовольствие.
Крис вздохнул, посмотрел через зеркало на Тристана и пожал плечами.

+1

13

И дураку понятно было, что Крис был сложной натурой. У него явно были свои черти в омуте, тараканы в голове и несколько скелетов в шкафу. Хотя, ладно, может быть скелетов в шкафу не было, но только потому, что они занимают много места, которое можно использовать для складирования одежды. Бэй создавал впечатление человека, который видел в своей жизни слишком много, чтоб относиться ко всему серьезно. Именно это отличало его от Тристана, который, в силу своей неопытности, относился к миру с подозрением, ожидая, что из какой-то подворотни выпрыгнет на него что-то и тут же съест. Возможно, Крис в своей жизни видел столько дерьма, что теперь не обращает на это внимание.
Тристан же, даже со всей своей подозрительностью и циничностью был простым как пробка. У парня были желания и приоритеты и он делал все, что мог, пытаясь воплотить все в жизнь. Слишком честный, чтоб добиваться всего обходными путями, слишком добрый, чтоб идти по головам.
Поцелуи нравились аврору, ему нравилось ощущать сопротивление мягких губ, теплое дыхание и влажность языка партнера. Сейчас, имея возможность целовать Криса, аврор даже не понимал почему раньше сторонился этого всего. Нет, конечно, он понимал, что боялся быть рано или поздно брошенным и отвергнутым, как его сестры, однако сейчас он начинал понимать, почему, несмотря на все страдания и слезы, они пытались найти человека, с которым можно вот так лежать на кровати и целоваться. Просто потому что хотелось. Однако же реакция Криса на последний поцелуй удивила аврора. Тристан не льстил себе и знал, что до искустного мастера поцелуев ему так же далеко как, как говорила его мама, до Киева рачки. Однако он не думал, что все будет настолько плохо. Тристан тут же обвинил себя в излишней напористости при отсутствии умения и опыта в поцелуях, захотел собраться и вернуться обратно в больницу, потому что стыд за собственную смелость и напористость накатила так резко, что заложило уши.
Он сел на кровати, буквально буравя взглядом спину Криса, который в мгновение ока оказался у туалетного столика. Тристан внимательно наблюдал за движениями мага, смотрел как тот достает футляр с линзами, слушал и его рассказ и понимал, что не один только Тристан все пол года заморачивался по поводу мыслей окружающих людей.
- Хэй... - Он неловко слез с кровати, издав довольно забавный крякающий звук, тут же принял вид гордого волка, а не забавного мопса и подошел к вампиру, с улыбкой смотря на его лицо в отражении. Глаза были безумно красивыми. Завораживали и заставляли задержать дыхание. Золотые, с верикальным зрачком, Крис выглядел безумно красиво с необычно. Тристан постоял немного рядом, сравнивая их и оценивая как пару: высокий, широкоплечий аврор и компактный, но подтянутый темный маг-вампир-кот-зельевар-азиат-и-просто-красивый-парень-на-селе. Интересная пара. Дарквуд обнял со спины Криса и положил ему на плечо подбородок, встречаясь взглядом с отражением. - Ты безумно красивый. Именно с этими глазами, даже без макияжа, в обычной одежде. Красивый, добрый и забавный. Восхитительно готовишь еду и зелья и мои сестры тебя обожают. Наверное даже больше чем меня. К тому же, незаметным? Ты? Мне кажется у тебя косметики больше чем у Селестины Уорлок. Что не значит, что это плохо!
Тристан сделал несколько шагов назад, утягивая парней обратно на кровать, стоять, если честно, было сложновато, учитывая то, что у Тристана кружилась голова. Он уселся обратно на кровать, не отпуская Криса, тем самым заставляя его сесть себе на коленки, вдруг вспомнил о выражении лица, которое делал вампир перед тем как сорваться с кровати и нахмурился.
- Тот поцелуй... я сделал что-то не так?

+1

14

Крис банально стеснялся. Уже очень давно он никому не показывал своих настоящих глаз, прятался за линзами и чувствовал себя при этом комфортно. Да что там, ему в голову не приходило даже выйти на улицу без макияж, потому что он чувствовал себя по-настоящему голым. Проще было раздеться перед кем бы то ни было и станцевать нагишом, но при этом все-таки быть уверенным в том, что брови подкрашены, а тон лица ровный, да еще и без жирного блеска. И глаза обязательно надо было подвести, иначе они терялись. И блесток побольше добавить.
У Криса были предпочтения и пожелания относительно своей внешности, за долгие годы он научился выглядеть так, чтобы это полностью соответствовало его собственному вкусу и представлению о прекрасном. Он представлял себя именно таким, каким красился, признавал лаза настолько темные, что они казались черными, носил множество украшений и вычурную одежду, едва ли не кричавшую о том, что ему нужно как можно больше внимания.
И теперь больше внимания заслуживали ни его идеальные стрелки, а желтые глаза с вертикальным зрачком.
Себе из прошлого можно было смело отвесить звонкую затрещину: добился, сукин сын, того, чего не просили.
- Тристан, - Крис вздохнул, не двигаясь и тоже глядя на их отражение. Смотрелись они неплохо, даже более чем, - я в таком виде даже не болею. Твоя больница застала меня врасплох, конечно, я брал с собой косметичку, но перед тем, как ты проснулся, у меня не было времени привести себя в порядок. И быть незаметным - это не иметь особые приметы, балда. Накрашенных волшебников полно, а вот тех, у кого есть такие глаза, как у меня, - нет. И врагов у меня, уж поверь, достаточно, чтобы пытаться свести встречи с ними до минимума.
Он не был согласен с Тристаном и считал, что его явно ведет неожиданно проснувшаяся влюбленность. Конечно, сколько времени бедняжка оставался один и не чувствовал чужого тепла, а теперь ему это самое тепло впихнули практически насильно, не дали отбиться и все, без шансов на спасение. Вот и нравилось ему, несчастному, абсолютно все, что он видел.
А Крис ведь даже вставал бы пораньше, чтобы навести марафет. И был ли теперь в этом смысл?
Он позволил отвести себя к кровати, сел на колени, глядя на Тристана почти с осуждением, но все равно при этом поглаживая его по плечу. Правда, эти упаднические настроения быстро прошли после заданного вопроса, а Крису вдруг стало очень совестно. Он поджал губы, негромко замычал, вздохнул и покачал головой.
- Не так сделал я. Тебе нужно было дать запить зелье, а я об этом не подумал, слишком был увлечен тем, что злился на тебя. Твой необдуманный поступок все выбил из моей головы. Это зелье вызывает у меня тошноту, оно не подходит для вампиров, зато на людей оказывает укрепляющий эффект. Не обещаю, что утром ты будешь как новенький, но точно перестанешь шататься. Но ты об этом ничего не знал, тут, в конце концов, я мастер зелий, а не ты.
Крис призвал из кухни графин с апельсиновым соком, открыл крышку, понюхал. Кажется, он был свежим. После этого пришлось еще призвать стакан, наливать его до краев и протягивать Тристану.
- Вот, выпей, а потом можем целоваться столько, сколько тебе захочется. Или же поговорить, если у тебя остались вопросы обо мне. Чтобы потом не было, ммм, неприятных неожиданностей.
На самом деле, Крис немного опасался, что когда Тристан узнает про его возраст, мигом сбежит с воплями, что не страдает геронтофилией, а как аккуратней подойти к вопросу, придумать не получалось. Хоть начинай издалека и рассказывай лекцию про вампиров, а потом медленно подходи к сути.

+1

15

Крис возражал и не соглашался с тем, что он и без косметики красивый, а Тристан мог только пожимать плечами и не спорить. Если ему нравится быть таким - пусть будет, Дарквуду было вовсе не принципиально. Конечно, у него были свои представления о красоте, но раньше он задумывался только о том, какие бы ему нравились девушки. В итоге Тристан понял для себя, что ему все таки нравятся брюнетки, не очень вызывающие, добрые и любящие животных. Его типаж девушки был простым как, собственно, сам Тристан. Насчет парней, тут уже было сложнее, Тристан раньше не задумывался и не рассматривал парней как возможных жизненных партнеров и сейчас решил быстро перебрать в памяти всех мужчин, которых он знал. Из всех своих знакомых, самым привлекательным, помимо Криса, конечно же, был Поттер старший. Он не только был хорош собой, но еще и был веселым, справедливым и настоящим профессионалом своего дела. И у Криса с Гарри было много общего, если задуматься. Но Тристан никогда не рассматривал Поттера с точки зрения романтического объекта, больше как наставника. Крис - совсем другое дело.
- Если тебе комфортно с макияжем, я протестовать не буду. Мне нравится твой любой образ, но, я не хочу, чтоб ты парился о своем внешнем виде рядом со мной. - Тристан склонил голову. - Мне нравится уютная версия тебя, без линз, без макияжа. Если понадобиться, я могу даже показать тебе храм Айрис, если помнишь сестра, которая младше меня на пару лет, у нее косметики больше чем блох на оборотне.
Однако же следующие слова мага немного взволновали Тристана, заставив его стать немного серьезнее.
- Враги? - Тристан слегка напрягся. Конечно, он не ожидал, что у темного мага не будет врагов, а его действия будут заключаться в дойке единорогов и кормежке бездомных, но только сейчас аврор начинал понимать, что причины быть скрытным у Криса довольно весомые. Захотелось тут же раскопать все о врагах зельевара и посадить каждого на несколько пожизненных сроков в Азкабан. - Я не позволю, чтоб с тобой что-то случилось.
Последнее он произнес очень тихо, практически панически боясь, что Крис рассмеется на его слова. Еще с первой встречи, Тристан видел, что зельевар не видел в нем опытного и сильного мага и не очень верил в способности Тристана. Это было обидно, но справедливо. С другой стороны, Крис не видел как Тристан ведет себя во время боя, но рассказывать Дарквуд об этом всем не стал. Вряд ли Бэй поверит, что Тристан один из лучших дуэлянтов, после того, как несколько дней провел у его койки в больнице.
- Не волнуйся, твое зелье точно действует. Я чувствую, что мне становится намного лучше. И почему, с такими способностями, ты не работаешь в больнице? - Тристан принял стакан, в три глотка осушил его и поставил на прикроватную тумбочку, снова обнимая Криса так, как будто тот мог сбежать или исчезнуть как наваждение. - Я хочу знать все, что ты готов мне рассказать. Если задуматься, я очень мало знаю о тебе.
Он потерся носом о шею мага, пока что не спеша снова приставать к нему с поцелуями. Вдруг сок не поможет и Крису снова будет плохо? Тристан мог потерпеть.
- Если тебя это смущает, я могу тоже о себе рассказать что-то. - Парень замолчал, задумавшись. - Два месяца назад мне исполнилось двадцать три года. Ты первый человек, с которым я адекватно целовался, как ты можешь понять, у меня никогда не было физической близости. У меня аллергия на перьевые подушки и арахис, и, судя по тому, что после пробуждения мой нос чесался, в больнице были перьевые подушки.
Тристан пытался вспомнить все постыдные факты о себе, возможно так Крису будет проще ему открыться? Он не знал, тонкости взаимодействий с людьми были очень поверхностными для аврора.
- А еще я боюсь коров...

+1

16

Тристан был ужасно милым. Он на все соглашался, казался очень покладистым, а еще явно старался быть хорошим, будто опасался, что одно неверное движение может вызвать бурю. Крис слушал его, непроизвольно начинал улыбаться и даже в какой-то момент, не сдержавшись, фыркнул. Ему нравилось слушать комплименты, они приятно грели душу, да и заставляли думать, что Тристану действительно все нравится.
С чужой косметикой он пока что знакомиться не хотел, хотя подумывал, что нужно будет прийти к девочкам и поставить им торты с фруктами, чтобы тем самым отметить, что теперь их единственный брат не находится в типично женском царстве, а вообще затащен в голубое царство, из которого Крис не планировал его выпускать. Может, если только его очень-очень попросят, а перед этим еще умаслят чем-то вкусным. Мороженым, например.
Казалось, что Тристан удивился факту о наличии врагов. Крис посмотрел на него очень внимательно, пытаясь прикинуть, осознавал ли этот человек, кого держал сейчас на коленях. Кажется, не очень.
Честность не была коньком Криса. Он слушал, понимал, что у Тристана просто нет за плечами стольких лет жизни, что у него, поэтому самым важным он находит рассказ об аллергии на перьевые подушки. Ну смешной же.
- А коровы-то тебе что сделали? - изумился под конец Крис, так пока что и не найдя, что сказать получше.
Он помотал головой, вспоминая, что дело-то вообще не в коровах, а в том, что Тристан ему тут душу открывает, рассказывает, возможно, самые страшные секреты, тогда как Крис, если бы начал выдавать все, закончил бы глубокой ночью. В этом была разница между ними: ему достался чистый и невинный ребенок, иначе не назовешь.
- Ох, милый, - негромко произнес Крис и погладил Тристана по щеке. Он наклонился, чтобы коротко поцеловать его в губы. - Начать, пожалуй, стоит с того, что мне больше пятидесяти лет, большую часть жизни я занимаюсь зельями. Я могу сварить все, не только снадобья, как то, что я дал тебе выпить. Чаще всего я делаю яды и запрещенные зелья, которые втридорога продаю... да всем, кто мне хорошенько заплатит. Я довольно известен, просто не в этой стране, а сюда я прибыл, чтобы начать новую жизнь. Почти все мои деньги заработаны не самым честным путем, я был во многих местах, многое видел и очень много знаю. Со многими людьми, точившими на меня зуб, я разделался еще до приезда в Англию.
Выдержав короткую паузу, Крис добавил:
- Ну, и коров я не боюсь, так что смогу тебя от них защитить. Как и от перьевых подушек. И даже от арахиса.
Про невинность и говорить ничего не стоило. Конечно, для Криса она не была первоначальной и самой главной целью, но он прекрасно знал, что все же должен добиться Тристана. Теперь он убеждался в этом все явственней: того, кто успокаивает, рассказывая о своих неприятных сторонах, упоминая какие-то нелепые мелочи, уж точно нельзя никуда отпускать.
Возможно, вываливать все так было не очень правильно. Крис надеялся, что Тристан все-таки догадывался об истинном положении вещей, поэтому, поглаживая по щеке, очень тихо подытожил:
- Я самый настоящий темный волшебник, Тристан. Я даже совершаю темномагические ритуалы, все останавливается не только на зельях. К такому я прибегаю, конечно, редко, но случается.

+1

17

- Ты хоть раз в жизни их видел? Исчадия ада... когда я был маленьким, мы поехали к матери на родину, встретили мою бабулю... - Тристан даже не понял, насколько глупым казалось слово "бабуля". - так вот, у нее была корова, не помню ее имени, но мы с ней друг друга очень не полюбили. И она меня попыталась забодать, проткнула мне грудь рогами своими и подняла в воздух. Мне было лет пять, может, шесть...
Тристан отодвинул ткань одежды, показывая едва заметный круглый шрам, чуть ниже ключицы.
- Она сломала мне левую ключицу и настолько сильно шандарахнула меня о ближайшее дерево, что я потерял сознание. Я четко помню тот день и ту ситуацию...
События того дня оставили на психике Тристана очень сильный отпечаток, теперь он крайне негативно относится к коровам и даже молоко, перед тем как пить очень подозрительно обнюхивает, словно призрак бабулиной коровы мог подсыпать туда яда, чтоб закончить начатое убийство. Конечно, он понимал, что это было просто глупое животное, которое испугалось неизвестного мальчика, но все равно подсознательно боялся коров и быков. А когда узнал про испанскую корриду, то полностью удостоверился в теории, что коровы это животные дьявола.
Тристан отреагировал спокойно на все слова парня. Он был признателен, что Крис рассказал ему и про возраст и про то, чем он на самом деле занимался. Однако эта информация причинила боль. Не новость о возрасте, а новость о том, что Крис действительно, взаправду, на самом деле темный маг. Что он причинял другим людям боль, убивал своими руками. Возможно он был причастен к серии отравлений заграницей, о которой Тристану даже лекцию на курсах читали. Того мага до сих пор не могли поймать. Возможно аврор сейчас прижимал к себе именно того мага, который хладнокровно разделался с более чем десятью магами на званом ужине. Тристан не хотел знать. Он закусил губу и вздохнул.
Как аврор, Тристан должен был выполнить свой долг перед Министерством Магии и арестовать Криса. В конце концов, ему только что честно признались. Он даже представил сейчас, как он заламывает тонкие руки мага за спину, говорит заученную фразу про "сохранять молчание" и прижимает лицо Криса к холодному полу. От этой мысли Тристану стало жутко. Он крепче прижал к себе парня, закрыл глаза, пытаясь заглушить внезапную боль в груди, теплотой прикосновений к своей щеке.
- И ты использовал запрещенные заклинания? - едва слышно спросил парень. Это было бы, наверное, рубежом. Если бы Крис использовал хотя бы одно запрещенное заклинание, Тристан не был уверен, что мог бы остаться в этой квартире дольше. Черт возьми, Крис же знал, что пытается влюбить в себя аврора! Знал, что Тристан предан службе и предан своей клятве. Знал, что это работа Дарквуда, ловить темных магов, и что в итоге? В итоге Тристан влюбился в темного мага, который возможно убивал ни в чем неповинных людей.
Аврор ссадил Криса со своих коленок и встал. Он сейчас был растерян еще сильнее чем обычно. Самое обидное, что он знал. Подозревал и чувствовал, но ничего не делал, надеясь, что само пройдет. Откладывал серьезный разговор, ждал, пока Крис сам решит раскрыться. Действительно думал, что тот просто так подойдет и вывалит правду-матку прямо на аврора.
- мне нужно покурить... - хрипло произнес парень, хлопая по своим карманам. Слава Мерлину, Мария не выложила его сигареты, это можно было назвать успехом. Тристан направился на балкон, забыв даже спросить разрешения, подкурил палочкой сигаретой и очень сильно затянулся. Голова начала кружиться еще сильнее. И почему все у него было не как у нормальных людей?

Отредактировано Tristan Darkwood (2018-03-27 02:45:12)

+1

18

Крис прекрасно понимал, как паршиво все это звучало, но понятия не имел, как подсластить пилюлю.
Проще всего было промолчать и ничего не говорить, просто обойтись без лишних слов о прошлом, сделать вид, будто ему едва за двадцать: все равно примерно на этот возраст, если постараться, и тянул. У Тристана не было бы объяснения, откуда умение использовать беспалочковую магию, он бы в принципе многое не понимал, а некоторые вещи уж точно не состыковывались бы в его голове и сводили с ума. Это было милосердней, а еще безопасней, потому что теперь сыворотка правды могла сыграть крайне плохую службу.
Но Крис не хотел врать. Он предпочитал сделать упор на абсолютную честность, хотел впервые в жизни признаться во всем. Да он, видит Мерлин, мог даже посвятить эту ночь исповеди, тогда как Тристан сидел бы, слушал и нервничал от услышанного.
Кажется, романтический вечер был окончательно испорчен.
Глупцы те, кто говорил, что нет лжи во благо. Вот сейчас Крис пренебрег ею - и что теперь?
- Я дважды применял Империус.
Он был будто на допросе. Крис прекрасно знал, что раньше авроры во время обучения использовали это заклинание, чтобы понять, как все работает. Это была какая-то абсолютно дурацкая практика, которая позднее получила всеобщее порицание, но понятия не имел, как обстоят дела сейчас. Похоже, Тристан успел сгустить краски настолько, что представлял, что обнимает второго Темного Лорда. И даже курить ушел, явно чтобы восстановить душевное равновесие.
Крис дал ему время на пару затяжек, после этого тоже вышел на балкон, подошел со спины и обнял за пояс. Он прижался щекой к плечу, закрыл глаза и опять заговорил:
- Когда я использовал это заклинание, я просто заставлял людей делать то, что мне нужно. Тебе не стоит сомневаться, они был и по-настоящему плохими, но и мои дела тоже не были чистыми. К тому же, мне не хватало, что ли, внутренней злости, чтобы в полной мере приложить все свои силы. Тогда среди темных волшебников были в моде Непростительные заклинания - сам понимаешь, времена были такие. Спроси хоть одного, относившегося к тем временам, тебе перечислят хотя бы два из трех. Я следовал дани моды, а еще мне очень сильно нужны были деньги. А один раз мне очень сильно нужно было сбежать, потому что мне не хотелось, чтобы наутро в Ниле плавал мой труп.
Крис, предвосхищая желание Тристана повернуться, прижался к нему крепче.
- Нет, стой так, просто послушай меня. Я никогда не следовал за какой-то целью зла ради зла. Темная магия - это не всегда про то, что ты обливаешься петушиной кровью, превращаешься в берсерка и точишь зуб на соседа. Это новые возможности, иные, не такие, к каким ты уже привык. Она заинтересовала меня тогда, когда я учился в школе, потому что так уж вышло, что я слишком легко и быстро все схватывал. В моих родных местах с этим гораздо строже, чем, например, в Африке, и я перебрался на тот континент, изучал магию, а перед этим успел совершить множество глупых ошибок. Мне и двадцати-то не было, когда я вдруг понял, что могу купаться в деньгах. Это сейчас я смотрю на себя и не понимаю, зачем делал все те вещи. Ничего страшного, больше эксперименты, причем не все из них несли смерть. Я совершил довольно много открытий, все мои созданные рецепты зелий существуют по сей день, просто не значатся под моим авторством. Но я не буду отрицать, что с помощью моих зелий травили. Иногда я намеренно нарушал последовательность приготовления, если не хотел убийств, чаще всего делал все осознанно.
Крис перебрался ладонями повыше, туда, где были шрамы на груди Тристана.
- Это все мое прошлое. И с этим уже ничего не поделать, оно просто случилось - вот и все. Сейчас я не другой, все такой же, как и был все те годы назад, просто теперь у меня нет причин думать в первую очередь о деньгах, а уже после размышлять о правильности того, что я делаю. Более того, в моей жизни появился ты. За эти полгода я не сделал ничего дурного, кроме продажи десятка сильнейших приворотных зелий, конечно.
Он замолчал, решив завершить свой монолог на это ноте, перевел дыхание и потерся носом об плечо Тристана.

+1

19

Империус. В какой-то момент, Тристан почувствовал как все его естество распадается на мельчайшие молекулы, а эти молекулы смешиваются с песком и песок уносит ветер. Он стал пустой, безжизненный и тихий. Тонкий голосок в голове заметил, что Империус это не такое уж и страшное запретное заклятие. В смысле, да, оно запретное, но он же не Авадой людей убивал, не причинял им боль с помощью Круцио. Это можно было простить? Наверное, да. Простить можно было. Понять - нет. Тристан всегда считал, что перед тем как осуждать человека за плохие поступки, нужно было понять мотивацию и причину. Поэтому он искренне верил в судебную систему, пусть и казался в эти моменты сельским дурачком. Поэтому, вопреки своим ожиданиям, он не захотел уйти. Не захотел оттолкнуть от себя мага, который сейчас рассказывал ему всё. Все грязные подробности своей жизни, свои секреты и тайны. И вместо того, чтоб разозлиться или разочароваться, Тристан чувствовал, как его переполняет невероятная нежность и тепло по отношенbю к этому человеку. Да уж, любовь делает из нас глупцов.
- Продажа нелегальный приворотных зелий, на которых нет хотя бы трех марок MISO* запрещена законодательством Министерства Магии Великобритании в 2020 году. Статья шестидесятая Национального Стандарта Магической Британии. - Отчеканил Тристан. Собственно, это все, что он сказал, перед тем как выбросить сигарету, проследить за тем, как тлеющий бычок пропадает из взора, падая вниз и повернулся к магу. - Как аврор мне нужно тебя арестовать.
Он серьезно смотрел на мага, выдерживая некую паузу. Затем отвел глаза.
- И я арестую, если за тобой будет, в дальнейшем замечена деятельность темного мага. Также я арестую тебя, если ты будешь сотрудничать с другими темными магами или производить опасные для общества зелья. И самое главное, я арестую тебя, если после всего этого рассказа, ты скажешь, что как истинный темный маг просто игрался со мной и хотел добиться ответных эмоций ради спортивного интереса.
Аврор снова перевел взгляд на Криса, положил ладонь ему на щеку, большим пальцем проводя по коже.
- Потому что я влюблен в тебя. И это самое странное и страшное чувство, которое я когда либо переживал. Я не знаю как себя вести и что делать и сейчас я просто не знаю как реагировать на это.
Тристан взял мага за руку, притянул к себе и обнял тяжело вздыхая. Он уже предчувствовал, что у него будут огромные проблемы на работе, если, вдруг, Крис будет замешан во что-то темное. А еще у Криса могут быть проблемы, если его темные друзья узнают с кем он решил закрутить роман. Они были из абсолютно разных миров, но Дарквуд не хотел отдавать его миру темных магов. Это было бы слишком больно и совсем не честно. 

*Magical International Organization for Standardization

Отредактировано Tristan Darkwood (2018-03-27 22:30:36)

+1

20

Крис не отходил в сторону, хотя чтение законов показалось ему явно не самым приятным моментом за этот день. Но если так посудить, то подобных моментов сегодня было сколько хочешь, этот оказался лишь одним из многих, и если бы не поцелуи, перекрыть все плохое было бы сложно. Он, конечно, упорно уверял сам себя, что является спокойным, разумным, нормальным и адекватным, но точно знал, что в определенный момент мог по-настоящему громко и некрасиво взорваться.
Сейчас Крис был как будто пьян.
Он напряженно смотрел на Тристана после своего чистосердечного признания, старался не поджимать губы в недовольстве, даже не хмуриться, только щурил и без того узкие глаза. До определенного момента Крис не понимал, к чему все это ведется, и когда прозвучали слова о том, что он мог играть чувствами для собственных нужд, едва не застонал.
Нет-нет, он мог. Крис нередко так делал, иногда втирался в доверие исключительно благодаря тому, что умел красиво хлопнуть ресницами и улыбнуться, а еще отвесить пару-тройку мощных комплиментов.
Но бегать за кем-то полгода, чтобы потом сообщить, что все время был интерес лишь в хитром плане - это было сильно даже для него.
Ему хотелось напомнить Тристану, что занятия темной магией начались раньше появления на свет одного конкретного аврора, что при любых обстоятельствах все равно придется контактировать с другими волшебниками, без этого никак. Но Тристан говорил дальше, опять смотрел в глаза, и напряжение отпускало Криса, будто даже не появлялось. Зато захотелось улыбаться.
- Я не могу ничего обещать относительно своей работы, - после короткой заминки, потраченной на то, чтобы подобрать слова, проговорил он, - зато точно могу быть абсолютно честен во всем, что касается тебя. И бегал я за тобой не ради каких-то грязных целей, а просто так, для себя, потому что хотел этого.
Крис еще не был готов на словесные признания в любви. Он понимал, что Тристан, возможно, ждал ответных слов, и это было логично, потому что здесь один из них, тот, кому раньше вообще ни с кем не случалось бывать, нашел в себе смелость произнести самое важное. Криса, пожалуй, слишком потрепала жизнь, чтобы бездумно броситься в омут и разбрасываться чем-то, что накладывало явные обязательства.
Вместо лишних слов он привстал на цыпочки, чтобы не наклонять Тристана - и вымахал же! - поцеловал его, стараясь без слов объяснить то, что хотел и чувствовал, а после отлип, погладил по груди и улыбнулся.
Он вдруг понял, что Тристан явно все еще был слаб, поэтому пробубнил под нос, что так дела не пойдут, а геройство он не ценит, утащил Тристана обратно в комнату, подвел к кровати и сделал красноречивый жест рукой, призывавший наконец-то улечься.
- Тебе нужно больше отдыхать, чтобы поскорее подняться на ноги. Я, конечно, очень рад, что ты скачешь молодым козликом по моему дому, но стоит все же воздержаться от чрезмерных нагрузок и подвигов.
Крис понимал, что стоит что-то сказать на тему разговора - все повисло в воздухе, казалось каким-то незавершенным, неправильным.
- Ничего сверхъестественного мне не нужно. Ты уже все делаешь правильно, и... я, в общем, счастлив. И буду счастлив узнать, что твой вынужденный отпуск продлится еще несколько дней.

+1

21

Тристан чувствовал себя собакой. Из разряда - все понимает, а сказать не может. Он действительно все понимал. И то, что Крис намного более опытный в плане отношений, и что он, даже будучи инициатором вот этого всего не будет открываться полностью. Что Крис занимался темной магией еще задолго до знакомства с Тристаном и отказаться от этой привычки было слишком сложно. Это же его вся жизнь. Тристан понимал причины, почему Крис ударился в темную магию и радовался, что этими причинами не были желания завоевать мир или убить всех грязнокровок или изничтожить людей, у которых одинаковые имена. Конечно, прагматизм Бэя немного напрягал, о таких как он говорили, что он и маму родную продаст, однако аврор надеялся, что до такого не дойдет.
- Абсолютно честным? - Тристан улыбнулся и кивнул. Впрочем, разве не это самый главный принцип отношений? Честность во всем. Если любишь - говори, если разлюбил - не мучай ни себя, ни партнера. - Скажи мне свое настоящее имя. Если можешь.
Говорить обо всех своих заботах и страхах, делиться переживаниями, именно в этом должны были заключаться отношения. А не в постоянных поцелуях и сексе. Конечно, поцелуи Тристану понравились, он мог даже очень сильно привыкнуть к ощущению мягких губ темного мага. Дарквуду хотелось стать лучше в этом, уметь делать всякое разное, однако практиковаться он мог исключительно только на самом Крисе. Хотя, не было причин думать, что Крис был против. А вот со вторым были проблемы, Тристан даже думать не хотел о возможной телесной близости, потому что слишком сильно краснел. Еще до этого дня он ловил себя на мысли, что Крис ведет себя довольно вызывающе, что отражалось на теле аврора. Он же тоже человек, у него есть свои желания, это было нормально, что Тристан отзывался очень бурно на подобные действия. Если раньше он это скрывал и как раз после подобных ситуаций поспешно ретировался, оставляя темного мага одного, то сейчас это бы выглядело странно.
Но, Тристан решил, что проблемы будет решать по мере их поступления, потому что каждый раз, когда Крис целовал его, айкью аврора падало до грустной тройки, поэтому в подобные моменты он мог только мычать и отвечать на поцелуй. Как раз сейчас он склонил голову немного, отвечая на поцелуй, прижал парня ближе к себе и все мысли просто пропали из головы. Так что Крису не доставило много труда утащить парня обратно в комнату. Тристан послушно вздохнул, закивал и начал стаскивать с себя одежду. Поймал взгляд Бэя, сначала немного не понял почему на него пялятся, однако спустя пару секунд, до него дошло, что им просто любуются. Аврор хмыкнул, своего тела он никогда не стыдился, даже провел самодовольно по животу, почесал бочину и стянул брюки, потому что мама учила в одежде не спать.
- Мерлин, почему она такая мягкая. - Ворчал Тристан уже чисто на автомате, кровать у него в квартире была ужасной, но Трис к ней настолько привык, что любая удобная мебель для него была как огромная горошина под тонким матрацем. Он был принцессой наоборот, привыкший к отсутствию комфорта. И только улегшись удобнее парень осознал насколько сильно устал, он успел только обнять руку мага, перед тем как отключиться.

+1

22

Называть настоящее имя было как-то неправильно, потому что то, что носил Крис сейчас, тоже было настоящим, признанным им и нормально используемым. А перед этим были еще имена, множество имен, которые он менял с легкостью и без проблем, будто так и должно быть.
И тут в его жизни появляется тот, кто просит копнуть в самое далекое прошлое, поковыряться в детстве и достать то, чем Крис уже давным-давно нормально не пользовался.
Зато сколько новой информации упадет на Тристана!
Хотя, конечно, забавным было то, что он знал о фальшивости имени. Крис был почти уверен, что наверняка докопались до его якобы мертвого однофамильца, просто теперь Тристан хотел получить подтверждение. Уж явно не для того, чтобы сдать найденного наконец-то темного мага в лапы аврората, а потом передать... куда? Обратно в Китай? Да это даже звучало смешно и глупо. Если бы Тристан хотел его повязать, он сделал бы это уже давно, а не раздевался сейчас с абсолютно невинным видом.
Крис вдруг очень сильно пожалел, что не накрашен. Было бы еще лучше, окажись на нем более эротичная одежда, хотя бы какая-нибудь полупрозрачная рубашка, может, кожаные штаны, а не обычные очень обтягивающие джинсы с кучей дырок по всей длине. Можно было бы даже раздеваться в танце, чтобы продемонстрировать себя и собственные умения, соблазнить, в конце концов. Но что-то подсказывало Крису, что сейчас все это не было обязательным. На его кровать заваливался девственник, только что признавшийся ему в любви.
Поэтому раздевался он хоть и медленно, но все равно довольно простенько, без изящных па ногой, разве что пытался удержать на себе взгляд. Ему хотелось в душ, но стоило все-таки оставить это до утра.
Крис улегся на кровать, улыбнулся комментарию, а после все же решился.
- Мое имя Мин Ву Бэй.
Он покосился на промолчавшего Тристана и едва не фыркнул от смеха: бравый аврор, гроза темных волшебников, сейчас спал сном младенца и бед не знал. Вот так, значит, они выглядят в естественной среде обитания.

Утро Криса началось необычайно рано.
Обычно он предпочитал поспать, но сейгодня был особенный день.
постаравшись не разбудить Тристана, Крис ускользнул в ванную, долго намывался, обмазал тело питательным молочком, сделал маску для лица, помыл, высушил и уложил волосы так, будто они просто небрежно лежали сами по себе после сна, даже немного осыпал их блестками - золотистыми и мелкими, так, чтобы придать интригующий блеск, не более того. Ему ужасно хотелось накрасить глаза поярче, но делать этого не стоило: сейчас главным была естественность.
Именно поэтому, конечно, Крис провел тонкую линию по линии ресниц и растушевал ее, добавил на веки все тех же едва заметных золотистый блесток, даже по скулам провел, а завершил подготовку к боевым действиям с помощью гигиенической помады с матовым блеском. Потом он с минуту рассматривал ногти и еще пять - подпиливал, потому что маникюр показался не идеальным.
После этого Крис долго и упорно разглядывал собственные ноги, попутно лапая их, остался собой доволен, надел самые лучшие плавки и черный шелковый халат с золотыми пионами по нижнему краю. Особенно мучительно было решить, завязывать пояс или нет, но Крис пришел к выводу, что не шлюха какая-то, поэтому оставил, можно сказать, ощутимо так глубокий вырез.
Он был прекрасен, и если кто-то имел другое мнение, у несчастного не было вкуса.
Крис немного постоял в коридоре, размышляя, как быть. Можно опять упасть в кровать и сделать вид, что именно вот в таком виде он просыпается каждое утро, но Тристан уже видел его в абсолютно другом образе. Можно было сидеть на кровати и смотреть, как Тристан спит, но это даже звучало жутко, а как выглядеть-то должно!
Стоило совместить приятное с полезным.
Крис отправился на кухню, перед этим, конечно, заглянул в спальню, чтобы все же посмотреть на спящего Тристана, мечтательно вздохнуть и задернуть ночные шторы.
Он старался не шуметь, напевал китайскую народную песню "Жасмин" и размышлял о том, как много хорошего сулит ему сегодняшнее утро.
В комнату Крис вернулся тогда, когда уже был близок полдень, поставил поднос с едой, украшенный небольшой вазой с белой орхидеей, быстренько проскакал к зеркалу, наспех поправил и прическу, и макияж, и даже халат, сам себя мысленно назвал красавчиком, а после этого сел на кровать, приняв якобы небрежную позу и провел ладонью по плечу Тристана.
- Просыпайся, солнце уже давно взошло, а я приготовил тебе завтрак.
Крис указал взглядом на поднос, но сразу же после этого весело прищурился:
- Но мы можем продолжить на том, на чем остановились вчера.

+1

23

Обычно Тристан просыпался очень рано. Его утро начиналось со стакана воды с лимоном, а потом зарядки и пробежки по парку рядом с домом. Парк был примечателен тем, что на нем был еще импровизированный такой спортивный уличный зал с турниками и прочими ништяками, где Трис также любил проводить время. Когда просыпались собачники и начинали выгуливать свое зверье в этом парке, Тристан обычно трусцой бежал домой, вызывая ярость особо маленьких представителей лучших друзей человека. Потом был контрастный душ, в это время просыпалась сестра и готовила им завтрак, чистка зубов и ушей, поиск чистой одежды в шкафу и самая любимая часть утра - непосредственно сам завтрак. Тристан ел много, с другой стороны он и тренировался много, поэтому все калории успешно сжигались или превращались в мышечную массу. Сестра всегда ворчала, что Трис похож на собаку, может сожрать еды больше чем он сам по весу, и это было правда, метаболизм у парня был дикий. Наверное именно это всегда бесило сестер, каждая из которых хоть раз за месяц садится на диету. Когда это случается, они зовут Триса к себе и он съедает все то, что оставалось у девушек в холодильнике.
Однако сегодня Тристан дрых долго, наверное сказывалась усталость и недостаток сил, однако проснулся он только тогда, когда услышал миленькое пение Криса со стороны кухни. Кровать была настолько мягкой и комфортной, что Тристан несколько раз обратно падал в сон, хотя раньше бы уже подскочил с кровати, начиная собираться. Окончательно он проснулся только тогда, когда Мин Ву, а именно так теперь Трис собирался называть своего... так, стоп.
- Мы встречаемся? - в лоб спросил Тристан, вместо доброго утра, как только китаец сел на кровать. Он вдохнул носом запах еды, навострил уши и сглотнул, святые подштанники Мерлина, его носки, труханы и возможный пирсинг сосков, как же божественно пахло! Но было катастрофически мало. Пара блинчиков, овсянка и фруктовый салат были так соблазнительны! Но Мин Ву был соблазнителен не меньше, пусть и снова зачем-то накрасился. Тристан буквально заскулил, он был на разветвлении дорог, на одной была еда, на другой был Крис, весь такой в халатике, пахнущий не менее вкусно, чем еда. Бэй ставил его перед тяжелым выбором, сделать который Тристан был не в состоянии. Он и поесть хотел, и Криса хотел и все вместе и еще сверху полить сгущенным молоком, чтоб вкуснее было. Как там говорил Поттер? Если тебя не устраивают предложенные пути - создай свой. Проломи стену, протопчи дорожку, переплыви море. Съешь сначала завтрак, а потом займись Крисом.
Тристан показал магу указательный палец, показывая сколько минут ему придется подождать, а потом смял все с подноса буквально за сорок секунд, запил все чаем, понял, что не наелся, но это было меньшая из его забот. Большая его забота сидела перед ним, а самая большая его забота - утренний стояк, который сейчас настойчиво требовал повышенного внимания. Тристан отставил поднос на прикроватный столик, притянул к себе Криса, схватившись за его халат и впился в его губы настойчивым поцелуем.
- Это было восхитительно вкусно. Но мало, но это ничего. - Промурлыкал парень, довольно улыбаясь. Он удобнее уселся на кровати, сложил ноги в позу лотоса и положил на них подушку. Меньше всего он хотел показывать Мин Ву свой стояк. - Вчера мы остановились на серьезных разговорах, если мне не изменяет память. Ты хочешь еще что-то обсудить?

+1

24

Вопрос был, конечно, интересный. Крис открыл и закрыл рот, на долю мгновения потеряв всю соблазнительную уверенность, после этого едва заметно пожал плечами, но быстро исправился.
- Ну конечно же. Разве мы не пришли к этому еще вчера? Мне кажется, что было понятно, что я тебя наконец-то добился.
Крис вообще считал, что они начали встречаться еще полгода назад, просто шли к цели очень медленно. Прямо как кеннийские лыжники. Но ведь дошли! И теперь Тристан лежал в его кровати, зачем-то скулил и был милым, как маленький щеночек, разве что при этом оставался здоровым лохматым мужиком. Он, в отличие от Криса, явно не переживал о прическе, поэтому сейчас его волосы с одной стороны были примяты подушкой, с другой - стояли дыбом, и так и хотелось их привести в порядок.
Крис решил, что так он и сделает, пока Тристан будет есть, но вместо этого сидел и изумленно пялился на какую-то нечеловеческую скорость, с которой все с тарелок разом исчезло. Как-то раньше на свиданиях такая прыть заметна не была. Да Крис такими темпами, чтобы это животное прокормить, будет часами зависать на кухне!
Решив, что у них будет равноправие, а еще пятилитровая кастрюля, он немного успокоился. Мир, в котором не придется приковать себя к плите, явно был более щадящим и приятным, но иногда, конечно, можно было устраивать и завтраки в постель, просто впредь нужно будет озаботиться о большем подносе.
Долго размышлять о вечно Крису никто не дал. Тристан явно хотел и рыбку съесть, и преуспеть в других делах, чем вызывал бурное одобрение и радость. Ради этого стоило помариноваться с полгодика, теперь-то все было просто чудесно.
Крис ответил на поцелуй, положил ладонь Тристану на затылок и даже прикусил нижнюю губу, слегка потянув на себя. Махинацию с подушкой он, конечно, заметил, потому что не был слепым и даже не относился к числу идиотов. В какой-то степени ему были понятны эти действия: наверняка Тристан волновался, может, вообще еще не был готов, да и в принципе мог попросту стесняться обычных физиологических реакций. Над этим точно нельзя было смеяться, но Крису пришлось закусить губу, чтобы не выдать себя, напустить довольно серьезный вид... Но ведь перед ним все равно сидел мальчишка, который разве что глазами не сверкал, и ненавязчиво прятался за тем, что под руку попалось! Еще и делал вид, что не понял, о чем разговор, а так, мимо бежал и пожрать заскочил.
Раз ему так хотелось, можно было принять его правила.
- Нам нужно многое обсудить, - Крис серьезно кивнул.
Одновременно с этим он положил ногу на ногу так, чтобы полы халата распахнулись, и Тристану стало видно колено и часть бедра, откинулся назад, опираясь на локти, вздохнул.
- Например, не придется ли мне пережить головомойку от твоих сестер, когда они обо всем узнают? - Крис провел ладонью по одеялу, разглаживая складки на ткани. - И будешь ли ты теперь приглашать меня на свидания? Твоя очередь, как мне кажется, наступила еще месяца три назад, но ты ее проморгал. А еще ты вчера спросил меня про имя... - он сделал короткую паузу, за время которой приподнял одну руку, коснулся собственной ключицы и якобы рассеянно и случайно пару раз прочертил по ней пальцами. - Не уверен, слышал ли ты его, когда я повернулся, мне показалось, что ты уже уснул.

+1

25

- Ну... - Слегка растерянно начал аврор, быстро закрывая глаза и вызывая в голове картинку вчерашнего вечера. Они действительно вчера очень многое обсудили, но они не поднимали вопрос о том, что они уже встречаются. Тристан вырос в женском царстве, поэтому знал, что, иногда девушки любят поговорить ни о чем, просто так и на утро делают вид, что если она не помнит, значит не было. Мин Ву, конечно, не был женщиной, но вел себя просто как седьмая, внезапно появившаяся сестра, поэтому Трис был уверен, что с девочками он поладит, а значит и относиться к нему нужно как к женщине.
Но помни, Трис, он все еще мужчина, а значит и как к мужчине тоже относиться нужно было.
Шаблон слегка треснул, потому что в голове Тристана идея относиться к Крису одновременно как к женщине и мужчине вызывала дикий диссонанс. Как это? Подарить цветы и пригласить попить пивас? Или же можно было позволять себе отрыгивать в дорогом ресторане? Или можно было честно говорить, что вот это фиолетовое блестящее платье его полнит, а в красном очень выразительный вырез и в нем Тристан его никуда не пустит? На последней мысли голова парня чуть ли не начала дымиться. Тристан еще никогда не был геем, он не знал что нужно делать.
- Мы просто не пришли к окончательному решению... - Также неуверенно закончил он. И казалось бы, от такой безумной мысленной деятельности вся кровь из члена должна была подняться обратно в голову, потому что уши Дарквуда очень сильно покраснели во время всего этого мыслительного процесса, но Бэй вдруг стал слишком сексуальный, прямо очень резко и прямо очень весь, поэтому кровь, задержавшись где-то посередине пути к голове резко вернулась обратно.
Парень издал звук умирающего кита напрягаясь, потому что Крис и его действия показались ему очень серьезными. Он внимательно слушал, что говорил ему парень, пялился на его бедра, думал о причине полного отсутствия волос на теле мага и, как результат, пропустил половину слов, которые говорил ему азиат. Очнулся он только при вопросе об имени и тут же просиял, наконец-то вопросы, на которые у него есть ответы. Спасибо Мерлину за умение вылавливать из потока слов нужное!
- Да, я слышал... - Тристан подался вперед, оперся на руку и коленки, ближе пододвигаясь к зельевару, случайно хрустнул позвоночником (но это нормально), и мягко поцеловал его в уголок губы. - Мой Мин Ву Бэй.
Произносить это имя было странно и дико приятно. Это первый раз, когда Трис сказал имя мага вслух и ему показалось, что голос аврора странным образом изменился в этот момент. Стал ниже, глубже, немного хрипловатым. Дарквуд кашлянул, придержал подушку, и, все еще нависая над парнем окинул его взглядом. Поза была вызывающей и приглашающей, но Тристан не знал, что нужно делать. Не мог же он просто так взять и... а что, собственно он мог сделать? Голова снова практически дымела, Тристан вдохнул запах мага, шумно выдохнул, начиная злиться на себя и свою неопытность. Руки даже были заняты обе, он буквально ничего не мог сделать, так и стоял на коленях над Крисом, чуть ли не поедая его взглядом. Он зацепился взором за грудь зельевара, заметив как интересно съехала ткань халата. Нужно было успокоиться как-то, Тристан не нашел ничего лучше чем дать соску Бэя имя и тонкий голосок, который вежливо попросил на него не пялиться.
Извините, - мысленно смутился Тристан и отвел глаза. Он сел обратно, все еще избегая смотреть на Криса, сжигаемый стыдом, возбуждением и виной перед сосочком.

+1

26

Крис мог сейчас видеть, как работают мозги Тристана. Зрелище было презанятное, было интересно, можно ли покраснеть еще больше. Ярко-красные уши были чуть ли не маяком, этот цвет наверняка было заметно издали, и нужно было что-то сделать, чтобы больше не вызывать такую реакцию своими действиями. Казалось, что если продолжать в том же духе, рано или поздно Тристан будет терять сознание от слабости, потому что организм просто не выдержит подобное метание крови.
- Неужели? - с легкими нотками сарказма спросил Крис.
Но Тристан его не слышал. Было отлично заметно, насколько сильно его желают сожрать глазами. Крис всегда был добросердечным малым, и если кто-то на него пялился, выбирал позу поудачней, чтобы продемонстрировать вообще всего себя. Вот и сейчас он ненавязчиво сдвинул край халата, распахивая его на груди побольше, потом, когда Тристан потянулся за поцелуем, прогнулся в пояснице. Хруст суставов заставил его насторожиться. Пятьдесят с хвостиком - это тот возраст, когда при хрусте тела любого другого человека начинаешь активно думать, а не ты ли та самая старая развалина, которая скрипит.
Старой развалиной был Тристан.
Никогда еще Крис не был настолько доволен собой и тем, что явно был пластичней молоденького мальчишки. Мысль о собственном превосходстве заставила его растянуться на кровати и закинуть руки за голову.
- Вообще-то этим именем я очень давно не пользуюсь. Если тебе будет интересно, ты наверняка найдешь кучу информации про меня, мой послужной список велик, а еще где-то наверняка должны быть запили о моих путешествиях. Кстати, все это время я вел дневники, поэтому если тебе будет интересно, я могу дать их тебе почитать. Хотя мне кажется, что со мной тебе будет гораздо интересней.
Тристан пялился на него, не казался адекватно взаимодействующим с реальным миром и явно страдал от вполне очевидных порывов организма. Крис этого и добивался: ему было интересно посмотреть, в какой момент Тристан сорвется, что нужно сделать, чтобы заставить его начать действовать, стоит ли так извращаться и не проще ли саму взять в руки руль и вести метафорическую машину их отношений вперед. Пока что они явно зависли, Тристан так уж точно.
- Милый, все хорошо? Ты выглядишь каким-то напряженным, - заботливо спросил Крис. Он даже руку положил на щеку Тристана, а сам двинул плечом, спуская с него халат.
О, в его арсенале было множество якобы случайных действий и жестов.
Крис обожал эти игры.

+1

27

- если захочешь, расскажешь все сам. - Твердо произнес Тристан. Хотел ли он знать? Хотел конечно, он был уверен, что у Мин Ву в арсенале было огромное количество интересных историй, который Даквуд был бы не против послушать. Наверное, он был мог даже вести записи, если Бэй вдруг скажет что-то интересное про темных магов. Но заставлять Криса не хотелось, у них же теперь были доверительные отношения, правда? И читать дневники Криса тоже не хотелось, вдруг там были бы какие-то интимные подробности, о которых зельевар забыл, а Тристан вычитает, ляпнет что-то не то и, как результат, обидит своего парня?
На секундочку Тристану показалось, что он специально делает вот это вот все. Выглядит сексуально, ведет себя вызывающе, его мимолетные движения и игры заводили, но и наводили на мысли о том, сколько раз уже Крис подобное делал? Насколько сильно отточены его соблазнительные движения? Скольких людей, вампиров и оборотней он за свои года соблазнил? Потому что, давайте будем реалистами, Крис был до омерзения привлекательным парнем! Другое дело Тристан, со всей своей неопытностью, неловкостью и полным отсутствием опыта. Все действия, которые он хотел сделать, все казалось слишком грубым, наигранным и не его. Может он просто не умел отвечать на подобные заигрывания? Нет, не может, он точно не умел, но его же должны были вести какие-то банальные инстинкты? Животных не учат брачным танцам и пению, они знают изначально как это все делается, почему Тристан не может также?
- Я выгляжу напряженным, потому что я напряжен. - Разворчался Тристан. Он не знал как поступить, а поэтому просто взял и замотал Криса обратно в его халатик, скрывая все сексуальные места тканью и завязывая его пояс. В процессе он случайно провел пальцами по Игорю (именно такое имя соску Криса дал аврор), снова мысленно извинился и сглотнул. - Зачем ты делаешь... вот это вот все...
Парень заерзал на месте, пытаясь сесть так, чтоб не очень сильно болело. Член пульсировал и ныл, требовал внимания, разрядки или холодного душа, а Тристан только и мог, что шумно сопел, краснел и старался не представлять всех тех непотребностей, которые хотел сделать с магом.
Сразу вспомнились интересные видео, которые Тристан смотрел на маггловских компьютерах, рассказы, которые он читал и собственные фантазии, которые одолевали его в период школьного полового взросления. Тогда это все было очень мужественным, сексуальным и правильным, сейчас же Тристан боялся показаться глупым и неопытным, хотя знал, что Крис уведомлен в последнем.
Он подозревал, что Крис просто играет с ним и пытается соблазнить, да аврор и так уже был соблазнен, он не имел ни малейшего понятия как правильно показать это, что нужно сделать и как, собственно это сделать.
В конце концов, Тристан просто положил ладонь на коленку Криса, поднял на него полные мольбы глаза и прохрипел:
- мне нужно в душ... холодный, желательно.

+1

28

Крис изобразил удивление - мол, что происходит, как странно, чего тут напрягаться, если все идет хорошо? Ему было даже практически жаль Тристана, явно угодившего в коварно расставленные сети, но все еще отчаянно сопротивлявшегося и не дававшего самому себе спокойно вздохнуть. Иначе как объяснить то, что они продолжали вести светские беседы, а не занимались делом? Да и Тристан вообще одел Криса, запахнул халат так, будто боялся увидеть хотя бы миллиметр голого тела.
Выдержки хватило буквально на пару секунд, а после этого Крис рассмеялся. В его смехе не было издевки или злобы, он был заливистым, веселым, все еще немного игривым, но все-таки самым обыкновенным. Крис погладил Тристана по щеке, потянул его к себе, чтобы вновь поцеловать - и опять не сдержался, прервав поцелуй и продолжив смеяться.
- Мерлин великий, Тристан, ты слишком милый.
Попытаться переспать с ним сейчас начиналось казаться каким-то кощунством.
Нужно было отпустить Тристана в душ, дать ему наконец-то успокоиться, но Крис не мог: он смотрел, улыбался и все норовил не прекращать физический контакт.
- Тебе не нужно от меня прятаться за подушкой, правда. Я хочу с тобой переспать, не уверен, что не смогу остановиться и не пытаться тебя соблазнить, но я умею держать себя в руках и точно на тебя не наброшусь. И, поверь мне, я знаю, как выглядит возбуждение, тут нечего стыдиться, - Крис красноречиво посмотрел на подушку.
Вообще-то ему хотелось предложить Тристану избавиться от напряжения абсолютно иным способом, но стоило только взглянуть в лицо, как появлялась ассоциация с побитой собакой. Зверушек Крис любил, но уж точно не в этом плане, поэтому предпочитал воздержаться от поспешных решений.
Правда, он сомневался, что продержится еще полгода и не взвоет, ведь именно столько прошло с первого их свидания до первого поцелуя. А что, если в мире Тристана между поцелуями и сексом были еще какие-то уровни, на каждый из них выделялось ровно по шесть месяцев? Да так они будут упорно топтаться на месте пару лет, хотя кто-то вчера сказал, что понял, осознал и больше себя плохо вести не будет.
Крис напомнил себе, что это был всего первый день, когда они были вместе, и ничего страшного не происходило.
- Белая дверь. Ты ее сразу найдешь. Можешь взять полотенце из шкафчика или вообще воспользоваться моим, а на вешалке висит банный халат. Менее откровенный, чем тот, который на мне, так что он тебя смутить не нужен. И не переживай ты так, - Крис хотел пошутить про то, что наоборот поводов для переживаний нет, когда у парня отличная потенция, но вовремя тормознул себя и не дал сболтнуть шутку на грани фола.

+1

29

А вот теперь Тристан и вовсе стушевался. Он давно уже не чувствовал себя настолько пристыженным и жалким, как сейчас. И как он умудрялся все так феерично испортить? Дарквуда хотели, желали и показывали это всеми известными способами. Тристан тоже хотел, но не знал как это показать в ответ. Поэтому он мялся, топтался на месте и спрашивал себя нормально ли это, учитывая тот факт, что их первый поцелуй был буквально вчера. Жирную точку в метаниях между "долой подушку и девственность" и "никакого секса до свадьбы" поставил сам Крис. Он рассмеялся и начал умиляться вовсю, и это просто полоснуло по гордости и самолюбию Тристана острым ятаганом. Он и так, в последнее время мог рассмотреть свою гордость и самолюбие под микроскопом, а тут его всего словно раздавили и растерли по полу.
Он серьезно нахмурился, на поцелуй не ответил и нахохлился аки авгурей.
- Я не милый. - Буркнул Тристан. Настроение стремительно и с криками летело в бездну, хотелось под одеяло и обратно спать. Или же отправиться на пробежку. Физическая активность всегда приводила его в чувство, отрезвляла голову и продувала мысли. Или наоборот, сейчас он вообще не мог адекватно думать. - Я не стыжусь. Не нужно меня жалеть, хорошо? Это никак не добавляет... а... ой, все.
На этой восхитительной ноте он слез с кровати, бросил подушку на место, даже не обращая внимания на то, что он все еще был возбужден. Не стоит стесняться? Получите, распишитесь. Если Крис так хотел посмотреть на стояк Тристана, он мог сейчас это сделать. Потому что спустя несколько секунд, Дарквуд включил режим "не для тебя моя роза росла", развернулся и грозно потопал босыми пятками в душ.
Больше всего его раздражала жалость, а то, что Крису было жалко своего парня было видно даже такому идиоту как Дарквуд. Он явно виделся в глазах азиата как глупый ребенок, миленький песик или трус. И все это было правдой! Тристан действительно был ребенком, если сравнивать его с опытным зельеваром, был преданный и слегка несообразительный как пес и дико боялся налажать. Но не нужно было относиться к нему снисходительно! Тристан не для этого учился на курсах аврора, каждый день занимался и тренировал свой разум и тело.
Тристан зашел в ванную, мимолетом восхитился огромной ванной и неловко кряхтя забрался в нее. Включил холодную воду, наконец расслабился, ощущая как с теплом из него выходило и возбуждение и стыд, и раздражение, и даже сожаление о своем собственном бездействии. Он простоял под струями холодной воды несколько минут, помыл голову очень приятно пахнущим шампунем, только после этого понял, что теперь будет пахнуть как Мин Ву, выбрался из ванной и подскользнулся на кафеле. Если бы не тренировки, он бы грохнулся на задницу, но Тристан успел сгруппироваться, ухватился за кран и просто сел в полушпагат. Немного попучив глаза, попыхтев и восстановив вертикальное положение, Тристан быстро вытерся, натянул обратно свои боксеры и вернулся в комнату.
- Знаешь, мне нужно возвращаться в больницу. - тихо и смиренно произнес он. Теперь было стыдно за то, что он так грубо говорил с Крисом. - Сестра меня прикончит, мне кажется. Прости...
Он начал одеваться, стараясь не смотреть на парня.
- ... Хочешь сходить сегодня вечером в ресторан? - Неуверенно начал Трис, поворачивая к нему голову. - ... посидим там... поедим. Выпьем...

+2

30

Крис уже успел понять, что совершил ошибку, но не торопился бежать за Тристаном, ловить его за руки и что-то объяснять. Нужно было дать понять, что он уверен в себе, в партнере, вообще во всем, что происходит между ними, поэтому позволяет себе быть открытым и хочет подобной же ответной реакции. Ему было понятно, что Тристану еще только предстояло к этому прийти, но Крис хотел подождать. Во всяком случае, он сам тоже не сразу же вырос и не моментально превратился в того, кем являлся сейчас. Сколько Крис совершил ошибок! О, да рук не хватит, чтобы сосчитать.
Поэтому он терпеливо убрал посуду, помыл ее с помощью магии, решив, что не хочет тратить на уборку собственное время, практически застелил постель, а потом вдруг подумал, что зря это сделал: в его планы входило вернуть Тристана обратно в кровать, как бы он там ни дергался. Была мысль, что сейчас будет попытка побега.
Крис угадал.
Он вздохнул, посмотрел сначала на потолок, а потом на Тристана, притом очень внимательно и выразительно, даже руки на груди сложил.
- Тристан, дорогой, я пробыл в больнице все те дни, что ты там лежал. Мария сообщила мне о произошедшем в первый же день, несколько часов мне пришлось доказывать, что меня нужно впустить в твоею палату и что меня действительно не стоит выгонять. Клянусь подъюбником Морганы, я был на вот таком, - он показал пальцами, - расстоянии от того, чтобы применить еще один Империус, с трудом воздержался. И все это время я сидел рядом с твоей кроватью, практически не спал, держал тебя за руку и не мог сосредоточиться на книге. А когда меня в очередной раз захотели вывести из палаты, закатил такую истерику, что всех перепугал. Так вот, к чему я веду: даже если Мария осмотрела каждый уголок больницы, если там все на ушах стоят и не очень представляют, что с тобой и где ты, ничего страшного с ними не произойдет, если я отправлю сову. Кроме того, я практически уверен, что твоя сестра уже сама обо всем догадалась. Она самая настоящая умница, и есть у меня все подозрения, что сильнее ее гнев будет, если ты сейчас слиняешь из моей квартиры искать очередные приключения на собственную задницу.
В жизни Криса явно наступил период длинных речей. Половину времени, что говорил, он стоял рядом с Тристаном, держал его за локоть и не давал нормально одеться, потому что где это видано вообще, чтобы недавно пролежавший без сознания человек рвался куда-то там пойти? Да даже если и в больницу! У Криса было достаточно лекарственных зелий, чтобы поднять на ноги кого угодно, да он мог сам на глазок подобрать рецептуру и сказать, что именно стоит делать, что Тристан уже через день скакал бодрым молодым козликом.
- Поэтому сегодня вечером мы ужинаем у меня. И обедаем тоже у меня. И уж если я тебя куда-то отпущу, то сам лично передам из рук в руки Марии, когда она придет сюда. А это обязательно произойдет, уж поверь мне.
Крис старался сделать очень строгое лицо, но вместо этого явно промахивался с выражением глаз, потому что смотрел на Тристана мягко и даже под конец улыбнулся и прижался.
О том, что никто здесь никого не жалеет, Крис промолчал, потому что не видел смысл потрясать воздух. Ему нравилось, что Тристан пах его шампунем, доставляла удовольствие мысль, что они спали в одной постели, а еще то, что они не сдвинулись за полгода с мертвой точки, зато за последние сутки все происходило так стремительно, что на него уже, кажется, даже обиделись.

+2


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » Roses are red violets are blue, I can’t rhyme but can I date you?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC