Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » let's start again


let's start again

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s8.uploads.ru/OVWpF.png http://s5.uploads.ru/9I81Y.png http://s5.uploads.ru/Ee7zj.png

from the very beginning

ДАТА: 21 октября 2026

МЕСТО: больница Святого Мунго

УЧАСТНИКИ: Jimmy Kiddell, Sanjay Summerbee

Что ты будешь делать, когда о помощи попросит человек, которого не выносишь с детства?

+1

2

Надо сказать, Джимми совсем не предполагал, что так получится, подобный вариант развития событий даже не предполагался. Более того, мистер Кидделл был уверен в своём новом проекте так же твёрдо, как в том, что его жабутикаба-сказочница никогда не научится говорить по-английски. Всё шло по уже ставшему привычным сценарию: сначала появилась искра, твёрдая уверенность, что ему необходимо создать что-то новое, что-то, что не будет иметь ничего общего с уже существующими работами, потом эта искра начала не давать ему покоя, мешать спать и жить и прямо-таки действовать на нервы, а вслед за этим, как водится, пришло озарение. Явилось оно, по своему обыкновению, во сне: Джимми приснилась гигантская говорящая капибара, которая неотступно следовала за ним по всему Лондону, на все лады костерила его за то, что он не обратился к ней за помощью в избавлении от творческого кризиса и при этом почему-то держала в лапе пустой канделябр. Проснувшись, Джимми понял, что вот он, ответ: для новой палочки нужна шерсть капибары и, конечно же, древесина канделябрового дерева!
  На добычу ингредиентов пришлось потратить некоторое время, но через полтора месяца взяться за работу, наконец, удалось. Джимми был в восторге: он соединит деятельную натуру, активность и трудолюбие капибары с изяществом и несколько отстранённой созерцательностью канделябрового дерева, и получится новый шедевр. Обязательно получится, в этом даже нечего сомневаться, нужно только отточить форму, уравновесить начала, по своей природе не слишком гармонирующие друг с другом, а потом отработать результат на практике.
  К середине октября "канделябровая" палочка была закончена, и Джимми, выбрав день посвободнее, спровадил всех из лавки и мастерской, закрыл двери и в самой дальней комнате, куда даже по случайности не могло попасть ни одно живое существо, включая дона Пепе, приготовился провести первое испытание.
- Ай, милая, - он любовно погладил палочку, почему-то показавшуюся очень тёплой на ощупь. - Ай!.. - пальцы побарабанили по футляру и слегка дрогнули: как всегда, в первый раз прикасаясь к своей новой работе, Джимми здорово нервничал. - Ну, начнём, - он глубоко вздохнул. - Ну, попробуем... Нокс!
  Всё случившееся дальше, произошло с такой скоростью, что ни отследить толком события, ни сообразить, как и почему они происходят, Джимми не успел. Запахло палёной шерстью и серой, стало сперва жарко, потом холодно, послышался отдалённый крик попугаев, похожий на эхо, раздался оглушительный хлопок - и всё одним махом закончилось. В комнате нисколько не стемнело, в руках у него была половина палочки, вторая, треснувшая и расщеплённая, лежала на столе. А ещё не отпускало какое-то странное покалывающее ощущение в лице. Оно, пожалуй, волновало сейчас Джимми меньше всего.
  Бережно сложив обломки в футляр и убрав со стола неожиданно много серой шерсти, он сокрушённо вздохнул: жаль, очень жаль. Ведь вроде бы всё было сделано и выверено правильно, да и капибары просто так людям во снах не являются, так почему же ничего не получилось? Безусловно, это далеко не первый его провал, и он его переживёт и исправит, но почему? Как так вышло? Должна быть причина и её необходимо найти.
  Размышляя о победах и провалах и разыскивая ключ от "экспериментаторской" комнаты, Джимми как-то незаметно оказался перед зеркалом в углу, бросил рассеянный взгляд на своё отражение и замер. Вот оно, вот откуда это странное ощущение покалывания: всё его лицо, от подбородка и нижней челюсти до самых скул, теперь покрывала серая жёсткая шерсть капибары. Шерсть выглядела здоровой, блестящей и густой и, пожалуй, придавала некоторую изюминку его внешности, но приходилось признать, что покупатели и зрители такую метаморфозу вряд ли оценят, а, значит, её просто необходимо поскорее убрать. Убрать прямо сейчас!
  Десять минут понадобилось Джимми, чтобы перевернуть вверх дном всю лавку, найти бурнус, купленный во время египетской поездки и тщательно замотаться в него, чуть меньше часа - чтобы добраться на велосипеде до больницы. Там, перед витриной универмага "Пердж энд Доус Лимитед", он провёл задушевную беседу с устрашающим манекеном, был признан достойным медицинской помощи и отправлен по назначению.
  Некоторое время Джимми праздно слонялся по нужному этажу, потом на время притих в углу. Продлилась эта минута покоя ровно до того момента, как на пороге появился некто, явно принадлежащий к числу сотрудников Мунго, а потому вполне подходящий, чтобы стать объектом атаки. Джимми подхватился с места и, по-прежнему не расставаясь с бурнусом, кинулся навстречу молодому волшебнику.
- Сэр, это недопустимо! - выпалил он ещё до того, как ему задали хоть какой-нибудь вопрос. - То есть... не поймите меня неправильно, я очень люблю всё, что отличается, не вписывается в рамки, по-особенному звучит, но... Боюсь, шерсть никак не может считаться художественной находкой! - он тряхнул головой, а потом с надеждой заглянул целителю в лицо: - В Мунго ведь должно быть какое-то... антигрызуновое средства? - несмотря на всю свою настойчивость, бурнус Джимми так и не снял.

+3

3

Третий курс закружил Санджея в водоворот занятий и практик в Мунго, так что он не особенно заметил переход от первой декады сентября до третьей октябрьской. Недели его были похожи друг на друга и переплетены меж собой, как сиамские близнецы, но это — глобально, в плане темпа жизни, и вовсе не являлась его жизнь синонимом тухлой рутины. Стоило приглядеться получше, и уже выходило, что ни один день не копировал другой полностью, было в каждом что-нибудь, что делало его прожитым не зря.
Санджей шёл по своим делам. То есть, собирался совершить набег на буфет, который для посетителей, потому что в служебном к этому часу ничего уже не осталось, а новое будет едва ли раньше, чем через пару оборотов часовой стрелки. Организм же требовал своего немедленно. Именно поэтому Саммерби оказался на пятом этаже, который был последним препятствием перед относительным рогом изобилия, что располагался на шестом.
Мыслями он был уже совершенно в плену еды, поэтому тот момент, когда можно было уклониться от стремительно надвигавшегося мужчины, он безбожно упустил.
Мужчина был, вероятно, расстроен, наверняка взвинчен и... И ещё мужчина совершенно точно был Джимми Кидделлом.
Настроение Санджея мгновенно рухнуло вниз, как с горной вершины тяжёлый камень. Он как-то сразу понял, что планы на тему ужина придётся отложить.
Разумеется, он хотел отделаться от Кидделла. На его месте любой голодный человек этого захотел бы, даже без каких-нибудь личных счётов. А у Санджея они, ко всему прочему, были. Большие и жирные, как тараканы с Мадагаскара.
В то время, которое понадобилось Джимми для описания своей проблемы, в голове юноши происходил полный хаос. Во-первых, он мысленно орал. Вот так: «АААААААААААА!». Во-вторых, он слал незваного пациента в могилу к Волдеморту, погреться у иссохших костей, и его вообще не волновало, была ли у Реддла могила. В истории он ориентировался так себе. В-третьих, он убеждал себя, что не обязан ничего делать. Потому что Кидделл, чтоб его, сам виноват, что его дурацкие эксперименты обернулись против него! То есть, конечно, нет. То есть, конечно, в-третьих звучит вот так: он не обязан, потому что прикреплён к другому отделению. К тому, которое на первом этаже. А «сам виноват» пусть будет во-вторых-с-половиной и в очень тайных скобках, потому что колдомедику такие мысли не положены. В-четвёртых, на этаже есть свой дежурный. Вот пусть и разбирается.
На свою беду, Санджей отлично знал, кто в этот вечер дежурил на пятом этаже. По этому поводу его беспощадно кусала совесть. Возможно, юноша был несправедлив, ведь не оставили бы на целый этаж кого-то недостаточно компетентного, да? У него самого был напарник, который остался внизу. Но он этому целителю не доверял настолько категорически, что не отправил бы к нему даже Анджея. Кидделла же он ненавидел не так сильно, как Анджея. То есть, довольно близко к тому, на самом деле, но Саммерби не мог позволить этому человеку быть на вершине хоть какого-нибудь списка, пусть даже его личного. Ему полагалось второе место, как истинному неудачнику.
Это был первый аргумент в пользу помощи. Второй заключался в том, что, несмотря на прикрепления, учились они всему, просто не так углубленно, как своему направлению. И практиковаться тоже должны были. Третий — в том, что лицо доброжелательного идиота он умел делать абсолютно профессионально, так что потом, когда ему будут выдавать нагоняй за то, что взялся за чужого пациента, сделать вид, будто он не смог найти дежурного по этажу, будет очень легко. Четвертый, на вкус юноши, был самый мерзкий. Путь колдомедика не предполагает предвзятости. Он был обязан помочь Кидделлу просто оттого, что отчаянно не хотел этого делать. Чтобы доказать себе, что не ошибся, чтобы показать себе, что это начало, и так будет всегда, всегда он должен будет вести себя как нейтральный специалист, а не живой человек со своими эмоциями. Никогда эмоции не позволят ему быть хорошим колдомедиком, поэтому давить их нужно прямо сейчас. Пока ещё не поздно.
Последний этот факт перевешивал все остальные, вместе взятые. Саммерби тихонько вздохнул и бросил на модную шёрстку внимательный взгляд, который из страдальческого мгновенно стал цепким и оценивающим.
— Не волнуйтесь, мистер Кидделл, — со всей мягкостью, которую в эту минуту смог в себе найти, ответил Санджей, — это поправимо.
«Хотя я бы не отказался посмотреть, что ты будешь делать, если останешься таким навсегда. Могу я что-нибудь перепутать? Что со стажёра взять?» — мысль была одновременно гадкой и приятной, и Саммерби как можно быстрее её от себя отогнал.
— Идите за мной. Я вам помогу.
Он был совершенно уверен, что Джимми его не узнал. Это было невозможно — провести параллель между восьмилетним мальчиком, которого встретил лицом к лицу всего однажды, и двадцатилетним юношей, которого видишь в момент нервного напряжения.
Санджей прикинул, в каком из кабинетов может быть необходимый ему набор препаратов, кивнул сам себе и отправился к дальней двери, периодически оглядываясь на Джимми, чтобы продемонстрировать, что про пациента он не забыл.
Положив ладонь на дверную ручку, он шепнул своё имя. Дверь на короткое мгновение осветилась синим, а затем послышался щелчок, характерный для открытия замка.
Привычными жестами зажигая магическое освещение, он отправился мыть руки и надевать одноразовые стерильные перчатки с целым набором защитных чар на них.
— Садитесь на кушетку и снимите, пожалуйста, капюшон.

Отредактировано Sanjay Summerbee (2018-03-22 21:51:50)

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » let's start again


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC