Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » you're not allowed to forget me, Robards


you're not allowed to forget me, Robards

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s3.uploads.ru/qB5cH.gif http://sg.uploads.ru/xKvYz.gif

you're not allowed to forget me, Robards

ДАТА: 17 июля 2025

МЕСТО: больница св. Мунго

УЧАСТНИКИ: Eleanor Croyne & Lionel Robards

you better start to remember

+1

2

Ему все казалось, что они смотрят на него с немым разочарованием несмотря на то, что улыбаются. Почему ты не вспомнишь нас, Лайонел? Что с тобой не так? Мы твоя семья. Лайонел помнил, что его зовут Лайонел, только потому, что ему об этом сказали 3 дня назад. Он закрывал глаза и чувствовал на себе их взгляды, отходил к окну и чувствовал. Он не смотрел на них, но они постоянно смотрели на него. Как те картины, на которые с какого ракурса не глянь, кажется, что взгляд нарисованного направлен на тебя. К середине дня Робардс устал нервно передергивать плечами, пытаясь стряхнуть с себя эту слежку, открепил все колдографии от стены и сбросил в ящик тумбочки у кровати. На не озвученный вопрос мисс Тики, зашедшей позже, он ответил, что они на него пялились. Она все поняла. Или сделала вид, что поняла. Все в Мунго делали вид, что понимали. Интерны в коридорах, завидев его, пялились, но быстро опускали взгляд или делали вид, что занимаются своими делами, если замечали, что он смотрит. Это раздражало на самом деле, но большую часть времени здесь Нел не чувствовал себя особо раздраженным. Он подозревал, что ему подливают умиротворяющий бальзам в завтрак или что-то типа того. Он не возражал. Вряд ли бальзам помешает ему что-то вспомнить, а уж после того неудачного раза с легилиментом, он и сам был не прочь выхлебать пару склянок.
Ощущения были странными. Он мог вспомнить состав бальзама - когда нужно добавить лунный камень и когда помешать, - но не помнил, кто его научил. Он знает о существовании Хогвартса и осознает, что ходил туда, но сколько бы не напрягал извилины, не может припомнить абсолютно ничего из пребывания в замке. Даже сам замок в его сознании выглядит довольно расплывчато, так, чтобы хватило только для того, чтобы понять - да, это замок. Словно он смотрит на него сквозь старое грязное стекло.
Теперь он помнит еще и огонь, первый прогресс за три дня. Не то чтобы лучшие воспоминания в его жизни. Но самым пугающим было не это. Пугало, что это было его единственным воспоминанием, не считая, конечно, пребывания в больнице. Этому он по крайней мере мог доверять практически безоговорочно: ожоги на забинтованных почти по самые плечи руках были залечены, но чесались просто неистово. Между встречами с незнакомыми людьми, какими-то процедурами и допросами ему было совершенно нечем себя занять. Чем он любил заниматься раньше? Были ли у него какие-то хобби? Были ли у него друзья и если да, то где они сейчас? Какого лешего за эти три дня он не встретил никого, кто сказал бы ему, что они были друзьями? Только колдомедики и авроры. Авроры, с которыми он якобы работал раньше, которые якобы были его коллегами. Они смотрели на него как на дикого зверя и слегка с презрением, вот уж с ними он друзьями явно не был. Может быть пускать к нему посторонних запрещено? На его вопросы отвечали редко, а если отвечали, то преимущественно не давая прямого ответа. С одной стороны, это бесило, с другой - он знал, что считается главным подозреваемым. О том, что он действительно мог быть виноват, Лайонел старался не думать. Каким чудовищем надо быть, чтобы сжечь свою семью? Чудовищем он себя не ощущал, хотя по ночам его пытались грызть сомнения. Зелья сна без сновидений ему не давали, наверное, в надежде, что ему может присниться что-то дельное. Ему не снилось ничего, он вообще не особо много спал.
Робардс преимущественно бездумно мерил шагами свою палату, когда заслышал шум в коридоре. На пятом этаже это, наверное, не было чем-то из ряда вон. Нел считал, что особо буйных здесь не водилось, хотя ему еще не удалось разузнать все подробности о жизни на этаже помешанных. За то время, что он здесь провел, никто не буянил, поэтому Лайонел замер и попытался прислушаться. Ему казалось, что будь это пациент, то все должно было улечься достаточно быстро, колдомедикам разрешалось пользоваться палочками в экстренных случаях, но шум только нарастал, и Нел был уверен процентов на девяносто, что он приближается к его двери. Он нахмурился и на всякий случай отошел к кровати, как будто, если что, она способна защитить его от чего бы то ни было. Самое забавное, что он даже не знал, всегда ли он вел себя как идиот или это новый он. Додумать Робардс не успел, потому что дверь, наконец, открылась.

+1

3

Элеанор была не из тех, кто пренебрегает своим отдыхом ради.. чего бы то ни было. Ровный тон кожи и гладкая кожа лица были главными ее заботами до того момента, как не прилетела эта чертова. Маленький почтовый анахронизм с крыльями еще никогда не вызывал у мисс Кройн таких эмоций. Возлегая на шезлонге, девушка, не отвлекаясь от принятия солнечных ванн, взяла аккуратно запечатанное письмо с серебряного подноса, на котором его подал щюпленький мальчик из обслуги. Цепкие пальчики ловко вскрыли конверт и развернули пергамент, где было не больше сообщение, нацарапанное стандартным бюрократическим подчерком. Ленни подорвалась с места быстрее, чем перед началом сезона распродаж. Отдых был отменен, она была просто обязана вернутся. Сама мысль о возможной смерти Робардса заставила ее побледнеть. Сердце замирало, забывая делать удары. Плюнув на чемоданы и прочее барахло, которое было велено доставить сразу домой, Элли скорее направилась в Лондон. Потребовалось время, чтобы отыскать Нела и еще немного, чтобы пробиться к нему.
Эти идиоты из Министерства не хотели пускать ее лишь потому что у них с Лайонелом не было кровного родства. Умственно отсталые гоблины! Их волнует только общая кровь! Они и есть семья друг друга, у нее есть только он и если из-за этих скотов Ленни не может попасть к единственному на всем свете человеке, чья судьба ее действительно заботит, девушка сделает так, что карьера этих убогих покатиться к черту, быстрее чем они успеют промямлить «извините». Деньги и связи творят чудеса даже в таких ситуациях. Не прошло и пары часов, а Элеанор уже вышагивала по коридору Святого Мунго. Понять насколько сильно ее взбудоражило известие о пожаре можно было ее нетрадиционно скромному внешнему виду, который не сильно сочетался с ее повседневным стилем. Неоправданно дорогие туфли ядрёно-лимонного цвета на высоком каблуке никто не отменял, но вот остальная часть наряда была раскрашена в тускло-серые цвета.
Ни один человек, колдомедик или аврор не мог остановить барышню или хотя бы уменьшить ее пыл. Проблемы начались еще на входе, но вихрь «Ленни» было уже не остановить. С каждым новым шагом, с очередным препятствием возникающем на пути, мисс Кройн свирепела все сильнее. Несмотря на изначально траурное расположение духа, по мере приближения к заветной палате, Элеанор становилась все громче и все жесче в подборах выражений. Она гордо вышагивала по корридору с видом владелицы сего лечебного заведения, а за ней беспрестанно кудахтая неслись толстые курицы в своих желтых мантиях, вяло размазивающие своими жалкими подобиями волшебных палочек. У самой двери на пути встали два аврора, которые занимались этим делом. Они пытались остановить  Ленни. Резким движением изящные пальчики Элли вцепились в ворот мантии одного из них. Она и так потеряла слишком много времени. 
-Послушай, я войду в эту палату в любом случае, а вот сохранишь ли ты свою должность – большоооой вопрос.
Угрозы таким людям обычно не заканчиваются ничем хорошим, но видимо в глазах девушки горел столь яркий огонек решительности вперемешку с отчаянием, что молодой мужчина отступил, давая ей дорогу. Кройн прошмыгнула между широкоплечими аврормами в темных мантиях и залетела в светлую палату.
-Какого черта, Нел!?- завопила Ленни, скидывая жакет на стул. Она меняется в ту же секунду, как переступает порог, от былого гнева не остается и следа. Непринужденность как она есть, будто ничего и не было. - Я отлучилась всего на неделю, а ты уже попал в такую историю!?
Были ли такие слова уместны!? Конечно нет. В этом треклятом пожаре погибла вся его семья и Элли это прекрасно знала. Он пострадал, ему было больно и ни один нормальный человек не стал бы говорит такого своему другу, который пережил кошмар в реальном мире. Но вот только они с Лайонелом были также далеки от нормальности, как Солнце от Плутона. Он должен был понять, должен был пошутить в ответ. Но в палате повисло молчание, которое давило на барабанные перепонки девушки и заставляло сердце биться быстрее, подгоняя к горлу комок. Ей говорили, что с ним что-то не так, что память его подвела, что все плохо. Но Элеанор не могла даже представить, что все будет так.
-Пошли вон отсюда- прошипела девушка, гарпиям, которые пытались просунуть свои любопытные носы в палату. Все эти люди не занимаются лечением Нела, а просто пялятся на него, как на Джарви в зоопарке. Пухлая колдунья пыталась возражать, но мисс Кройн бросила на нее настолько злобный взгляд, что та лишь потупила взор и нервно захлопнула дверь.
Впервые в жизни ей стало неловко, что было особенно невероятно, учитывая КТО стал тому причиной. Продолжая стоять у двери, нервно покусывая нижнюю губу. Такого просто не может быть. Сделав неуверенный шаг в сторону Робардса, девушка замерла, будто боясь спугнуть дикого зверя.  По рукам, пальцы которых уже успели похолодеть, побежала легкая дрожь.
-Ты правда меня не узнаешь?!- тихо спросила Элли, вглядываясь в полные непонимания глаза Лайонела. –Нел, это же я, Ленни

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » you're not allowed to forget me, Robards


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC