Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » Thrift Shop


Thrift Shop

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sf.uploads.ru/0cHQe.gif
http://sf.uploads.ru/oQi1a.gif

One man's trash, that's another man's come up.

ДАТА: 17 июля

МЕСТО: начало - в "Твилфитт и Таттинг"

УЧАСТНИКИ: Milo Duke, Alistaire Fitzgerald

Иногда любопытство заставляет идти в магазины для богатых, заходить внутрь и даже разговаривать там с людьми. А это, как известно, может повлечь за собой новые знакомства.

+2

2

Косая аллея всегда заставляла Майло немного переживать.
Когда он шел рядом с волшебниками, обычными, казалось бы, волшебниками, самыми настоящими, ничем не выделяющимися из толпы таких же, как они, у него потели ладошки, а язык присыхал к горлу. Чувствовать, что ты отличаешься от всех, было печально, но Майло, проживший всю свою жизнь среди магглов и подозревавший у себя то вмешательство инопланетян в разум, то простую и банальную шизофрению, каждый раз испытывал то приятное переживание, которое свойственно всем, кто прикасается к прекрасному.
Орали совы, под ногами шныряли кошки, кто-то с помощью заклинания держал книгу в кафе, пока уминал пирожные, и это все становилось настолько привычным и нормальным, что Майло даже начинал переживать, осознавая, что в какой-то момент больше не будет задерживать дыхание, проходя через стену, отделявшую магический Лондон от маггловского.
Он прогуливался, никуда толком не шагая, изредка поднимал камеру, чтобы сфотографировать то, что находил занимательным. На взгляд человека, полностью привыкшего к чудесам, Майло снимал какую-то херню, на его собственный - то, что показывало окружавшее великолепие.
О, можно было ходить часами и рассматривать афиши и плакаты! Можно было пялиться на каждую витрину, покупать дурацкие сладости, даже ненадолго заглянуть в Лютный, потому что хоть там и было откровенно опасно для обычного сквиба, все равно место вызывало явный интерес.
Засмотревшись, Майло врезался в какого-то полувеликана, извинился, улыбнувшись во все зубы, в ответ получил такую же улыбку, а потом, когда огляделся, понял, что стоит почти что на пороге дорогущего магазина одежды.
Это точно не было знаком: денег практически не было, надетая сейчас одежда точно не тянула до уровня люксовой, были все подозрения, что его выкинут прямо с порога, но Майло не был бы собой, если бы не решил попытать счастья и глянуть хотя бы одним глазком на то, как шьют одежду маги.
Он торчал у огромного окна, смотрел, как молодой человек колдует над тканью, даже сделал снимок, и только тогда, когда на него посмотрели, помахал рукой, пожал плечами и решился войти внутрь.
- Прошу прощения, вы просто были так увлечены своим делом. Хотите, я покажу вам, как это выглядело со стороны?
Повод был отличный. Майло, пока дружелюбно болтал и вновь включал камеру, осматривался, отмечая, что тут была целая полка с тканью со звериным орнаментом и наклеенным на дверцу розовым сердечком с ярко-алым поцелуем посередине. Куча перьев, меха, какая сетка, блестки, ленты... Нет, в магазинах, где делают вещи на заказ, нищебродам было не место. Но ведь можно поглядеть одним глазком? Можно.

+3

3

  Алистэр был полностью в своей стихии. Сегодня был один из самых спокойных дней в Тфилфитт и Таттинг – скорее всего, из-за того, что времени было всего два часа по полудни, пятница, и все белые и синие воротнички дорабатывали свои последние часы на этой неделе. Конечно, богатых филантропов это не касалось. К нему уже заходила мадам Леруа со своим вездесущим щенком шишуги, который каждый раз намеревался погрызть дорогие ткани. Особенно, ему были по вкусу выкройки из египетского хлопка, что практически довело Фитцжеральда до морального инфаркта. Очень скрытный пожилой волшебник, мерки которого записались как "мистер N", с грузным телом и невероятной шевелюрой. И, конечно, один из его самых любимых посетителей – миссис Ли, которой он не только помог придумать новое платье для приема у высокопоставленных французских волшебников, но и выудил приглашение на этот прием как "подающий надежды молодой дизайнер". В общем и целом, день складывался замечательно, и в таком приподнятом настроении Алистэр и кружил в своем царстве иголок и ножниц, прибираясь перед очередной примеркой. Раскладывать ткани класса люкс волшебству он не доверял, хотя чтобы красиво уложить её на манекен воспользовался волшебной палочкой, закручивая в жгуты и расправляя подол.

  Именно в этот момент, переферийное зрение поймало нечто, напоминающее вспышку, и он развернулся на каблуках, так и оставаясь с иголкой в одной руке и палочкой в другой, от запылившихся ботинок до вихря на макушке осматривая своего наблюдателя.

  – Конечно, слава о нашем магазине дошла уже до самого средиземноморского побережья, но экскурсии у нас назначены только на начало сентября, – бесстрастно проговорил Фицжеральд, всё ещё критически осматривая одеяние молодого человека. И как любой из существующих людей мог носить что-то наподобие... этого. У него даже вызвало это улыбку, и заинтересованность победила напускной снобизм. – Хотя давай, показывай, что у тебя там. Моя внешность должна быть достаточно колдогеничной, – он двумя шагами пересек кедровые половицы и, зацепив иголку за карман своего жилета, с интересом склонил набок голову, но так ничего и не увидев кроме объектива, вновь вошел в свою колею. – А по твоему виду и не скажешь, что у тебя талант, где ты нашел эту одежду? – он начал обходить Майло мягкой поступью, разглядывая со всех сторон. – Явно не коллекция последних лет, и похоже на маггловский ЭмЭндЭйч, или как его там называют.

Отредактировано Alistaire Fitzgerald (2018-03-01 20:04:29)

+3

4

Признаваться в том, что является сквибом, Майло не любил, потому что рядом с нормальными волшебниками чувствовал себя в некоторой степени ущербным. Компенсация, которой он не гнушался, буквально сжирая учебники, заглатывая новые знания о магии, здесь работала плохо: даже Илиан, не отличавшийся талантом в использовании палочки, не был впечатлен.
Портного, немного манерного и даже слегка метросексуального, книжечками явно было не удивить, поэтому Майло только похлопал ресницами и заулыбался шире.
- ЭйчЭндЭм, - исправил он, испытывая в некотором роде восхищение. Ведь это ж надо! Волшебник знает маггловский магазин! Конечно, модникам явно полагалось быть в курсе всех неожиданных трендов, но не настолько, чтобы знать такие тонкости.
Майло рассеянно глянул на камеру и одновременно понял две вещи. Во-первых, он понятия не имел, где изначально была его одежда, потому что предпочитал экономить и закупаться шмотками в секондхенде, мастерски выбирая из всей массы что-то приличное и дешевое. Об этом говорить метросексуальному модному волшебнику было явно кощунственно, потому что выглядел портной так, будто носил исключительно то, что шилось на заказ. Во-вторых, камера явно не тянула на дешевую "мыльницу", оставленную дома, поэтому возможности посмотреть колдографии - да даже фотографии! - не было. До сих пор Майло порой забывал, что волшебный мир хоть и был безмерно крутым, явно требовал внедрения некоторых технологий маггловской среды.
- Ну, эээ... он пленочный, поэтому я могу потом принести и показать вам колдографии. Завтра. Или сегодня ближе к ночи.
Это, наверное, напоминало приглашение на свидание, но Майло простодушно решил, что даже если и так, то ничего страшного. В конце концов, если что-то кажется ему, то процентов девяносто, что остальные люди этого даже не заметят. Он привык быть немного неадекватным.
- Я иногда забываю, что тут нельзя все сразу, - он помахал рукой над камерой, - глянуть. Понимаете, привык к маггловскому фотоаппарату, а там есть возможность глянуть фотки.
Говоря все это, Майло посматривал по сторонам, старался найти еще какой-нибудь кадр, который, возможно, потом войдет в историю колдографии. Он даже успел мысленно обрядить стоявшего перед ним волшебника в какие-то тряпки.

+1

5

  Отношение Фицжеральда к общепринятой моде было не таким трепетным, как к нахождению уникального стиля, подходящего человеку, для которого этот стиль и создавался. Многим из его клиентов не подходили современные ткани и то, что обычно «блистает» на Косой Аллее, Лицедейском бульваре и модных показах в Париже. Многим он советовал что-то уникальное, ведь одежда призвана подчеркивать индивидуальность, служить искусству самовыражения, если хотите, нести в массы понятие о том, кто перед ними. Вот он, например, отдавал предпочтение жилеткам, для них в его гардеробной был выделен отдельный шкаф, и все они были распределены по цветовой гамме, узору и пошиву. Однако, было бы кощунством не следить за новыми тенденциями и не идти в ногу со временем. Даже если эти тенденции принадлежали к маггловской культуре. Безусловно, он не кричал на каждом углу о том, что знает не только названия, но интересуется и создаваемыми коллекциями, иногда даже презрительно кривил нос при упоминании маггловских технологий производства ткани, но знания были, и сейчас он понял, что сболтнул лишнего. Вдруг этот фотограф – чистокровный маг под прикрытием. Паранойя могла развиваться пародоксальными темпами, но сейчас он её мастерски заглушил одной мысленной пощечиной, и ответил на широкую улыбку молодого человека своей, с некоторой лукавостью в глазах.

  – Жаль, но я был бы рад увидеть себя на колдографиях, и недавно даже подумывал о фотосессии в угоду своему самолюбию, – он подмигнул, на секунду подняв взгляд от одежды фотографа, и вновь вернув его на безрукавку чисто-белого цвета и рваные джинсы. Даже протянул руку и беспардонно потрогал ткань, объяснив это в своей голове как профессиональную привычку. – Ближе к ночи? – Алистэр чуть облизнул нижнюю губу, сраженный непосредственностью, как это казалось со стороны, и задумался на несколько мгновений разглядывая ткань.

 – Подожди здесь одну секунду, – портной вскинул палец вверх, будто одним этим движением мог остановить фотографа от исчезновения по-английски, и сам скрылся за тяжелыи шторами, за которыми скрывалась мастерская. Он провёл там в общей сложности минут пять: слышалось перескальзывание колесиков по полу, стальной призвук сдвигаемых в сторону вешалок, шуршание коробок, пока Фицжеральд не выскользнул из своей обители с перекинутыми через предплечье несколькими рубашками разнообразных оттенков и торжественно свисающей с вешалки на двух пальцах куртки из драконьей кожи. Даже не спрашивая разрешение, он расположил это всё на подставке и начал скептично прикладывать к торсу парня, бормоча себе под нос: «если это подшить, и тут сузить, а вот тут убрать рукава, хм»...

 Наконец, очнувшись из своего забытья и осознав, что перед ним не заколдованный манекен, а настоящий человек, он поднял взгляд и победно улыбнулся.

  – У меня для тебя есть сделка, – портной хитро улыбнулся, перевешивая через спинку стоящего рядом кресла последнюю рубашку, – всё это вещи прошлогодней коллекции, которую у нас уже не берут, но они легко могли бы тебе подойти. Давай так, если мне понравятся твои фотографии, и ты согласишься на фотосессию, я расплачусь с тобой ими. Так ты хоть на честного волшебника будешь похож, а я устрою себе дома маленький алтарь, – он сделал шаг вперед, протягивая руку. – По рукам?

+1

6

Майло всегда считали крайне странным и, мягко говоря, не стремились обращать на него внимание. Все любовные страдания пролетали мимо со свистом фанеры, как и любовные радости, потому что относить их было не к кому. В последнее время в жизни появился Марс, но чем дальше в лес, тем отчетливей Майло понимал, что ему, кажется, в той степи ничего не светило. Надежда не пропадала, но все же.
И когда манерный метросексуальный волшебник прикоснулся к одежде, появилась шальная мыслишка, что с ним заигрывают. То есть вот прямо настоящий и живой человек с ним заигрывал. Прямо сейчас.
Да с Майло не заигрывали... никогда, кажется?
Огромных усилий стоило взять себя в руки и никак не показать, насколько он изумлен, рад и вообще прямо сейчас готов согласиться на все, что только можно, потому что где-то глубоко на подсознании все же осознавал, что проявление хорошего отношения - это далеко не всегда обещание идти рука об руку в закат и провести рядом всю жизнь.
Кто-то однажды сказал Майло, что вся причина в том, что раньше к нему никто хорошо не относился.
Майло понял, принял, поверил, но на него самого и на мировосприятие это практически не повлияло.
Он остался стоять, как и его попросили, не очень убедительно говорил себе сделать морду проще. В любом случае, этот волшебник видел его впервые и мог подумать, что Майло просто очень дружелюбный - каким он, в общем-то, и был.
Дальнейшее походило на сказку. Перед ним была фея-крестная, а он был Золушкой. Ну и что, что они оба были мужиками? Бал, вроде, тоже не обещался, туфелек из хрусталя под боком не было. Но колдографические сессии в таких случаях, как этот, были для Майло самым настоящим подарком, о котором разве что мечтать приходилось, и сейчас волшебник предлагал ему и фотосессию, и даже подгон одежды. Да для того, чтобы купить одну такую рубашку, пришлось бы работать месяца три без особых трат на жизнь!
Майло показалось, что у него мигом вспотели ладони, а ему уже протягивали руку. Исхитриться и вытереть лапищу об джинсы не получалось, поэтому пришлось затаить дыхание и согласиться на рукопожатие так. Оказалось, что страх был излишним: Майло был слишком взволнован и сам додумал потные ладошки.
- По рукам. Я и сам вам готов был предложить фотосессию, потому что у вас действительно интересная внешность, и когда я увидел вас через окно, не смог пройти мимо. Вы очень гармоничны во время работы, будто находитесь в собственном царстве, в котором все только по вашим законам, - Майло понесло. Он был тем еще болтуном, когда на него нападало вдохновение. - Когда и где вам будет удобно? Тебе. Я Майло Дюк, кстати.
И сразу же он понял, что ближе к ночи, было ведь сказано!

+2

7

 Общение с миром у Алистэра выражалось в прикосновениях, тактильность – по большей части, являющаяся профессиональным навыком – стало для него способом знакомства. Кончики пальцев часто касались собеседника и его одежды, он любил привлекать внимание, затронув за плечо, и выражать сочувствие легким сжатием предплечья. Когда не оставалось красноречия, чтобы выразить эмоции, на помощь приходили касания. И безусловно, это могло показаться заигрыванием, флиртом и интересом для незнакомых с ним людей. Большую часть времени это являлось правдой, но иногда он просто прикасался, чтобы установить связь и лучше понять собеседника.

 – Здесь и так всё по моим законам, если не считать хозяина данного заведения и мою коллегу. Где ещё можно построить свой мир, кроме рабочего пространства? – он удивленно изогнул бровь, будто незнакомец, точнее Майло, как он представился, говорил очевидные для него вещи. – Вот где ты работаешь, наверняка, в «Придире»? Хотя ты больше походишь на фрилансера,, – он скептично хмыкнул, тут же сглаживая широкой улыбкой. – Алистэр Фицжеральд, и мы с тобой ещё даже не испили из одного бокала, чтобы переходить на ты, но я подыграю Вам, мистер шустрый.

 Он подмигнул, указывая на три высокие пиалы, что стояли на низеньком столике рядом с кассовым аппаратом.

 – Конфетку? – и сам подхватил из вазы продолговатую ириску в яркой обертке, протягивая её Майло. Алистэр тут же отвлекся на сложенную в кресле одежду, подбирая рубашки одну за другой, чтобы до поры до времени отнести их в боковую комнату, и когда уже развернулся, чтобы вновь скрыться за шторой, перед его глазами пристала совсем не привлекательная картина. Язык Майло раздувался в считанные доли секунд, фотоаппарат был отставлен на конторку, и бедный парень буквально задыхался от размеров языка.

 – Ох! Прости, – он вновь сбросил одежду в кресло, двумя шагами пересекая расстояние и заводя руку под конторку, чтобы выудить оттуда другую конфету и самостоятельно втиснуть её за щеку парня. – Приношу извинения, – сквозь плохо скрываемый смех, начал тараторить портной, – сам забыл, что эта вазочка специально для наших особо навязчивых клиентов, которые не дают покоя своими распросами и никак не хотят уходить. Как раз выставил для загадочного мистера, который абсолютно не обращал внимания на мои советы,
и всё норовил прикупить себе костюм, по цвету схожий с расцветкой попугая. Бывает, знаешь ли, богохульство против стиля.

+2

8

Майло был, пожалуй, очарован, но старался держать марку. Получалось из рук вон плохо, потому что он только смотрел, моргал, улыбался и ловил каждое движение, а сам думал, что нужно, наверное, в чем-то его копировать. Одиночество у Майло было не таким страшным, как могло быть, да и в любом случае у него был Илиан, заменявший всех. И даже Авеля он считал кем-то своим, чуть ли не мамочкой и старшим братом в одном флаконе. И все равно ему хотелось постигнуть навыки флирта хотя бы для себя.
Узнавать новое Майло вообще любил.
На конфету он не посмотрел, только стоял, слушал болтовню Алистэра, смущенно хихикал и очень наделся, что не походил сейчас на идиота.
Где-то на краю сознания он надеялся, что ему сейчас вложат конфету в рот, картинка получилась ужасающе сопливой и романтичной. В реальности все было не так: Майло сам развернул фантик, сунул его в карман, а ириску отправил в рот. Стоило только ее надкусить, как сразу же появилось ощущение совершения непоправимой ошибки.
Язык моментально вывалился изо рта. Профессиональным жестом Майло спас камеру, убрав ее в сторону, замычал, чтобы привлечь к себе внимание. В шальных глазах были написаны изумление и восторг: магию он любил даже в подобных безумных проявлениях, грозивших удушьем.
Зато потом последовала почти такая сцена, которая представилась ранее - ну, если не считать капающую на грудь слюну и громадный язык, портивший все впечатление.
Прийти в себя он смог только тогда, когда язык вернулся к нормальным размерам, утер слюни с лица, неловко кашлянул в кулак.
- Это было... хм... сочувствую я, в общем, твоим клиентам, Алистэр! - сказал Майло, стараясь выдерживать веселый тон и держаться подальше от вазочки с проклятыми конфетами. Он на всякий случай ощупывал языком зубы, чтобы проверить ощущения, но все было так же, как и всегда. - Не хотелось бы мне снова повторить этот опыт.
Майло понимал, что в ближайшее время точно не будет принимать ни у кого никакие дары. Жизнь только что явно подсунула ему, халявщику, свинью.

+2


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » Thrift Shop


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC