Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » minuit à Paris


minuit à Paris

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/sOEq8.gif

minuit à Paris

ДАТА: July 25 2023

МЕСТО: France, Paris and no more borders

УЧАСТНИКИ: Abel Delacour & Alistaire Fitzgerald

"– почему сейчас мне представляются фильмы с сепией, джазом и тонной пошлых намеков в прокуренных комнатах.
– в духе Вуди Аллена, Годара и Гарреля-старшего, где напряжение растёт с каждой секундой, и почти визуально искрится в кадре."

+3

2

Восхитительная свобода после выпуска била в голову искристым шампанским, горячим дымом косяков и случайным сексом. Первый месяц лета прошел словно во сне, как минимум половину дней Авель даже не мог вспомнить. Он пил, он курил, он познавал свободу использования магии вне школы, он занимался сексом. Девушки, парни, иногда вместе, чаще раздельно, Делакур отмечал выпуск по полной. Сейчас же, матушка забрала его к родственникам во Францию, и последняя неделя казалась для блондина серым адом. Консервативные родственники, которые буквально пропитаны были традициями и этикетом доводили Авеля до состояния немой ярости: когда ты сидишь за столом, слушаешь как бабуля говорит о развращенной молодежи, а в голове воспоминания о сексе с внуком ее знакомой, которого бабуля приводила в пример чистокровности, ума и обаяния.
Ага и стонов от члена в его заднице. - подумал тогда блондин, катая одинокую горошину по голубой тарелочке.
Каково же было облегчение, когда матушка дала добро Авелю пойти вечером развлечься, он тут же убежал переодеваться во что-то маггловское и прихорашиваться. Свобода. Парень на удивление быстро подготовил себя ко всем возможным раскладам на сегодняшнюю ночь и аппарировал на улицы Парижа прямо со своей комнаты. Проверил карманы, вдруг чего забыл, поправил волосы и вышел из переулка, направляясь в сторону Лионского вокзала. Авель дошел до "Синего экспресса" без особого интереса заглянул в окна роскошного ресторана и начал озираться. Ему говорили, что тут где-то есть неплохое место для более взрослых развлечений. Авель не запомнил названия, однако помнил, что оно было о чем-то синем или голубом. Вокруг играла типичная для подобных мест легкая инструментальная музыка, никак не заглушающая звуки цокающих по асфальту каблучков девушек и приятных баритонов мужчин. Делакур чувствовал, как с каждым пройденным магазином, рестораном и кафе его раздражение всей этой гребаный французской наляпистоти только растет.
И ведь не спросишь ни у кого! Бонжур, месье, а не знаете ли вы где тут бордель, в котором я могу переспать с мужчиной за деньги. Мне очень надо.
Авель раздраженно выдохнул, заглянул в один из переулков и тут же просиял: "lune turquoise", прочитал он на яркой вывеске. Окей, это не название с упоминанием голубого или синего цвета, но бирюзовый, технически находится в одном диапазоне, разве нет?
Авель, подтянул узкие джинсы, проверил еще раз не забыл ли он поддельные маггловские права, доказывающие, что ему не семнадцать, а двадцать два года.
Он потянул на себя массивную ручку дверей, вошел в здание и присвистнул: ощущения были, словно он попал в Красную Комнату из популярного (даже в магическом мире) сериала Твин Пикс. Бархат везде, красные диванчики у стен, сладких запах фруктов и вина, девушки в минимальном облачении, на диванчиках с клиентами. Каждая из девушек имеет на себе что-то красное. Делакур удивленно моргнул, зачем было называть клуб "Бирюзовая луна" если тут все в красных тонах? Иногда логика людей его поражала до глубины души. И еще, где все сотрудники парни? Почему он видит только девушек?
- Pardonnez cette question, mais... - Авель подошел к стойке регистрации и постучал пластиковой картой-правами по дереву стола, привлекая внимание девушки. - J'ai besoin de voir catalogue...
Все таки, не разговаривая на французском долгое время, Делакур понял, что не только говорит очень медленно, вспоминая слова, но и с явным английским акцентом. По лицу девушки он догадался, что та думает точно также, однако права были вполне себе похожи на оригинал и она подала Авелю альбом с сотрудниками борделя. Делакур отошел с внушительным альбомом к одному из бархатных столиков, начал листать фотографии, с каждой секундой становясь все более и более мрачным.
Девушка, девушка, еще одна девушка, Мерлин, она старше моей бабули! - Авель поднял брови. У них что абсолютно гетеросексуальный бордель?
Делакур встал как раз тогда, когда к нему начала плыть бабушка из последнего фото. Он даже испугался немного, прошмыгнул мимо нее к столу регистрации, громко хлопнул альбомом по столу, от испуга начиная быстро и без акцента спрашивать, какого собственно хрена они называют свой бар с намеком на геев, а у них только женщины в каталоге? Делакур бы еще начал скандалить про потраченное время, неправильную подачу информации, но вот эта бабушка за его спиной пугала его даже больше чем охрана.
- D'accord, très bien, je m'en vais! - бросил он одному из охранников, развернулся на каблуках, направляясь к выходу. Мерлиновы носки, он готов был на улице подцепить первого встречного!

Отредактировано Abel Delacour (2018-02-22 04:34:19)

+5

3

  Париж – святилище моды, высокой кухни и разврата.
  Париж вселяет в тебя уверенность: забудь о том, что происходило вчера, и что сулит завтрашний день, ты должен жить в настоящем, фонтаном выливая на свое бренное тело дорогое шампанское, затягиваясь крепким иностранным табаком, наслаждаясь теми, кто разделяет твое мировоззрение. Так не менялось уже многие века, и так не должно меняться сейчас для тех диссидентов, которым известны обходные пути «приличных» парижских развлечений. Вдали от магических кварталов и маггловских достопримечательностей, вне бесконечных коридоров Лувра и высоких лабиринтов Версаля, ближе к тем кварталам, где бессильны авроры и полицейские – именно там каждое лето Алистэр Фицжеральд отдыхал от лондонской чопорности и круговорота барных знакомств. Здесь можно было позволить себе всё. Здесь ценился лишь сегодняшний день, и поэтому без вреда можно было практиковаться на сладких ушках, вливая в них, что ты – наследник изгнанного австрийского королевского рода Габсбургов, который с легкостью может познакомить с принцем Уильямом, и тебе верили, или качественно делали вид, чтобы вместе насладиться искушением французской ночи и никогда вместе не выпить утренний кофе. Здесь Алистэр мог спокойно вливаться в маггловский мир, без постоянного волнения о том, что будет задета его прославленная «чистокровность», и упиваться лучшими минетами во всей Европе.
  Безусловно, в первую очередь, он приезжал во Францию к Холфелдер. Их уже три года сложившаяся традиция проводить вместе июль и первую половину августа не собиралась вымирать, она лишь набирала обороты, когда они вместе переворачивали с ног на голову магические питейные заведения, устраивали отвязные вечеринки с первыми попавшимися незнакомцами, крутили голову маггловской молодежи и подбрасывали дрова в огонь старой-доброй игры, кто первым разведет красавчика на пару десятков шотов, аппарировав из бара без обещанного секса втроем. Вот только сегодня она упорхнула на очередную «встречу по работе», а у Алистэра, наконец, выдался вечер для себя любимого. Вечер, в обязательный список которого входили три вещи: алкоголь, наркотики и секс. Старая схема, которая никогда не подводила, но всегда умудрялась приводить к новым ощущениям. И это ничуть не казалось ему пошлым.
  Вливаться в маггловский мир было не трудно, но он всё же оставил кожаную куртку из драконьей кожи и рваную джинсу в пользу тёмно-фиолетового костюма-тройки и направился исследовать новое место, о котором ему проболтался знакомый пару ночей назад. И с этого момента – ночь обещала стать интересной.
  В первую очередь, «lune turquoise» оказалась не таким уж и гомосексуальным раем, который так боголепно расписывал ему Жан, или... Жак, или – не суть важно. Возможно, у мальчика помутился рассудок после сочетания кирпичной стены и шелковых простыней. Возможно, здесь были «тайные комнаты», которые администрация не хотела показывать случайным прохожим, но факт оставался фактом. Ни одного представителя мужской половины населения Парижа, готовая отдаться за деньги, здесь не наблюдалось. Впрочем, Алистэр не сильно расстраивался по этому поводу, решив, что вечер только начинается, когда пара белокурых красоток предложила выпить с ними шампанского. Отчего бы не предоставить девушкам бесплатный алкоголь, если их ручки могут сыграть увертюру для первого акта?
  Во вторую, удача всё же была на стороне Фицжеральда, когда ему предоставили целый спектакль для особо скучающих. Он бы не узнал этого уточенного, на первый взгляд, парижанина, если бы не параллельные обеденные столы в Большом Зале и узкие хогвартские коридоры, позволяющие вдоволь испытывать удовольствие от игры «раздень меня взглядом, но так и не опустись на три курса ниже». Со стороны Делакур краснел, зеленел, и на его лице всё глубже пролегала тень изумления. Похоже, дезинформировали не только Фицжеральда, и когда блондин бросил своё пафосное D'accord, très bien, je m'en vais!, Алистэр выскользнул из-под ласкающей его грудь наманикюренной ручки.

  – Pardonnez-moi, mesdemoiselles, je pense qu'il est temps pour un peu de sensibilisation, – он улыбнулся напоследок, оставив пару маггловских купюр под опустошенной до дна бутылкой и сбросив лишний пепел с сигареты в горлышко, – Vous allez me manquer.

  И с этой фразой развернулся на каблуках, настигая молодого человека уже у самых дверей, преграждая ему путь и выдыхая кольцо дыма вверх, в сжатый от алкогольных и табачных паров воздух, рассматривая знакомого из-под притворно нахмуренных бровей.
Авель Делакур. Ты так и не познал сладость женской любви, как я смотрю, – цокнул он языком.

+2

4

Сейчас мы с вами сварим зелье под названием "взрыв гормонов". Для того, чтоб зелье получилось успешным нам нужно будет взять щепотку юношеского максимализма, смешать это с тремя унциями нетерпения, помешать несколько раз против часовой стрелки деревянной ложкой и влить 17 миллилитров сексуальной неудовлетворенности. Оставьте смесь кипятиться под пристальным вниманием сексуальных людей обоих полов и перелейте в маленький фиал, который точно будет мал для всего зелья. Закройте крышкой и потрясите.
Авель шумно выдохнул, ткнувшись носом в грудь преградившего ему путь молодого человека. Так же шумно вдохнул воздух, ощущая запах корицы и вина, на секунду что-то приятно потянуло внизу живота, возвращая его в период школы, когда подобный запах заставлял все еще тело напрягаться, вытягиваться как струна на грифе гитары, дрожать листвой под нещадными ударами капель дождя.
Агрессия молодого тела желала нагрубить незнакомцу, оттолкнуть или, на худой конец пафосно фыркнуть, вздернув острый нос. Но Делакур сделал над собой усилие, запихнул играющие гормоны и вспыльчивость обратно в мешок "излишние эмоции" и позволил себе поднять голубые глаза к лицу парня.
- Фитц!... - его лицо тут же разгладилось, глаза засияли, а в голове проносились быстрые мысли-воспоминания имени парня. Альфонс? Альберт? Альбус? Нет, это его уже занесло слегка не в те дали. Где-то в Британии сейчас явно чихнул один представитель четы Поттеров. Делакур бросил бесполезное занятие по поиску в чертогах своего разума имени этого... откуда был этот парень? Из Рейвенкло, кажется. Блондин никогда особо не интересовался биографией тех парней и девушек, на которых он засматривался, и Алистэр не был исключением. Все, что Авель помнил со времен школы это бархатный голос Фитцжеральда, его запах и его глаза. Точнее взгляд. Взгляд хищника, взгляд, после которого было ощущение, словно он тебя грубо взял где-то у стены, зубами впился в шею, обездвиживая и имел несколько часов, без перерывов. Бурная фантазия Делакура, во время школьного периода иногда доводила его до грешного, однако с Алистэром он черту не пересекал. И теперь ему было очень интересно почему.
- В последнее время в моей жизни слишком много женской любви. - Хрипловатым голосом произнес Делакур. Он имел в виду не только гибкую второкурсницу из циркового факультета, с которой он познакомился на вступительных, и даже не черноволосую молодую цыганку в цветочном магазине, под юбкой которой мог поместиться целый табор (Авель знает, потому что он был у нее под юбкой), а также его матушку и бабулю, которые за последние несколько дней чуть ли не плешь проели на светлой макушке Авеля. - Настолько много, что я отчаянно нуждаюсь в любви мужской.
Ладони легли на грудь Алистэра, Авель подтолкнул парня к двери, прилагая минимум усилий, ему совсем не хотелось, чтоб Фитцжеральд упал и ушибся, или, что еще хуже, испортил свой великолепный костюм. Пальцы проскользнули под воротник, сжимая мягкую вельветовую  ткань, направил парня в бок и своим плечом толкнул дверь, выходя, или, скорее, выплывая на улицу и утягивая за собой Алистэра.
- Я не украл тебя у дорогих девчонок? Потому что, пусть это прозвучит странно, но я не собираюсь тебя им отдавать. Мне слишком повезло, что я встретил тут тебя. - Авель отпустил одежду парня, хотя не отступил от него и позволил себе улыбку. Со стороны это все выглядело очень странным, однако спонтанность была одним из главным достоинством парня. - как насчет экскурсии по крышам Франции? Акцио le vin!
Палочка на секунду мелькнула в его пальцах и тут же пропала в рукаве, а в руке блондина вместо нее появилась бутылка вина, которая вылетела из еще не успевших закрыться дверей борделя. Белокур понюхал горлышко, вытер с него помаду и сделал глоток, с улыбкой предлагая ее старому-новому знакомому.
- За встречу?

+3

5

  Школьные годы Фицжеральда были достаточно яркими, чтобы их не запомнить, окрашенные голубым шелком простыней, искусанными губами молодых парней, издающие запах сексуальной неудовлетворенности и мужского одеколона. И как бы ни пытался он забыть оставшиеся, не самые приятные моменты, выуживая из воспоминаний только то, что приносило удовольствие, они всё равно к нему возвращалось. Ему повезло, что Делакур был таким воспоминанием. Алистэр прекрасно помнил, что его останавливало от сминающих губы поцелуев, первой попавшейся каморки и долгих часов безудержной оргии – Делакур был младше на три года, и в глазах Фитца это выглядело как мезальянс с привкусом растления. Звучит смешно, учитывая, что Авель сам прожигал его взглядом в коридорах, но предположим, что даже у Фицжеральда была честь. Теперь он позврослел, и хоть губы всё ещё оставались пухлыми, а черты лица – слегка подростковыми, семнадцать лет были ему к лицу, и к телу. Алистэр провёл взглядом по юнощеским изгибам с искривленной усмешкой. Агрессия и желание показать, кто тут главный, его лишь насмешили, и он сделал вид, что поддается, ударяясь лопатками о дверь и выплывая на улицу, в легком притворстве и изумлении смотря на взбудораженного Делакура. Коктейль, который никогда не выйдет из моды, не перестанет будоражить кровь – юношеские гормоны, вино и парижский вечер – служил прекрасным апперетивом к главному блюду, которое уже спешило быть поданным.

  – Экскурсии? – Фицжеральд изогнул бровь, начисто игнорируя брошенную о девушках фразу, вытягивая из подсигара очередную сигарету и крепко затягиваясь, рассматривая нахального парня с лукавыми искрами в глазах. – Кто будет гидом, готов поспорить, – пальцы метнулись к рукаву накрахмаленной рубашки, рука резко потянула на себя в низкую арку, хлопок аппарации – и вот, они уже стоят на одной из крыш холма Монмартр, опираясь только на перила, доходящие едва ли до середины бедра и держась только друг за друга. Сигарета всё ещё дымилась в пальцах, и Фицжеральд выхватил бутылку, на четверть секунды переплетая пальцы. Сделав крупный глоток, он развернулся, опускаясь на ребристую кровлю, упираясь ногами в загрождение, и поднял взгляд на Делакура, выдыхая сигаретный дым вверх, практически ему в лицо.

  – Ты стал наглее, или увереннее в себе, – протянул он с задумчивой ухмылкой. – Хотя это взаимосвязано, – он слизнул с губ капли вина, переводя взгляд на открывающийся вид Парижа. Закатное небо очерчивало контуры крыш, будто пеленой меняя их цвет. Эйфелева Башня, чересчур выделяющаяся своей индустриальностью на фоне классического французского стиля, уже покрывалась огнями. Зеленоватый блеск Сены мелькал среди домов, шумные улицы переполнялись машинами и туристами, недалеко внизу, в одном из ресторанов с панорамным видом заиграл живой оркестр, который слишком уж банально выбрал себе в репертуар старинный шансон 60-х годов. Всё было бы клишированно, если бы не было так по-парижски. Вдали от окрестных районов, вдали от шумных бизнес-центров, в самой цитадели Франции, где парижане никогда не изменят своим традициям. Париж был центром Европы, Монмартр был лоном Парижа. Он любил именно Монмартр, и не только за его знаменитые бордели и кабаре, где можно было с легкостью найти себе приключения на подтянутые ягодицы, но ещё и за то, что он не менялся. И всегда можно было быть уверенным, что здесь ты найдёшь ту атмосферу, которую оставил здесь в прошлое лето. Сложно поверить, но иногда Фицжеральду хотелось быть романтиком (конечно, в своем собственном стиле, без розовых соплей и букетов), забыть про свой вытренированный цинизм и просто упасть, раскинув руки, в этот круговорт свободной жизни, в которой не нужно было думать ни о чём другом, кроме как о моменте, происходившем здесь и сейчас.

  Здесь и сейчас происходил Делакур, и Алистэр был рад этому случайному совпадению, хоть и показывал это своеобразно. Явная тяга к крышам проявлялась уже второй раз, следуя за Астрономической Башней, на которой они три года назад, как раз перед выпускным курса Фитцжеральда раскуривали смесь трав, сторгованных у шестикурсника. И как эта химия не довела их до логичного финала ещё тогда...

+2

6

Насколько быстро Делакур распалялся, настолько быстро он успокаивался и охлаждал свой пыл. Годы попыток построить имидж невозмутимого и позитивного обояшки превратили Авеля из неопытного чучмека на заработках, в самого настоящего прораба, который руководил стройкой с завязанными глазами. Делакур, сейчас, знал и умел контролировать себя и проявление своих желаний, добиваясь целей без особых затрат сил и нервов, и, даже, когда иногда терял контроль над собой, то очень быстро приходил в себя и дальше действовал с учетом четкого расчета. Правда, Алистэр, сейчас, что-то в нем открыл, что полностью перечеркивало жизненный девиз Делакура: "маску на ебало и поебашили."
Еще в школе Алистер был той самой недоступной целью, которая не подходила Авелю по уровню. По уровню возраста, конечно. Их разница в возрасте останавливала как Делакура так и Алистэра от решительных действий, хотя блондин никогда не мог отказать себе в удовольствии лишний раз метнуть взгляд в сторону Фитсжеральда, поиграть бровями или буквально раздеть его глазами посреди коридора, полного других учеников.
- Не кори меня, однако Париж я знаю паршиво. Пусть у меня в венах течет французская кровь, я все равно не чувствую себя в этом городе своим. - Это была чистая правда. Те несколько недель, которые блондин проводил в доме своей бабули, тянулись несколько вечностей, а выход в магловскую часть города был как проход в Нарнию. Он до сих пор помнил узкую арку из живой изгороди, пройдя сквозь которую оказывался на территории кладбища Пер-Лашез, в укромном уголке старой части захоронений. Виляя между каменных и мраморных изваяниях известных и не очень людей, не было и раза, чтоб Авель не задумался о поездке домой попутками. Прямиком в Британию, через Ла-Манш. В его голове это все выглядело довольно романтично и увлекательно, хотя на самом деле никакой романтики в подобном путешествии бы не было.
Алистэр аппарировал их на одну из крыш, каблук блондина тут же заскользил вниз по шуршащей черепице, однако вовремя поддержавший его знакомый спас ситуацию. Вообще, он спас даже вечер, учитывая внезапное появление, полностью клишированное в разнообразных маггловских псевдо-романтических фильмах. Любимое клише Авеля - появление в последний момент и спасение ситуации и Алистэр справился с этой миссией на все сто процентов.
- я всегда был уверенным в себе. - Авель, хмыкнул, проводя взглядом парня. Следил за его движениями, повадками, вспоминая как в школьные годы задерживал дыхание, только завидев изысканную фигуру на горизонте. - а насчет наглости, разве это плохо? Тебе, насколько я помню, всегда нравились вызывающее поведение в людях. Тебя это, по крайней мере, заинтересовало.
Он последовал примеру Фитса и осторожно сел рядом с ним. Откинулся на спину, прикрыл на пару секунд глаза, вслушиваясь в мелодию вдалеке. В такой компании и в таком месте он вполне может полюбить Париж. Пусть теперь этот город ассоциируется не с консервативной бабушкой, а с полным разврата и сексуальной энергии парня, лежащего рядом.
Снова вспомнилась школа, такой же вечер, однако совершенно другое место, два раскрепощенных тела, расслабленных из-за раскуреных трав и выпитого вина, подстрекаемые нарушением как минимум семи школьных правил, однако остановившиеся рискованным флиртом. Он слабо помнил окончание вечера, однако помнил, что не был им доволен. Словно они что-то не сделали, не успели или не решились. Хотя Алистэр и нерешительность всегда были несовместимыми понятиями.
Авель полез в карман джинс и достал пакетик с травами, покосился на Фитса, с улыбкой в голосе спросил:
- Ты помнишь школу? Наш последний вечер начался с похожего пакетика, закончился он, конечно, не так как хотелось, но, кажется у нас есть возможность переиграть историю. - потянулся к парню рядом, провел пальцами по его плечу и отобрал обратно бутылку вина, тут же приложившись губами к горлышку. Немного терпкая жидкость, обжигающая горло напротив, отрезвила Делакура, он начал ловко забивать новомодный глант, затянул спираль, спрессовывая траву более плотно. Годы практики давали свое, даже в таком неудобном положении, Делакур обронил всего несколько частиц дорогой смеси. Спрятал пакетик обратно в карман, вместо этого достав маггловскую зажигалку, с ней было удобнее раскуривать его стеклянную сигарету. Трава с тихим треском накалилась, стеклянная туба наполнилась густым дымом, который Авель вдохнул, несколько секунд задержал в себе и выдохнул, волшебным клубом шимменого дыма, протянул своеобразный мини-кальян Алистэру, довольно щурясь на него.

это самое

Глант это такой новомодный бонг, похожий на стеклянную сигарету.
http://funkyimg.com/i/2Dgin.jpeg

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » minuit à Paris


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC