Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » sorry not sorry


sorry not sorry

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://se.uploads.ru/ygGOo.gif

sorry not sorry

ДАТА: 11.08.2026

МЕСТО: E.L.M

УЧАСТНИКИ: Alistaire Fitzgerald & Seren Willis

Мистер Фитцжеральд уверен, что нашел ведьму, которая поможет ему снять его проклятье. А вот ведьма Серен просто получает искреннее удовольствие, заставляя молодого человека проходить задание одно глупее другого. Но нужно быть осторожнее, ведь кажется Алистер начал что-то подозревать...

+1

2

  Вот он, момент истины – в прямом и переносном смысле – уже близко. Крупицы пота стекают по изнеможденному лицу, пряди слегка прилипли ко лбу и закучерявились на висках. Ощущение свободы засосало под ложечкой, ещё боясь вырваться, но уже подбивая изнеможденную душу станцевать венский вальс. Пальцы трясёт ощутимой мелкой дрожью, и ему даже приходится ударить себя морально по лицу, чтобы сосредоточиться.

  Спрятавшись за широкоствольным деревом, одним из самых многовековых в этом уэльском лесу, он внимательно наблюдал за происходящим на раскинувшейся возле темного озера поляне. Ловил взглядом силуэты, прислушивался к шепоту, больше походившему на шелест лиственниц, пытался рассчитать свои силы против трёх мускулистых соперников. Аккуратно ступив вперед, чтобы не хрустнуло ни ветки, он вцепился в ребристую кору, даже забыв о свежем маникюре. Они не должны были его заметить – иначе он провалит задание быстрее, чем витиевато соврёт о настоящей цели своего здесь пребывания. Быстрая рука взметнулась к карману жакета и выудила небольшие позолоченные ножницы, трижды омытые защитным зельем и пролежавшие на подоконнике в ночь полнолуния. Хлопок аппарации, встрепенувшиеся собеседники. Чирк – и прядь темных волос уже сжата в кулаке. Шипение – и вслед очередной аппарации в колено Алистэра летит копыто.

 – Мать твоя ездовая лошадь, – Фитцжеральд еле стоит на ногах, когда оказывается за деревянным домом ближайшей деревни, и наскоро проверив, что его не расщепило, прислоняется к заднему крыльцу. Резкая боль в колене не помогает сосредоточиться, но пучок волос в правой руке вызывает победную улыбку. Он смог. Наконец, он смог, и теперь чувство свободы танцует чечетку вдоль ребер, наступая на легкие. Хотя легкие разрываются, скорее, от резкого прилива адреналина и жуткой боли в колене. И зачем он выбрал самого сильного кентавра: ах да, ведь так было указано Серен. Значит, как только он до неё доберется, заставит лечить скорее всего переломанные кости. Радует, что это самое последнее задание из тех, что она дала ему две недели назад. Иначе, больше он просто не переживет. Итак, за последние дни достал самое невероятное из самого недоступного. Хорошо, в этом лесу было можно аппарировать, и это спасло, иначе ещё одного спринта на перегонки с магическими существами ему бы было не выдержать. Хватит ему и гриндилоу с их острыми как лезвия зубами.

 – Надо выбираться, – заматывая колено оторванным рукавом собственной рубашки. – Настоящий ирландский лён, черт тебя подери, испорчен безвозвратно. За почин рубашки с этой Уиллис ещё взять, что ли. Слишком дорого мне всё это обходится.

 В такой ворчащей манере он и добрался до похоронного бюро. Аппарируя сначала в Хогсмид, а затем Летучим Порохом появляясь прямо в камине похоронного бюро, не слишком заботясь о том, чтобы подумать о возможной процессии. На его удачу холл оказался абсолютно пустым – ни одного плачущего родственника на горизонте не наблюдалось. Алистэр отряхнул дорогую ткань от остатков каминного пепла, надеясь, что в нём никого и никогда не сжигали, и служил он исключительно в качестве транспортного средства, и зашагал в сторону комнаты бальзамирования. Постучавшись в дверь и не дожидаясь особого приглашения, он прошёл в чертоги правления смерти, чтобы обнаружить восседающую на кресле ведьму, с самым умиротворенным лицом попивающую странный отвар. Эта картина настолько не соответствовала его потерянному напрочь дню, не считая всех этих перепитий с ножницами, что маленький мир внутри его грудной клетки взорвался от несправедливости. Однако, вспомнив, зачем он проделывал все эти хитромудрые путешествия, на секунду вернулся в своё вежливо-благожелательное состояние души.

 – Доброго вечера, мадам Уиллис, приятного чаепития, – сквозь зубы проговорил Фитцжеральд, прохрамывая свой путь к соседнему креслу и со всей элегантностью горного тролля опускаясь на мягкую подушку впервые за тринадцать часов. – Вот ваши жизненно-необходимые волосы из хвоста кентавра. Надеюсь, они стоили моего пробитого копытом колена, – Алистэр выудил из внутреннего кармана небольшой мешочок, в которым лежала вдвое скрученная прядь волос и опустил его рядом с чайным блюдцем. – И ответа на мой вопрос.

Отредактировано Alistaire Fitzgerald (2018-02-18 19:07:58)

+2

3

Они встретились где-то две недели назад. Может быть больше, может быть меньше, Серен не особо запомнила. Встреча с очередным волшебником не была отмечена в ее ежедневнике как выходной праздничный день. Хотя встречу именно с этим волшебником отметить как-то стоило. Все-таки он был источником ее хорошего настроения последние несколько дней. Они познакомились в баре, Серен была изрядна пьяна, чтобы ввязаться в беседу с хорошо одетым, молодым юношей. Кажется, он нес что-то про политику, а может и упомянул ведьм, но в душе активистки "Общества Реформации Ведьм" что-то загорелось и Серен решила провести ознакомительный курс о ведьмах. "Королевы лесов и котелков с зельями: 101" - как-то так.

У молодого человека были личные счеты к ведьминскому племени. Он рассказал, что какая-то ведьма в Хогсмиде наложила на него проклятье, он вот теперь постоянно врет и не может остановится. Это страшно усложняет ему жизнь и все такое. Лично Серен не была уверена, что такое проклятье существует. Она склонялась к мысли, что ведьма всего лишь воспользовалась своим даром внушения и убеждения, а Алистэр Фитцержеральд (именно так звали вруна) просто думает, что на нем проклятье. По его словам, он готов на все, чтобы избавиться от этого проклятья, и в пьяную голову Серен пришла замечательна мысль как подшутить над парнем. Возможно ему это все не поможет, зато она получит удовольствие. Уверив юношу, что она-то точно знает что нужно для снятия проклятия, ведьма перечислила ему целый список заданий, одно абсурднее другого.  Они условились, что встретятся через неделю, когда будет выполнена хотя бы половина из того, что назвала Серен.

Удивительно, но через неделю они снова встретились. Алистэр Фитцдеральд оказался юношей с бараньим упорством. Серен была поражена тем, что волшебник не только выполнил половину заданий, но был решительно настроен выполнить и остаток. Последним в списке значился локон из хвоста самого сильного кентавра Уэльса, который нужно было отрезать определенными ножницами.... Серен сама-то плохо помнила, что она там напридумывала, и каждый раз, выслушивая отчет о выполненном задании, мысленно восхищалась сама собой и своей фантазией.

Ведьма только что закончила работать над телом мистера Поллукория, семидесятилетнего волшебника из Румынии, отравленного каким-то неумелым парнем из Лютного. Видимо преступник хотел опоить и усыпить волшебника, чтобы обокрасть, но случайно перепутал дозу.
"Лучше бы брал проверенное зелье в Ядах, а не старался варить сам" - думала Серен, пока выкачивала кровь из тела покойника. За работой она и не заметила, как время перевалило далеко за 8 часов вечера. В ELM практически никого не было. Грач куда-то улетел, Джагсон решил что ему недостаточно платят, чтобы задерживаться, все остальные тоже как-то разошлись. Кажется, только хозяин сидел у себя в кабинете и пересчитывал прибыль. А может втихаря проверял отчеты Рука, потому что хозяин был из тех бизнесменов, которые никому не доверяли.
Прикрыв бренное и голое тело Поллукория отрезком какой-то материи (она была симпатичная, вся в блестках на темном фоне, прямо мантия астронома), Серен решила что перед уходом домой, можно напоследок выпить чаю и немного отдохнуть. Только она успела сделать первый глоток, как в холле послышался заметный "бум!" и после этого чьи-то шаги. Уже через минуту, дверь покойницкой отворилась и перед ведьмой во всей красе предстал Алистэр. Вид у молодого человека, честно говоря, был очень помятый. Да и настрой его не способствовал дружеской беседе.

- И вам не хворать, мистер Фитц-же-ральд. - Какая же все-таки у него была невыносимо невыговариваемая фамилия. - О, я вижу, что вы как никогда близки к исполнению своей мечты и полному освобождению. - Серен взяла мешочек с блюдца и восхищенно оглядела его. В голове же ее крутилась одна мысль: неужели этот хлюпик в модном костюмчике ПРАВДА выполнил ее безумные задания? Да, парень - кремень.

Ведьма аккуратно отставила свою чашку с травяным чаем прямо к пятке мистера Поллукория, поднялась со своего места и прошагала к котелку. Она честно говоря не знала, что ей делать дальше, но шутка все еще продолжала доставлять ей удовольствие, так что Уиллис решила импровизировать.

Сначала ведьма включила горелку под котелком. После этого добавила немного воды и зеленоватой жидкости из фляги, что в сущности являлось крапивным настоем против бородавок. Ведьмам этот настой помогал сохранять внешний вид и не стареть так уродливо, а на волшебников напиток никак не влиял. Немного помешав полученный раствор, Серен кинула туда волосы кентавра и продолжила помешивать готовящееся зелье.  - Проклятье очень-очень серьезное. Но все что вы сделали - это не напрасно. Сейчас мы из добытых ингредиентов сделаем специальное зелье. Оно поможет.
На минутку ведьма задумалась, а вот если бы сюда сейчас зашел хозяин похоронного агентства, он бы ее сразу уволил или присоединился бы сначала ее шутке, а потом бы уволил?
- Кстати, могу ли я предложить чего-нибудь выпить?

+1

4

  Иногда Алистэр задавался вопросом: действительно ли ему было нужно избавление от уже вросшего с корнем проклятья. Ведь если хорошенько подумать, именно та встреча с ведьмой на третьем курсе и была для него поворотным моментом в школьной жизни. Кем он был раньше? Неуверенным в себе подростком, с целым ворохом личностных расстройств, включавшим в себя социопатию и тревожность. Из друзей и близких знакомых – только Холфелдер. Из общественной жизни – походы в библиотеку и редкие вылазки на озеро. Пытаясь проклясть или внушить, стараясь дать почувствовать всю тягость вранья и ответственности за ложь, та ведьма дала ему больше: новую жизнь, где можно было строить вокруг себя красивую иллюзию, самому в неё верить и наслаждаться всеобщим вниманием. Его характер сложился, благодаря постоянным выкручиваниям из разнообразных ситуаций, логическим задачам из серии "как сложить картинку воедино, чтобы все поверили" и превосходному актерскому мастерству, которому Фицжеральду даже не нужно было учиться в ВАДИ. С другой стороны, снять чары – благословление, и тяжелую ношу одновременно – стало уже идеей фикс. Возможно, он делал это только привычки ради: иногда откровенно забивая на поиски из-за злости и плохого результата, иногда, наоборот, бросаясь с головой в постоянные выведывания и розыски. Порой ему казалось, что никакого проклятия и вовсе нет, и раз убедив себя в том, что оно есть, теперь он просто не может остановиться, по той причине, что это – комфортно. Ведь завышая себе планку, которой нужно соответстовать, ты невольно тянешься вслед за ней, с каждым годом улучшая навыки и становясь лучшей версией себя. Кто он, без этого вранья?

  Все эти экзистенциальные мысли промелькнули в голове единым потоком, он уже много раз задумывался над этим, но так и не решился отказаться от своей идеи, наконец, перестать лгать и приукрашивать по каждому из поводов. И сейчас он был как никогда близок к этому моменту.

  – Единственное, что мне хочется сейчас выпить – это зелье. Однако не отказался бы от огневиски, если таковой найдется в Вашем храме похорон, – он окинул взглядом комнату, на его вкус в которой было чересчур душно и царило много запахов, которые не сразу почувствовать обонянием. По большей части, от трупа-звездочёта, чинно возлегающего на столе – душок масел и формалина отчетливо исходил прямо от него, и небольших банок с органами, что стояли в ряд на полке за ним. Алистэр уважительно относился к Смерти и считал, что бояться ту не стоит, но ей бы не помешало использовать одеколон, или более утонченные бальзамы для своего ремесла. Фицжеральд провел кончиками двумя пальцев по виску, на котором уже собрались признаки духоты, и наконец, обратил внимание на свое перевязанное колено. Боль от ожидания избавления притупилась, но всё же назойливой мухой колола мышцы.

  – Ещё бы не помешало лечебное средство вот для этого небольшого казуса. Выбор самого сильного кентавра чреват испорченной рубашкой.

  Все эти задания казались лишенными всякого здравого смысла, но кто знает этих ведьм – их методы управления магией были порой непостижимы. Фицжеральд читал много книг, исследующих феномен природной ведьмовской магией, проникся уважением, но так и не смог до конца понять, зачем они всё так усложняют. Тем более, по убеждениям мисс Уиллис, она была ученицей одной из сильнейших из их рода, и Алистэру хотелось доверять ей и её действиям. Хотя порой задавался вопросом, не сумасшедшая ли эта дамочка, посылавшая его за кончиком трезубца гриндилоу, волосами кентавра и ногтями вейлы.

  Вот, чтобы достать последний из указанного портной изрядно повеселился, притворившись новым дизайнером их национальных костюмов для следующего Чемпионата Мира, где они в очередной раз помогали болгарам очаровывать болельщиков и соперников. И выглядел изрядно странно, когда предложил одной из девушек сделать маникюр, случайно попал под любовную магию и проснулся на следующее утро, абсолютно не понимая, в чьей постели находится. В общем и целом, все эти задания доставляли ему не мало хлопот, но были в них и положительные моменты.

  – Скоро будет готово? – нетерпеливо вопросил он, даже привставая из кресла и стараясь заглянуть внутрь котла, будто знал, каким должно быть приготовленное зелье. Его аромат смешивался со всеми комнатными запахами, и долго вдыхать его не было никакого желания.

+1

5

Серен, которая уже начала колдовать над своим котелком (последняя модель, механическое управление, автоопределение температуры - подарок от коллег), обернулась и вполне  с серьезным видом сообщила.
- Тогда я лучше угощу вас настоечкой. Сейчас даже найду! - И Серен вышла из покойницкой в свою каморку в другой части агентства, спокойно оставив Алистера один на один с трупом. Во-первых, вряд ли Алистер настолько безумен, что начнет ковыряться в покойнике. Во-вторых, покойник сам тоже вряд ли встанет и начнет пугать ее гостя. Мистер Поллукорий-то точно мертв.

Вернулась ведьма обратно с темно-зеленой бутылкой в руке. От бутылки исходил противный запах, но это неудивительно. Настоечка была сделана на козлином помете и пробирала до слез. Зато в отличии от костероста была создана по всем канонам ведьминской магии и вправляла все выбитые плечи, сращивала кости, была практически идеальной панацеей против большинства травм. Единственный небольшой недостаток - страшная вонь и самый противнейший вкус на свете. Если вы думаете, что конфеты Берти Боттс со вкусом ушной серы - гадость, то вам не стоит приближаться к ведьминой настойке. Сама Серен выросла убирая помет за козлами и запах напитка ее абсолютно не беспокоил, вот к нему она точно была привычна. Уверенным жестом ведьма открыла банку и поставила прямо перед Алистером.
- Угощайтесь! Залечит раны и улучшит настроение. Намного лучше вашей водички, которую вы, волшебники, пьете для лечения. К тому же прошибает лучше чем огневиски. Готовила еще моя наставница, а она была лучшей в домашних настойках, так что считай, что это уникальная возможность. Кажется, у меня еще осталось пару бутылок из ее запасов, но этой я еще готова поделиться.

Оставив Алистера наедине с настойкой, Серен вернулась к своему зелью "против проклятья". На самом деле она не знала, что получится в итоге, но оно вряд ли снимет проклятие, если такое вообще есть.
-Все не так быстро готовится, как вам кажется, мистер Фитцджеральд. Нам нужно все это загустить и сделать желе. Будете мазать виски. Еще пару дней потребуется, чтобы все превратилось в то, что вам нужно. Зато результат! Результат будет лучший! Вот клянусь всем Уэльсом и покойной наставницей.

Серен взяла с одной из полок белый порошок и стала сыпать в готовящееся зелья. Содержимое котелка забурчало, а потом вспыхнуло. Несмотря на то, что это было не предусмотрено, Серен продолжала держать лицо. Она только следила за тем, чтобы внезапная вспышка не превратилась содержимое в пепел. Но к счастью, дальше все пошло как надо. Зелье стало сгущаться и темнеть, превращаясь больше в темно-синее желе. Серен выключила горелку под котелком и вывалила желеобразное нечто в глубокую чашу.

- Ну, теперь это нужно хранить в холоде пару дней, чтобы все настоялось. Могу оставить у себя, у нас тут подходящая температура. Или хотите забрать себе?

Серен протянула чашу Алистеру под нос. Желе не слабо отдавало кониной (неудивительно, ведь тут был волос кентавра), но зато очень красиво переливалось (а это уже была заслуга ногтя вейлы).

-Ой, чуть не забыла!
Просто впихнув в руки Алистеру желе, Серен побежала к своему уголку, где лежало еще одна вещь, необходимое волшебнику: а именно самодельное ожерелье с перьями и костями, где на самом видном месте торчал кончик трезубца грандилоу.
-Вот это нужно носить постоянно на шее. Когда кончик трезубца начнет переливаться и словно изнутри гореть, значит проклятье начало уходить. Это такой оповестительный знак. Следите внимательно и никогда не снимайте! Иначе не сработает! Все понятно?

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » sorry not sorry


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC