Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » Don't ask me how, but ask me where.


Don't ask me how, but ask me where.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s3.uploads.ru/t/Phoax.gif

Don't ask me how, but ask me where.

ДАТА: Конец апреля 2026.

МЕСТО: Лицедейский бульвар, ресторан "Тушеный корнеплод"

УЧАСТНИКИ: Alistaire Fitzgerald & Tabitha Nott

Приятная компания и хорошая (относительно) кухня - лучшие спутники интересной беседы, не так ли?

Отредактировано Tabitha Nott (2018-02-17 23:49:20)

+1

2

  Ни один из дней, которые Алистэр проводил на Косой Аллее, нельзя было назвать обычным. Либо он сам делал из него подобие постоянного фарса и актерского выступления перед своими покупателями, либо происходило событие, которое окрашивало весь день необычными красками. Работая в Тфилфитт и Таттинг уже более восьми лет, он редко уставал от того, что ненавидящие свою работу волшебники называли рутиной. Тем более, что каждое знакомство или очередная примерка новой мантии для него всегда были хождением по тонкой леске, натянутой между Биг Бэном и "Оком Лондона": никогда не знаешь, кого из своего прошлого ты встретишь, и как много он знает о твоей двойной жизни между чистокровностью и правдой.

  В один из таких дней, когда апрель уже подходил к концу, и всё больше волшебников направлялось в модные магазины обновить свой гардероб в приближении "социального сезона", Алистэр и встретил своё далекое прошлое, коим он называл Хогвартс. Школьное время – как раз та леска, по которой ходилось ещё тяжелее, чем в обычной жизни. Со многими из своих школьных знакомых он не виделся годами. Некоторые из них были уверены, что он живет в Люксембурге, растит с Холфелдер выводок наследников рода Фитцжеральд и счастливо купается в богатстве, оставленном тетушкой Вивьен. Некоторые припоминали истории, про которые он сам уже начинал забывать, хоть и вытренировал свою память быть феноменально точной на детали и повороты своей красноречивой лжи. Некоторых было просто неприятно встретить – всё же он был не такой звездой курса, как предпочитал сейчас преподносить.

  Тэбита не относилась ни к одной из этих групп. Будучи на курс старше, сначала она редко обращала на Фитцжеральда своё чистокровное внимание, но иногда они разделяли столик в "Трёх Метлах" в особо заполненные школьниками выходные, оказывались на одних трибунах во время матчей по квиддичу, когда она ещё не играла в команде Хаффлпафф, и он даже пару раз намекнул ей о том, чтобы вместе пойти на Святочный Бал. Безусловно, получил отказ, но внимание привлёк – конспекты по Травологии и приглашение на её гитарные вечера в гостиной были обеспечены. Тем более безумно было увидеть её через столько лет, заходящей в Тфилфитт и Таттинг в поисках новой мантии. Все они изменились, перерастая свои юношеские комплексы и угри, стали статными и занятыми. Опыт уже отпечатывался на лице и изменял черты, пока в лучшую сторону. Он узнал её сразу, так как привык в последнее время следить за карьерами чистокровных отпрысков, новостями в газетах и любой информацией, хоть косвенно, хоть прямо относящейся к обществу, образовавшемся в Лютном.

  Быстрые колесики закрутились в его кудрявой голове, просчитывая пользу от случайной встречи. Он уже давно искал повод найти крепкий контакт с Недовольными Волшебниками. Фамилия Нотт звучала на устах, как одна из самых чистокровных – в последние пару лет именно такие волшебники участвовали в деятельности ОНВ – ему необходимо было попасть туда, чтобы ни у кого не осталось к нему вопросов. Он понимал, что рискует. Что его напускные доказательства могут вскрыться против него. Что он лезет на рожон в тонкой, легкопробиваемой кольчуге, но не смог себя остановить. Ему необходимо было сделать попытку, если он собирается прожить в своей хитросплетенной сети лжи оставшуюся жизнь. Надеяться на помощь ведьм пока не приходилось – необходимо было надеяться на социальные связи.

  Обмен любезностями, наугад оброненная фраза про одиознейшую идею воссоединения мира, неприязнь к вмешательству королевской семьи и вот он уже находит себя идущим посреди Лицедейского бульвара, подходящего к ресторану Тушеный Корнеплод. До встречи оставалось менее десяти минут, и он щёлкнул подсигаром, доставая оттуда самокрутку из лёгких магических трав. Дома он баловался и маггловскими сигаретами, но выходя за дверь ему было необходимо поддерживать ту историю, в которую он сам уже искренне верил. Прислонившись к каменной стене, он сделал первую затяжку, надеясь на моральное расслабление. Идеально пошитый костюм и слегка затемненные очки добавляли образу выдержанность, и кто вообще ходит на встречу с девушкой, не приодевшись. Особенно, по его мнению, такой влиятельной в нужных ему кругах и далеко не глупой. Он бы привычно соврал, что абсолютно не волнуется и чувствует себя на равных с мисс Нотт, как любой другой чистокровный волшебник, но если сказать правду – морально успокаивали его только травы и уверенность в собственном красноречии.

  Выдохнув последнее кольцо дыма, он испепелил остатки пергамента заклинанием и зашёл в ресторан. Метродотель приветствовал его легким кивком и оповестил, что мисс Нотт уже ожидает за дальним столиком. Алистэр смахнул несуществующие пылинки с плеча пиджака и направился вслед за месье к назначенному столику.

  – Прошу меня извинить, что заставил ждать, – Алистэр старомодно подошёл к девушке, чтобы поцеловать ей руку, но при прикосновении к пальцам тут же заговорщецки улыбнулся, превращая действие в легкий фарс, как и всё вокруг. Его натуру было не исправить даже важной встрече. – Пожилые волшебники такие щепетильные в выборе своих повседневных нарядов, пришлось показать все ткани, которые предлагает магазин. По крайней мере, они знают толк в предпочтении магического шелка маггловскому. Одна дама сегодня отчитала меня, что у нас нет тканей, созданных по маггловским технологиям, представляешь?

  Алистэр закатил глаза, и усмешка расстянулась по его лицу, когда он присел напротив Тэбиты, отвлекая свои внутренние треволнения быстрым взглядом на меню бара. Выбрав из длинного списка крепкий огневиски на камнях, он передал заказ официанту и устремил свой взгляд на мисс Нотт.

  – Неплохое место. Всё чаще подумываю переехать на этот бульвар. Не Люксембург, конечно, но изысканности не занимать.

Отредактировано Alistaire Fitzgerald (2018-02-18 12:02:00)

+1

3

Готова ты хохотать на любым
Анекдотом, пусть даже глупым,
Спектакль был дрянь, а ты красива,
Любишь, любишь, любишь...

Жизнь - это танец. Мелодию можно выбрать самому, её ритм и жанр, но дело в том, что когда делаешь это, зачастую не отдаёшь отчёт происходящему. Можно преобразовывать мелодию в течение жизни, добавлять новые ноты, стирать старые, а можно вообще быть фрилансером и постоянно импровизировать, а можно заучить всю мелодию сразу до дыр, и танцевать под неё так, что не придерёшься. Вот только проблема в том, что однажды мелодия, какой бы прекрасной она ни была, обрывается. К этому можно быть готовым, а можно нет, можно самому случайно оступиться - и оборвать свой танец, а можно, как заводной кукле из коробки, просто беззаботно продолжать танец, пока не придёт время, когда куклу обратно положат в коробку. В каком-то смысле с коробки всё действительно начинается, ею служит колыбель, где качают дитя, напевая, и вместе с кроваткой покачивается и дитя, и уже это - первые звуки мелодии. А с коробкой, которой всё заканчивается, разобраться ещё проще, этому Тэбиту научила дружба с представителями ELM. Кто, как не они, могут поведать всё о смерти. Однако рассуждать о подобном, кажется, рано. Тэби в самом своём расцвете, и жизнь, несмотря на различного рода сложности, кажется ей абсолютно прекрасной. Поэтому под мелодию, звучащую в её голове глубоко за роскошными вороными кудрями, которые она себе сегодня попросту наколдовала, решив пойти более сложным, но забавным способом, она пританцовывает, напевая и выбирая берет. С головными уборами всегда сложнее, чем с одеждой, хочется не попортить прическу, поэтому она выбирает в итоге простой, классически чёрный вариант, хорошо сочетающийся с платьем. Именно когда Тэби в нём, отец шутливо называет её француженкой, и напевает ей о них песни, вызывая, в свою очередь, шутливую ревность от матери. Но это происходит в последнее время так редко, что вызывает настоящую печаль и томление в сердце. Родители заняты издательством, да и она, если честно, тоже, поэтому, взглянув на своё отражение в зеркале, снимает беретку и решает идти без неё. Мелодия в голове делает новый вираж, и поправив края платья, Тэби отправляется на улицу, на то ли почти свидание, то ли деловую встречу. А впрочем - какая разница?
Их отношения с Алистэром не поддаются точному описанию. Она, хоть и старалась одинаково хорошо относиться ко всем, редко когда обращала внимание на младшие курсы, и вовсе не из-за того, что зазнавалась, а потому, что чисто физически не хватало времени. Но иногда она давала себе выдохнуть в "Трёх мётлах", и именно там и приметила Алистэра. На её взгляд он оказался очень приятным, хоть и несколько любящим бахвалиться юношей, очень харизматичным, и, ко всему прочему, чистокровным. Конечно, это было несправедливо, и Тэби злилась на себя за это, но она ещё со школы мягче всего относилась с теми, с кем была в одной лодке, кто мог понять её. Однако жертву из себя не делала, и раскрывала поначалу душу всем, а затем обжигалась. И, скорее всего, переживая очередной такой "ожог", подружившись с вроде бы нормальной волшебницей, а прямо накануне бала неожиданно узнав, что та сочиняет о юной Нотт всякие сплетни, она и отказала тогда Фитцжеральду в приглашении  - и вообще не появилась на нём, совсем не мужественно прорыдав пол вечера в туалете, а затем сбежав в Хогсмид. И потом пыталась загладить свою вину, помогая Алистэру с конспектами по той же Травологии, да и вообще обращая на него своё внимание, можно сказать, начав дружить с ним. А потом, как выпустилась - упорхнула, как птичка, не оставив о себе и весточки, и никаких контактов Алистэра тоже не взяв. И долгое время ведь даже не подозревала, что работает с ним на одной улице - до этих пор Тэбита предпочитала пользоваться услугами маминой знакомой, которая уже давно знала все её размеры и вкусы, и всегда знающей, что "подогнать", где что подшить, и где что добавить. А тут эта женщина, вдохновившись то ли рассказами Тэби, то ли своим новым ухажером, вдруг сама взяла и уехала, посему отправилась мисс Нотт в Твилфитт и Таттинг, чуть ли не впервые за жизнь. И каково же было её удивление, когда она увидела своего школьного...друга, притом настолько похорошевшего и возмужавшего! Конечно, выбором мантии дело не ограничилось, и, хоть Тэбита и спешила на интервью, следуя долгу второй своей работы в "Придире",  просто не смогла не обмолвиться с Алистэром парой слов о былом, о настоящем, а заодно и о чистокровии, ибо сердце девушки уже долгое время кипело, а участие в ОНВ лишь добавляло перца. Однако это были мелочи, и ей не терпелось обсудить всё подробнее, собственно, поэтому Тэбита и явилась раньше назначенного часа, выглядящая уже далеко не так официально, как при первой их встрече в ателье. Пока Алистэра не было, он всё-таки несколько опоздал, Тэби успела заказать себе кофе и хотя бы попытаться устроить все мысли и слова, что будут в этот вечер высказаны, в своей кудрявой голове. Она лишь улыбнулась и понимающе кивнула в ответ на чужие извинения, когда Алистэр пришёл, показывая, что она действительно понимает, и сделала последний глоток из чашки. Потом подала руку для вроде бы такого церемониального поцелуя, а когда его не последовало, вместо замешательства только улыбнулась ещё живее - не любит всякие официальные мелочи, пусть это и нехорошо для девушки из "такой" семьи. Хотя, если подумать, до определенных пор Тэбита и не думала о том, что её семья может быть "такой".
- Вполне себе представляю. Сама часто сталкиваюсь с тем, что маггловские изобретения и технологии почему-то входят в моду. - Конечно, она представляла, и разделяла чувства своего собеседника. Или это он, скорее, их разделял?.. Хорошо, что Тэби относилась к Алистэру слишком хорошо, чтобы задумываться о чём-то, касаемом его, и пытаться докопаться до правды. Со своим журналистским чутьем - смогла бы. А так она просто сидела напротив, любуясь Фитцжеральдом и его изменениями, а когда подошел официант, заказала ещё чашку кофе - её слабость - и восточные сладости, так полюбившиеся ещё во времена путешествий.
- А почему нет? Переезжай, будем соседями. Я очень люблю "Лицедейский". Вряд ли где ещё встретишь такое скопление творческих личностей, а от работы не так уж и далеко. - Произнесла с затаенной гордостью, никуда не спеша, и решив вдруг, что можно действительно начать беседу издалека. У них ведь обоих свободен этот вечер,  верно? А не виделись они очень долго. Для кого-то это - целая жизнь.
Мелодия продолжала звучать, став, правда, несколько тише, замедлив темп, а в воздухе завис лёгкий флёр интриги. К чему придёт их разговор? К тому, что Тэбита побежит показывать Алистэра Шафику, или же решит, что торопить события, всё же не стоит?..

+1

4

  Алистэр любил рисковать. Если проанализировать все его поступки, даже до этого треклятого заклятья, он никогда не выбирал безопасные пути, всегда умудрялся вывернуть наизнанку даже обычный поступок и добиться своего неподходящими под определение "общепринятые" путями. Ему приходилось рисковать, каждый день находясь на трапеции общественного мнения, каждый раз заигрывая с угрозой свалиться с того пъедестала, который он сам себе выстроил, искусно выплетая из своего воображения истории про свою красочную и чистокровную жизнь. Настоящая Вивьен Фицжеральд, уже давно почившая в Люксембурге и представляющая из себя урну с прахом, наверняка, проклинала его на том свете, наблюдая за тем, каким наглым образом он присвоил имя её семьи, которая никогда не была в родстве с теми самыми магглокровными Фицжеральдами, владельцами ирландской фермы недалеко от Корка. Алистэр не верил в загробную жизнь и возможность встретиться со своими фальшивыми родственниками, но иногда в горячечных снах после бутылки-другой эльфийского вина, его собственное подсознание и совесть подкидывали в сны самые невероятные способы расплаты за свою красочную ложь. Уже долгие годы находясь в поисках излечения, Алистэр не понимал, как будет жить после. Ведь с каждым новым месяцем заводил себя в пучину невероятного вранья. Вот и сейчас, встречаясь с Тэбитой по поводу Общества Недовольных Волшебников, он прекрасно осознавал риск немедленного раскрытия своего плана. Хоть и организовал почву для правдивого объяснения, как и почему он не внесен в книгу чистокровных люксембургских семей, но понимал, что это могло не сработать с «прожёнными» отпрысками чистокровных англичан.

  Фицжеральд тренировал себя как магглы тренируют собак. Раз за разом оттачивая привычки, которые могли быть получены только при воспитании волшебника аристократическими родителями, в его случае, тёткой. День за днём сформировывая мнение о себе, и своё мнение о других. Он научился быть жёстче и не проявлять сочувствия к существам, стоящим ниже по рангу в «пищевой» магической цепочке. И безусловно, прекрасно понимал, что его поверхностное мировоззрение уже не соответствовало послевоенному веку, но оправдывал это тем, что лучше показать радикальность в суждениях и прослыть снобом среди сквибов и полукровок, чем показать свою политическую индифферентность и вызвать вопросы у тех, кто считал его чистокровным в десятом поколении. В нынешнем случае, перед Тэбитой. Она была для него своеобразным идеалом, она сочетала в себе аристократическое воспитание, твёрдый характер и легкость в общении. Было сложно найти такую девушку, и Алистэр прекрасно это осознавал, разглядывая чуть изменившееся, повзрослевшее лицо мисс Нотт. Так не говорят про молодых девушек, но возраст был ей к лицу, и вызывал интерес даже у не слишком гетеросексуального Фицжеральда.

  – Всё эта идея слияния миров, – поджал он губы, превращая их в тонкую полоску, и желваки немного заходили под кожей, и он хотел бы продолжить словами «как будто проявившиеся способности маггловской принцессы имеют какое-то отношение к разрушению нашего мира и Статута о Секретности. Создаётся ощущение, что Министерство больше волнуют магглы, чем всё магическое сообщество вместе взятое», но не позволил себе перейти к политической тираде так скоро, проявляя признаки дипломатии и поддерживая беседу, взявшую свое начало издалека. Его вспыльчивость иногда только мешала созданию хорошего впечатления, а чётко выстроенная ложь, в которую он уже и сам свято верил, позволяла порой не задумываться о сказанных словах. Однако, он себя остановил и лишь кивнул официанту, галантно поставившему перед ним заказанный стакан виски. Даже удержался от порыва подмигнуть красавчику, вместо этого вновь вернув внимание к своей прекрасной спутнице.

  – Творческие личности – моя слабость, – усмехнулся он поверх ободка низкого бокала, смачивая язык крепким напитком. – Помню, даже участвовал в одной из постановок ВАДИ в качестве костюмера, хотя там было столько споров между режиссером и сценаристом, что они меня даже немного утомили, – он слегка закатил глаза, откидываясь на спинку кресла. – Я уже давно подумываю над выгодным вложением в недвижимость, работа и семейные счета позволяют, но привык быть в центре событий, которые сейчас разворачиваются в Лютном переулке. Кстати о работе, мне попадались твои статьи в «Обскурусе», и знаешь, нахожусь под впечатлением.

  Лесть и бахвальство – в одном флаконе, выверенный временем рецепт, и Алистэр проверял, действует ли он на людей с каждым своим новым знакомством. До этого момента, схема работала безотказно и эффективно, вот только с этой девушкой необходимо было быть более настороженным. Разобьются ли его методы о проницательность Тэбиты, или подействуют, затрагивая женскую сторону, любящую ушами? Он задавался этим вопросом, мерно раскачивая виски в бокале и рассматривая девушку чуть из-под бровей.

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » Don't ask me how, but ask me where.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC