Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » DON'T THREATEN ME WITH MAGIC TIME » двое в лодке, не считая собак


двое в лодке, не считая собак

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://se.uploads.ru/n9dCz.png

краткое пособие по уходу за пёселями

ДАТА: 19 июля 2026

МЕСТО: Квартира друга Тони

УЧАСТНИКИ: Antonio Faulz, Sanjay Summerbee

Когда у проблемы четыре ноги, это ещё терпимо. Когда ног шестнадцать, уровень сложности повышается, и без посторонней помощи уже не обойтись.

+2

2

Логика была такая - если Санджей может лечить животных, значит, он может их понимать. Хотя бы чуточку. По крайней мере, лучше, чем Тони, пусть и отличающейся крайней нежностью и добротой души, но почти сошедший с ума уже на втором часу своей работы песьей нянькой. Он даже нервно посмеялся, когда была уничтожена вторая партия тарелок и его черный зонтик.
В доме Фаулзов почти всегда были собаки - большие, маленькие, жирные и худые, очень пушистые или очень голые. Всякие. Их подбирал, выкупал, передерживал или забирал у дерьмовых хозяев Фредерико, чтобы потом подыскать им хороший новый дом. Лет в двенадцать он уже считался собачьей мамкой. У него была такая тяга к брошенным псам, что первую он нашел, еще даже не научившись ходить - уполз со двора дома под куст, где пряталась испуганная тощая сука. Пообнимал, наловил с нее блох, но остался вполне доволен, а отцу пришлось оплатить псу лечение и подыскать вменяемого хозяина, потому что Фредерико еще был маленькой соплей, которая не могла ухаживать за животными, а больше в доме ими никто не занимался. У Фаулзов были две неясыти, но до того диковатые, что иногда все забывали, что эти неясыти есть. Особенно мало о птицах вспоминала женская половина семьи, предпочитавшая бумажным письмам Фейсбук и Твиттер.
Зато потом их общая жизнь превратилась в куда больший балаган - собаки, собаки, собаки. Балаган был терпимый, но терпимый лишь потому, что у Рико, кажется, имелось около десяти пар невидимых рук и коробка энергетических батончиков под кроватью. Он следил за своими питомцами сам, и, если ему нужно было уезжать, разношерстные подруги и друзья либо перекочевывали в ближайшие дома на пару дней, либо ехали с Рико. Так выходило дороже, но спокойнее, а собачник был в полном восторге от того, что ему разрешают таскать питомцев по заграницам, да и в целом всех все устраивало.
В общем, Тони никогда не оставался один на один с псами своего брата надолго. Если уж за ними и нужен был присмотр, то этим занималась излишне активная бабушка, а сами Тони не знал даже, сколько какая собака кушает. Он мог погладить их или немного поиграть - на этом полномочия заканчивались. Но Винс не поверил бы, если бы ему еще вчера сказали, что какие-то там щенки смогут за пару часов привести его в отчаяние, что он аж о помощи взмолится.
Однако да, он взмолился. В письменном виде, Санджею. Тот не должен был быть сильно занят, и анимаг надеялся, что Саммерби примчится как можно скорее. Очень надеялся. Тони даже поймал себя на мысли, что немножко завидует сове Кельвина, которая, стоило вручить ей письмо, резво выпорхнула в окошко и унеслась с непростительно большой для гордой и аристократичной птицы скоростью. Наверное, резкое превращение её спокойного обиталища в базар так пошатнуло мировозрение, что птица решила заняться атлетикой, лишь бы много об этом не думать.
Фредерико оставил брату четырёх собак. Три из них были его собственные, а последняя нуждалась в передержке. Она как раз вызывала особенно смешанные чувства, так как Тони о ней мало того, что ничего не знал, но и смотреть без боли в сердце не мог. Беленький питбуль выглядел настолько печально, что ощущение от долгого созерцания его унылой морды оставалось такое, будто Тони решился пересмотреть "Мальчика в полосатой пижаме". Предварительно себе себе память, чтобы чувства от повторного просмотра не притупились.
Пса звали Весельчак, и, уходя, Рико наказал брату следить за его настроем и аппетитом. Не расстраивай, мол, нежного мальчика. Смотри, чтобы не грустил.
И Тони чувствовал себя таким виноватым! Он попробовал подкупить Весельчака собачьими вкусняшками, но, тот, слопав, никак не изменился в выражении морды. Фаулз чувствовал себя так, словно это он изобрел газовую камеру, и что по изначальной задумке она предназначалась для уничтожения пушистых утят.
Остальные четверолапые атаковали не сердце Фаулза, а его нервы и их общую с Кельвином квартиру, что еще было терпимо, но все равно оставалось на уровне "это просто кошмар, я ужасный брат".
- Нет-нет, слезь оттуда! Сидеть, девочка!
И черный лабрадор с гордым именем Рамирос, который покупался специально на день рождения Фредерико девять лет назад и был назван им в честь матери, сел. Точнехонько в большую тарелку с чили, которое Антонио приготовил как раз перед приездом брата и оставил на кухне. На столе. Как старая собака забралась на стол, Тони примерно догадывался - Рамирос имела вредную привычку двигать стулья, чтобы с помощью них взбираться туда, куда нельзя, пока хозяин не видит.
И вот сейчас она чинно сидела на кухонном столе, частично задницей в большой миске, медленно помахивая хвостом (размазывая тем самым соус), и выглядела вполне довольной. Конечно же, Рамирос была хорошей девочкой и знала, что ей нельзя кушать человеческую еду, поэтому она даже и не думала приближаться к чили. Ей просто нравилось находится так высоко.
Тони горестно вздохнул и погладил собаку по крупной голове. Из всех троих псов брата Рами была его любимицей. Наверное оттого, что он знал её очень давно, иногда выгуливал и играл в фрисби, когда та была помоложе. Рамирос хорошо запоминалась тем, что, в целом, выполняла все сказанное, но выполняла так, что порой становилось лишь хуже.
Он не стал сгонять её со стола. Ужин уже все равно было не спасти, да и времени у Фаулза не имелось в запасе - из спальни донеслось недовольное громкое визжание морской свинки, и тут уже Антонио ринулся на помощь, как шибанутая мать, готовая выхватить неразумного дитенка из-под прущего на него катка.
Другие две собаки были куда моложе Рамирос - их Фредерико достал уже после знакомства со своей женой (тогда еще не женой!). Оттого, наверное, и были особенно безбашенные. Кровь бурлила, гармонь играла.
Следующие минут десять Тони потратил на борьбу. Борьбу с безумной рыжей таксой по кличке Пекинесквик. Пекинесквик был яростен и горяч, как дневное солнце в Африке, и вцепился в клетку с морской свинкой так, что эта бедная свинка предпочла даже не спрятаться, а просто испуганно замереть в сене с морковкой в зубах, таращясь на коротконого всадника свинячьего апокалипсиса. В тот момент для бедного грызуна песий воин представлял смешение всех четырех сразу.
Частично Фаулз выиграл, частично проиграл в этой борьбе: поняв, что (точнее кто) именно мешает вершить правосудие над иным животными, такса вывернулась и вцепилась уже в чужую штанину. Тони попытался тянуть её за задние лапы, но это лишь усилило хватку на его бедных брюках. Так что Антонио встречал Санджея с перевернутой рычащей таксой в руках, которая трясла головой и рвала неповинную тряпку. Тони её, правда, все-таки отпустил и поставил на пол (Пекинесквик все еще драл брюки, не желая отцепляться), поняв, что не следует животное долго вниз головой держать.
- Помоги мне! - взмолился он, кидаясь обнимать Саммерби так, будто тот был способен излечить близорукость у всех магов на всем белом свете.
Пекинесквик замер, а потом отпустил Тони, и вцепился уже в штанину Санджея.

+2

3

Безумие завертело его и закружило с самого порога.
СИДЕТЬ! — командным тоном рявкнул Санджей ещё до того, как успел толком осознать ситуацию, и сам испугался, не узнав собственного голоса. В ступор впали, кажется, все, особенно повисший на парне Тони, для которого крик прозвучал особенно громко. Почти что в ухо.
Где-то в глубине квартиры морской хряк издал леденящий душу вопль, короткий, но очень прочувствованный. Санджей, который не смог опознать в этом звуке клич свинёнка, похолодел. О том, что в квартире ещё и полтергейсты есть, его, вообще-то, не предупреждали.
Рамирос на кухне тихонько недоуменно рыкнула — она ведь и так сидела! — но на всякий случай придавила задницу к чашке с большим усилием, чем прежде. Этого в прихожей слышно не было, но и невольный её вопрос был скорее риторическим. Чего, дескать, надо. Тело постепенно начало подавать сигналы, что сидеть так не очень удобно, но пока что она терпела. Ведь её попросили сесть, а она хорошая девочка.
Весельчак, апатичной шкуркой валяясь на диване, вздохнул с безмерной скорбью в голосе. Подъём в более вертикальное положение в его планы не входил, равно как и подчинение двуногим кускам мяса, которые от него чего-то хотели. Небось ещё и диван им освободить надо будет. Сейчас. Разбежались.
Бигль Перри, с увлечением дравший обивку кресла, рыкнул и непроизвольно прижал задницу к полу, скорее от неожиданности и испуга, чем из искреннего стремления выполнить команду. Обивку из пасти он не выпустил, а спустя совсем небольшой промежуток времени снова взялся за истязание. Перри играл в охоту.
И только Пекинесквику было плевать на весь мир, включая психованных гостей. Пекинесквик мочалил штанину с яростью берсеркера, мстившего за свою зверски убитую семью. Санджей очень хотел пнуть таксу, но не смел. Ещё навредит случайно, Рико потом их обоих убьёт. Даже если не навредит, он не ручался, что Рико не знает язык животных, и что эти самые животные на него не наябедничают. Даже если нет, не факт, что от удара это безумное существо не вгрызётся уже в его ногу. Короче, с какой стороны ни взгляни, а давать своим отчаянным желаниям волю не следовало уж точно.
Извини за громкость, я перепугался, — виновато сказал он Тони, — отпусти меня, ради неба, он же сейчас меня сожрёт!
Когда Санджей получил трагическое письмо с призывом о помощи, он много думал, но логику Тони так и не осилил. Чем колдомедик, который людей лечит, а не зверей, может помочь в усмирении неадекватной своры, заскучавшей без хозяина? О, Мерлин. Он со своим-то псом управлялся через раз, если не реже, и только природное благородство и некоторое высокомерие не давали пекинесу уйти в разнос.
Но отказать Самерби не мог по целому ряду причин.
Во-первых, он не знал вообще никого, кто мог бы повести себя с тюленчиком по-мудацки. Ну, кроме одного шерстяного чувака по фамилии Дурсль, но к нему Санджей тоже был привязан, так что предпочитал в эту тему не лезть. Его друзья не обязаны ладить между собой, хотя он бы, разумеется, от такой идиллической картинки не отказался.
Во-вторых, Тони в своё время очень помог ему с анимагией. Кто знает, осилил бы он когда-нибудь эту науку, если бы не Тони? Саммерби в этом крайне сомневался, так что был безмерно благодарен. Звериная шкура пришлась ему впору.
В-третьих, он представил себя на месте младшего Фаузла, содрогнулся и немедленно осознал, что любому, кто попал в такой пиздец, необходима помощь. Пусть даже помощник из Санджея был так себе.
«Чем можно было бы подкупить меня, будь я псом?» — мучительно думал он, скользя взглядом по строчкам, и худо-бедно обрисовал себе план действий и тех вариантов, которые можно попробовать. Собрался он быстро, отправился в путь сразу же, только решил сначала заглянуть в зоомагазин, чтобы быть во всеоружии, а потом ещё и в волшебный зверинец, чтобы купить подвижные игрушки, которые, возможно, смогут перетянуть внимание хвостатых на себя. Купил он в итоге несколько видов угощений и ворох игрушек на любой вкус и цвет, протратился хорошо, но не унывал: ради благого дела не жалко. С забитым доверху — ладно, выражение это, положим, фигуральное, пятое измерение заполнить непросто — рюкзаком он вернулся домой и прихватил ещё и своего пса в слабой надежде, что маленький ответственный Рино поможет ему усмирить разбойников.
Поэтому прибыл он в итоге не так оперативно, как собирался, но всё же надеялся, что не слишком опоздал. И точно: веселье было в самом разгаре, судя по картине великого несомненно художника, которая предстала его взору, как только отворилась дверь квартиры.
Рино скромно стоял на пороге за ногами хозяина и на всякий случай приветливо помахивал хвостиком. В дороге хозяин, в смысле, этот славный дурачок, который его кормит и порой выгуливает, хотя чаще всё же просто чистит лоток, обещал ему захватывающее путешествие и интересные новые знакомства.
Запахи в квартире были обнадёживающими: обитателей было действительно много, так что он, Рино, и правда мог с кем-нибудь подружиться. Вот только его никто не заметил, а тут ещё и хозяин заорал так, будто ему что-то откусили. Рино обиженно засопел, а потом негромко тяфкнул, требуя к себе внимания.
Пекинесквика это привело в чувство. Он замер, потом отпустил Санджея и повернулся к явно незнакомому источнику звука, смешно перебирая своими короткими лапками. Источник завилял хвостом значительно энергичнее прежнего, вступая в светскую беседу.
Саммерби мысленно поблагодарил своего пса и поспешил полушёпотом оправдаться перед Тони:
Он благоразумный парень, я понадеялся, что он сможет нам помочь. Кажется, сработало. У меня в рюкзаке кое-что припасено, на пол его лучше не ставить, наверное, а то сожрут вместе с тканью.
Псы, тем временем, успешно нашли общий язык.
«Чего он так орал? Ты укусил его, что ли?» — спросил Рино. Пекинесквик издевательски фыркнул в ответ: «Да кто его знает, какой-то дикий он у тебя. Подумаешь, тряпку пожевал».
Рюкзак уместился на верхней полке шкафа, чтобы уж точно не добрались, а после Санджей вытащил из него жилистую кость. Действовал он наугад.
Привет, приятель, — сказал он биглю, садясь на корточки, — смотри, что у меня есть. Это круче, чем обивка, готов поспорить.
Бигль не реагировал.
Перри! — Бигль приподнял ушки, — держи. Вкусно!
Бигль с ворчанием — от важного дела его отрывали, вообще-то — повернулся к длинному неуклюжему человеку и — так уж и быть, уговорили, — принял подношение. Санджей мысленно выдохнул, отчаянно надеясь, что установленный с его появлением шаткий порядок собакам не надоест. Ещё он опасался, что такса толкнёт пекинеса на тёмную сторону, и безобразничать они начнут все вместе с удвоенной силой, однако всем сердцем уповал на благоразумие своего питомца.
Так. Хорошо. Тони? Кто дальше?
О, как он хотел, чтобы Тони расплылся в улыбке и сообщил, что проблема исчерпана, Саммерби — молодец, всех усмирил, а теперь можно расслабиться и выпить пива, и вообще он скорее с тоски приятеля позвал, чем из реальной необходимости…
И даже уже размечтался, что вот сейчас они развалятся на диване, то длинный пёс наверняка подвинется, будут болтать о пустяках, а потом возьмут с собой на прогулку всю уже послушную компанию, будут бегать, играть с мячиками и бумерангами и вообще весело проведут время.
В одном он был прав: скука ему в ближайшее время не грозила.[icon]http://sa.uploads.ru/W7w12.png[/icon]

Отредактировано Sanjay Summerbee (2018-04-02 13:01:54)

0


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » DON'T THREATEN ME WITH MAGIC TIME » двое в лодке, не считая собак


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC