Harry Potter: Utopia

Объявление

АДСКАЯ НЕДЕЛЯ #19
выбор жертвы
АКЦИЯ МЕСЯЦА
girls!
ПОДАРОЧКИ!
хватай скорее!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » Fortune and Love favor the brave


Fortune and Love favor the brave

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://78.media.tumblr.com/0bdf2ad38a9d1d910d9855f01d8bf75d/tumblr_ovrtubn3Hd1u6eth8o3_500.gif

Fortune and Love favor the brave

ДАТА: 17 мая 2025 года.

МЕСТО: Кабаре-Клуб "LE CRAZY HIPPOGRIFF", далее дом Адама.

УЧАСТНИКИ: Adam Montgomery & Mattew Oswald

Говорят случайности не случайны. Двое парней встречаются в баре и выпивают. Attention! Не двигайтесь, не дышите, закройте детям и беременным глаза, снимайте на камеры мобильных телефонов...

Отредактировано Mattew Oswald (2018-01-30 19:47:09)

+1

2

Быть Адамом Монтгомери оказалась удобно, чертовски удобно. Бесчисленное количество выгодных связей и в то же время ни одного близкого человека. Девушки и парни на любой вкус, готовые отдаться по первому зову, желавшие просто получать удовольствие от секса, но никак не строить серьезные отношения. Ни друзей, ни приставучих знакомых – замечать изменения, произошедшие за последнее время с Адамом, было ровным счетом практически некому.
Да и действительно ли он так изменился? Монтгомери старался, очень старался особо не светиться и не выходить из образа вспыльчивого, но не менее обаятельного парня, падкого до наживы и мужчин. Не так уж это было и сложно, разве что провождение времени в клубе слегка утомляло и отнимало слишком много времени, которое юный целитель мог бы провести с куда большей пользой. Хотя вряд ли можно было придумать более удачное место для наблюдения и изучения. Средоточие похоти, пьянства и разгильдяйства – практически каждый вечер Адам сливался с танцующей массой разгоряченных тел и подобно любопытному ребенку наблюдал, общался, учился. Эти фривольщики, они ему чем-то нравились, они не так уж и отличались от остального магического населения, если подумать. Это было сравнимо с восхищением юного исследователя, разворошившего муравейник и узнавшего, что оказывается эти мелкие твари не такие уж и бессмысленно-глупые. Всё у них подчинено своим правилам, все размеренно и логично, а вовсе не хаотично, как казалось на первый взгляд. Эти малютки муравьи оказались весьма сообразительными, и чего уж скрывать, в какой-то момент Адам ощутил даже некое подобие симпатии к этим забавным существам. Однако это вовсе не мешало ему от скуки давить одного муравья за другим, искушая, подталкивая, умело играя чувствами и мыслями, создавая восхитительные сценарии с трагическим исходом и подбирая для своих пьес гениальных актеров, которые, правда, увы, не знали, что имеют честь играть в его маленьком театре абсурда. Главный сценарист, главный постановщик, главный зритель и критик – о да, Монтгомери безумно нравилась эта веселая игра, которую он сам себе и придумал. Был ли он действительно таким гениальным, каким себя обрисовывает? Вряд ли.
Вот и сегодня парень не стал изменять своим привычкам, хоть и немного изменив правила – ближе к вечеру он спустился в постепенно наполняющееся помещение клуба и устроился у барной стойки, изредка поглядывая в центр помещения и лениво выцепляя взглядом из толпы особо симпатичных кукол. Время от времени он делал знак своему бармену, и тот тут же обновлял его стакан с огневиски, и при этом, ни на минуту не затыкаясь, рассказывал Адаму самые свежие сплетни Гиппогрифа. От кого залетела та танцовщица-блондиночка, какая там на самом деле ориентация у их секьюрити – минут за двадцать бармен успел вывалить на голову клиента целую кучу грязного белья. Адам слушал невнимательно, в конце концов, он итак знал всё это в мельчайших подробностях, издержки профессии, так сказать. А еще парню было отлично известно, что этот самый бармен иногда обворовывает клиентов, разбавляет дорогой алкоголь какой-то гадостью, а если посетитель чем-то вдруг не угодит - без всякого зазрения совести может незаметно плюнуть в его стакан. Замечательно. Вот он, типичный клиент – мелочный, озлобленный, ленивый неудачник с амбициями наполеона. Слишком скучно. Нет, на сегодня определенно надо было найти кого-то поинтереснее. Можно посвятить этот вечер себе и ограничиться одним из легкомысленных красавцев – но это уже изрядно надоело.
Однако, спустя какое-то время, его мнение на этот счет сменилось также быстро, как и настроение. В дверях заведения темноволосый заметил довольно симпатичную особу, которая то и дело озиралась по сторонам. На вопрос о том, что это за робкое чудо, бармен лишь пожал плечами. Впрочем, Адам остался сидеть на своем месте, лишь изредка поглядывая на свежее мясо.

+2

3

"Любой идеал хочется достичь, обнять, спать с ним. Настоящий идеал — как линия горизонта, он недостижим"
Что вы знаете о неудачных днях, полных неразберихи, испорченного настроения и нежелательных встреч? Складывается ощущение, будто ты попадаешь в моральный ад на земле, где каждый считает своим долгом истерзать тебя нарушением личного пространства и нравоучениями. Сколько раз за сегодня Мэтт услышал осуждение в голосе? Или попытку нравоучения? К обеду молодой человек уже сбился со счету, а к вечеру и вовсе перестал акцентировать на этом внимание. Бывают такие дни, когда лучше будет запереться дома, никуда не выходить и побыть один на один с собой. Но обязанности порой требуют безотлагательного внимания. Так получилось и сегодня. Проснувшись, Освальд сначала хотел остаться дома и заняться бытовыми проблемами и, о да, учебой в кой-то веку. В конце концов за ним висит должок в виде недописанного мини-сценария пьесы в одном-двух актах. Но не успел молодой человек открыть глаза, как к нему в окно буквально долбилась сова его сестры Александрины, которая чуть ли не умоляла его о встрече. Естественно, как любящий брат, Мэттью совершенно не мог отказать в встрече. Пропустив первую пару, молодой человек провел её в компании сестрицы, которая рассказывала ему о своих успехах и, о Мерлин, умудрилась вынести мозг разговорами о своем очередном воздыхателе. Парень совсем не против помочь любимой Дрине советом, но именно в это утро он был определенно к этому не готов. Вернувшись после встречи на учебу, у Мэтта словно все начало валиться из рук в прямом смысле этого выражения. И почти каждый преподаватель считал своим долгом на что-нибудь указать парню: начиная с того, как парень, якобы, небрежно одет, заканчивая, что "им показалось, будто мистер Освальд как-то не так посмотрел". Неудивительно, что к обеду у молодого человека начали тупо сдавать нервы. Однако, взяв себя в руки, ему, вроде как, удалось создать вокруг себя некий вакуум, что бы не отреагировать на окружающий его мир слишком резко или грубо, понимая, что любое неверное слово или опрометчивое действие может с легкостью обернуться против него. Дождавшись окончания занятий, Мэтт выбежал из Волшебной Академии Драматических Искусств и в более менее приподнятом настроении решил навестить матушку в издательстве Ежедневного пророка, в надежде, что общение с ней поможет ему хотя бы чуть-чуть придти в норму. И это было второй ошибкой за день, после встречи с Дриной. Элоиза была явно не в духе, но бежать было поздно. Мэттью пришлось выслушать целую тираду о том, что отец снова чуть ли не ночует на работе, а её родные дети отдалились от нее, занятые своими делами. Это уже не говоря о том, как на работе ей проели плешь по поводу очередной то ли недописанной, то ли ненужной статьи, которую надо бы убрать, но никто этим заниматься не хочет. Мягко говоря, выйдя из издательства, Мэтт чувствовал себя еще более подавленным и злым. Всё до этого показалось ему таким мелочным и неважным, по сравнению с тем, что ему пришлось выслушать от матушки. Она одна из немногих, кем парень безоговорочно дорожил и почувствовал едкий укол совести, понимая, что он действительно отдалился от матери. Да, у него было много причин, ведь на него столько всего навалилось, но так же он отчетливо осознавал, что Элоиза тут совершенно ни при чем и стоит уделять ей чуточку больше времени.
- Дорогой, я понимаю, что у тебя учёба и своя собственная жизнь, но мне так больно это осознавать, что вы с Дриной уже не дети. Я всего лишь прошу хотя бы маленькую весточку, что бы знать, что у тебя все в порядке. - слова матушки эхом проходятся по голове. От этого становится грустно и, даже, немного обидно.
- Да, матушка, я знаю. - Мэттью пытается улыбнуться, что бы успокоить Элоизу. - Я обещаю, что буду чаще тебе писать и по возможности приходить к тебе в гости, хорошо? - лицо его матери моментально преображается и её лицо озаряет теплая улыбка, к которой так привык парень с детства.

"Если напиток очень хорош, то его тянет выпить залпом, а все вкусное хочется смаковать мелкими глотками"
Мэтт не спеша шел по улице, в надежде проветрить свои мозги. Он чувствовал острую необходимость в свежем воздухе. Вспомнив любимую улыбку матери, на душе почувствовалось легкое облегчение, хотя лицо ни одним мускулом не дрогнуло, поэтому со стороны могло показаться будто мистер Освальд все еще крайне зол. И, в принципе, это все еще оставалось правдой. Мэтт не привык к плохим дням, но когда такие случались он считал традицией идти куда-нибудь, что бы напиться, а проснувшись утром думать, будто всё, что было до выпивки - страшный сон. - Определенно необходимо зайти в любимое заведение! - твердо решив, молодой человек свернул за угол и направился по направлению к Кабаре-Клубу "Гиппогриф". По скольку Мэтт крайне редко позволял себе бездумно тратить деньги, он накопил определенную сумму, которую мог позволить себе потрать в этом чудном месте. Дойдя, наконец, до места назначения, Освальд зашел в клуб и сразу же проследовал к барной стойке, где заказал два шота, которые выпил моментально, и стакан огневиски. Не обращая внимания на присутствующих, молодой человек проследовал к одному из немногочисленных свободных столиков напротив танцпола. Скинув свой рюкзак и кожанку, Мэтт сел за стол и достал свою тетрадь и перо. Идея закончить свой мини-сценарий пришла ему так же внезапно, как и мысль о посещении данного заведения.- Может, хотя бы здесь я смогу, наконец, закончить это дерьмо. - сюжет сценария напоминал чересчур смазливую драму. Вот есть Он, весь такой из себя: красавчик, довольно умный и успешный. Вот есть Она, ничем не примечательная дама, но со скрытой красотой, которую именно Он смог разглядеть, а Она, зашуганная своим жизненным опытом, не может довериться ему, из-за чего Он посчитал своим долгом раскрыть ее потенциал.- Великий Мерлин, какая тупость! Как такое может нравится? - Мэтт искренне не понимал, как преподаватель мог оценить подобное недопроизведение, да еще и попросить дописать его. Но, как говорят магглы, хозяин-барин. Вот и сейчас, сидя в клубе, молодой человек оглядывался на танцующих и снующих везде людей, в поисках вдохновения.

Отредактировано Mattew Oswald (2018-01-31 00:05:04)

+2

4

Вон тот миловидный паренек в синем? Или, быть может, выбрать сегодня дерзкого брюнета, что лихо отплясывает сейчас на танцполе сразу с тремя парнями? Какое, однако, разнообразие. Адам чувствовал себя словно ребенок, попавший в огромный магазин с игрушками – так сложно было остановить свой взгляд на чем-то определенном. Но от мук выбора волшебника избавил сам господин случай – стоило Монтгомери лишь отвлечься на пару секунд и о чем-то задуматься, как он почувствовал пристальный взгляд на себе.
“Какого дьявола?” – Окажись этот кто-то актером-травести, то пришлось бы незамедлительно украсить его физиономию парочкой синяков, чтобы впредь неповадно было. Крепкие ругательства, готовые сорваться с языка, само собой сжавшаяся рука в кулак – о да, вспыльчивости ему было не занимать. Но так как при ближайшем же рассмотрении Адам обнаружил недалеко от себя прелестного парня, то все недовольства отпали как-то сами собой. Чуть улыбнувшись, Монтгомери заказал напиток для темноволосого и вскоре запрошенный алкоголь уже был доставлен к нужному столу.
“Наверняка сложный характер вперемешку с ярким жизненным опытом, довольно красив, выделяется из толпы, знает себе цену. По всей видимости считает, что в человеке всё должно быть идеально, даже его одежда” – Адам, наверное, никогда не перестанет оценивать людей по первому взгляду. Вместо сиюминутного знакомства парень лишь изучающе разглядывал свою жертву, пожалуй, задержав заинтересованный взгляд несколько дольше, чем следует, где-то в районе его губ, а затем, нисколько не смущаясь, принялся уже рассматривать стройные длинные ножки. Вердикт: великолепен. Лучше на сегодняшний вечер и не подыскать. А значит, нужно было действовать.
- Составить компанию? – продолжая сжимать в руках бокал с огневиски, Адам задумчиво огляделся вокруг, выискивая возможного спутника или спутницу незнакомца. Наличие конкурента его конечно бы нисколько не смутило, однако лучше все же заранее знать, с чем имеешь дело. Но никаких мужчин, и даже женщин, испепеляющих Монтгомери ревнивым взглядом и спешащих к нему, чтобы забрать своего знакомого, так и не обнаружилось, а потому, воодушевленный этим фактом, парень продолжил. – Такой красивый и проводит время один. Не порядок. - Вот так нагловато и просто. Ему определенно было всё равно, находится ли перед ним натурал или такой же пидор, как и он.
Чуть прищурившись, Адам смотрел на своего собеседника, ожидая ответной реакции. Кажется, судя по улыбке, он и сам был не против знакомства. Люди в подобных заведениях – они искусные мастера в стремлении развлекаться и получать удовольствие, кидаясь с головой в пучину небывалого разврата. Так, например, некоторые из них дали бы фору демонессам, чистому воплощению порока и похоти. Впрочем, нет, Адам ясно видел, что его новый знакомый был не такой, чем-то он отличался от всех его предыдущих пассий. Это немного удивляло, подогревало интерес, но пока что нисколько не настораживало.
И тут – вот досада – прямо за спиной брюнета вырисовывается то самое мрачное, раздосадованное личико, которое Монтгомери узнал бы из миллионов других. Его родной брат. Еще немного, и вечер, который так хорошо начинался, мог быть все-таки испорчен этим занудой.
- Бля, - раздраженно выдохнув, парень не придумал ничего лучше, как пригнуться и попытаться спрятаться за хрупким юношей, что, кстати, выглядело довольно смешно, если брать во внимание высокий рост целителя. Отметить про себя, что неплохо было бы как-нибудь выпустить брату кишки. Затем с неудовольствием вспомнить, что нельзя налево и направо кромсать людей – это может привлечь к себе слишком много внимания. Собственно, долго он там не пробыл, покинув это заведение также быстро, как и появившись в нём.
- Не обращай внимания на это маленькое недоразумение. Адам Монтгомери.
Сделать знак ошивающемуся эльфу-официанту и уже через пару мгновений получить еще одну бутылку с огневиски и пару бокалов. Не спеша наполнить оба и подать один из них своему случайному собеседнику.
- За знакомство?

+1

5

Любовь приходит, не спрашивая и уходит, не предупреждая.

Вдохновение вещь приходящая и уходящая. Трудно уловить тот краткий миг, когда оно приходит. Зато ощущение, как оно покидает тебя пронизывает с головы до пят. Обычный человек может даже не заметить нахлынувшего вдохновения. Он, скорее, спишет это на хорошее настроение, чем на прилив окрыляющего чувства вдохновения. Для писателя же, вдохновение - это все. Дня, когда оно накроет с головой, каждый уважающий себя писатель ждет с нетерпением. Именно в такие дни кажется, будто каждая написанная строчка достойна уважения и внимания читателя.
Именно сейчас начинающий писатель Мэтт Освальд сидел в Кабаре-клубе, выпивал огневиски и надеялся на прилив хотя бы малейшего вдохновения. Незаконченная работа тяготила его и казалась тяжелым камнем на его душе. Во-первых, стоит отметить, что ему не нравился сюжет, который он описал. Во-вторых, ему казалось будто эта работа не достойна и малейшего внимания. В-третьих, он просто мечтал создать что-нибудь поистине стоящее. Его самокритичность порой так вредила творчеству. Но, как говорил известный писатель: "Хочешь избежать критики – ничего не делай, ничего не говори и будь никем." Эта фраза совершенно никак не подходила под описание Мэтта. Он всегда готов выслушать чужое мнение и иногда даже принять его во внимание. Потрепав себя за волосы, парень в очередной раз оглядел клуб, не заостряя на ком-то определенном внимание. Почти все посетители казались ему обыденными, ничем не примечательными тусовщиками, которые просто пришли напиться и оторваться как следует. - Сборище идиотов, считающих, что то, как они дрыгаются на этом танцполе выглядит сексуально. - Мэтт вздохнул и снова опустил голову в тетрадь. - Клоуны. Просто пьяные клоуны.
— Составить компанию? - довольно приятный мужской голос вывел Освальда из так называемого транса. Парень поднял ленивый взгляд на того, кто решил побеспокоить его и был весьма удивлен, что даже не нашелся сразу что ответить. – Такой красивый и проводит время один. Не порядок. - Мэтт ухмыльнулся и даже издал небольшой смешок. Наглость этого парня нисколько не удивляла. По всему его виду можно было понять, что он не из робкого десятка. Можно даже сказать, что Мэтта это позабавило. Он прекрасно знаком с таким типом людей. Уверенные в себе, если не самоуверенные, знающие себе и другим цену. Считающие, что могут получить все по мановению палочки. При всем при этом, Мэтту показалось, что возможно это всего лишь маска и этот молодой человек может быть другим, но только с определенным кругом лиц. А может и нет. Может, это всего лишь разыгравшееся фантазия парня и его желание идеализировать человека перед собой. Правда, совсем не понятно почему. Хотя, на самом деле, все было предельно просто. Этот парень просто понравился Мэтту. Вот так просто, с первого взгляда. Писателю даже удалось уже почуять приятный аромат духов, исходящий от молодого человека напротив. Предугадать события сегодняшнего вечера или, даже, ночи было нетрудно. Все стало ясно, как только он подошел. И Освальд, как ожидалось, был совсем не против развлечься. Тем более, в компании такого горячего молодого человека. Даже под его одеждой было видно груду мышц, которые приковывали к себе внимание при первом же взгляде.
- Если тебе не кажется скучным сидеть в обществе писателя без вдохновения, то я совсем не против твоей компании. - ухмылка так и не покидала лица Мэтта. Сейчас начнется игра, которая так всегда нравится парню. - Может, тебе даже удастся стать моей музой, что бы я закончил этот паршивый рассказ. - Кто же кого переиграет, а? Кто кого окажется круче? Это подстегивает интерес. К Освальду не так часто подходят знакомится в таких местах. Как правило, Мэтт уже приходит не один, либо сам кого-нибудь цепляет в заведении. Пока к нему не подошел этот парень, Освальд даже не думал искать себе, так сказать, "жертву" на ночь. Но сейчас картина принимала совершенно иной оборот.
— Бля. - наблюдать со стороны за картиной, как довольно высокий и широкий молодой человек прячется за столь худощавым Мэттом, довольно весело. Эта картина маслом не продлилась так долго, что бы кто-то это заметил. — Не обращай внимания на это маленькое недоразумение. Адам Монтгомери. - Мэтт позволил себе рассмеяться от того, как Адам быстро вернул себе невозмутимый вид. Будто все, что только что произошло, было дурным сном Освальда или плодом его воображения.
- Довольно комичная ситуация, тебе так не кажется? - парня не особо волновало, что он быстро перешёл на "ты" в общении с Монтгомери. Мэтт подпер голову рукой и лениво, не спеша, допил свой бокал огневиски. - Мэтт. Мэтт Освальд. - У Мэтта даже мысли не было протягивать Адаму руку для рукопожатия. Ему это казалось слишком не уместным.
— За знакомство?
- Что ж, за знакомство, Адам Монтгомери. - Мэтт широко улыбнулся, принял стакан от новоиспеченного знакомого, и осушил его до дна залпом. Приятное легкое жжение прошлось по горлу Освальда и он в небольшом блаженстве прикрыл глаза. Ему всегда нравилось послевкусие и первые ощущения после глотка алкоголя или головокружение первой закуренной сигареты. - Что же, Адам, заставило тебя придти сюда в столь поздний час, так еще и в одиночестве? - Мэтт открыл глаза и посмотрел прямиком в глаза своего собеседника напротив. Не менее нагло, как тот подошел к нему с предложение познакомится. Все это напоминало игру в кошки-мышки. Только не особо было понятно, кто здесь кошка, а кто мышка. - Вся ночь впереди, что бы узнать... - с этой мыслью, Мэтт сделал небольшую пометку у себя в тетради и снова поднял взгляд на Монтгомери.

Отредактировано Mattew Oswald (2018-02-07 23:44:17)

+1

6

А нет, видимо показалось. Поведение нового знакомого ничем не отличалось от поведения предыдущих прекрасных личностей, встреченных ранее в этом клубе. Однако Адама все равно не покидало странное ощущение, что с ним играют. А это ощущение ему очень не нравилось, ведь главным актером на сцене всегда должен оставаться он, человек, с неизмеримой короной на голове, претендующего на должность короля обмана. Хотя, видимо он уже становится параноиком - что может скрываться под этой милой улыбкой и хитроватым взглядом помимо простого желания развлечься? Здешние обитатели не так уж сложно устроены, пожалуй, не стоит их переоценивать.
- Мэттью, значит. – темноволосый слегка наклонился и поцеловал парня в руку. Он не стал задаваться вопросом, сколько ему лет и хотел бы он продолжить знакомство в более интимной обстановке, а потому, сделав пару глотков огневиски, слегка ухмыльнулся. С одной стороны, это избавило бы их от всех долгих прелюдий, а с другой он не особо горел желанием спугнуть своего спутника.
Он ждал. Ждал лишь его, пусть и мимолетного, взгляда. Для затравки Монтгомери достаточно и этого. Он так редко цеплялся за кого-то. Обычно всё ограничивалось парой улыбок и несколькими фразами, как кто-нибудь уже нарезал круги вокруг него. Но тут, тут другое, не хотелось также улыбаться, не хотелось говорить то же самое. Хотелось получить ответный взгляд. Как мало он просит и как сильно это на него влияет.
Во имя Мерлина, он посмотрел в ответ. Так нагло и нахально, так прямо и уверенно, слегка насмешливо. Взгляд каким-то образом подбадривал Адама, все его тревоги по поводу возможного провала вечера отступали на задний план. Куда-то в темные закоулки сознания. Туда, откуда редко что-то возвращается. Его губы чуть тронула улыбка, которую хотелось бы запомнить не на пару минут, нет. Монтгомери не понимает, что происходит вокруг. Человек с харизмой, он был убежден, что «таких» людей не существует.
Адам явно не ожидал, что прекрасный незнакомец после того как просканировал его своим пронзительным взглядом сам перейдет к действиям. Уж чего-чего, а уверенности в себе ему явно не занимать. “Что? Не против? Стать музой? Да всё, что угодно”. Он не уверен, что смог скрыть все те эмоции, которые разом вспыхнули в нем, лишь надеясь, что его лицо так и осталось бесстрастным.
Едва заметно улыбнувшись, целитель одной рукой приобнял юношу за талию и притянул поближе к себе, а другую как бы невзначай опустил на чужое колено. Это заставило его выкинуть из своей головы все лишние мысли и полностью сосредоточиться на своем собеседнике.
- Писатель без вдохновения? Я надеюсь, ты исправишь это досадное недоразумение и вернешь всему свой, - он снова усмехнулся. – порядок? Хотя мне чертовски интересно, как ты восполняешь его отсутствие. Случаем, не просмотром травести-шоу? - чуть наигранно печально вздохнуть и осторожно скользнуть ладонью вверх, добираясь до линии, отграничивающей длинные стройные ноги от остальной фигуры, спрятанной за верхней одеждой. Тут следует остановиться, ведь опасно, можно ненароком получить кулаком по лицу. Никому не нужно скандалов, всё должно происходить лишь по обоюдному согласию.
Итак, его звали Мэтт. Прелестный парень, хороший алкоголь, уже разлитый по бокалам, музыка звучащая где-то в отдалении – что еще нужно для хорошего вечера?
- Я пью за тебя, Мэтт. За твоё очарование и красоту.
Адам вооружился одним из бокалов и сделал небольшой глоток, безмолвно приглашая Освальда присоединиться. Затем отставил огневиски в сторону и расслабленно откинулся на спинку диванчика, одной рукой продолжая приобнимать юношу за талию.
- В одиночестве потому, что мои знакомые предпочли провести эту ночь в кровати. А пришел я сюда забыть обо всём, что так или иначе успело надоесть мне за эту неделю. Как видишь, получается у меня это так себе. - склонив голову и слегка прищурившись, парень устремил долгий испытующий взгляд на вновь появившегося брата.  Монтгомери уже не знал, как реагировать на все это, учитывая, что уже второй раз за вечер этот настырный пытался испортить ему настроение. И с каждым гребаным разом желание выпотрошить все его внутренности становилось всё сильнее и сильнее. На этот раз Оливер деликатно встал у барной стойки и оттуда сверлил взглядом своего старшего брата, изредка театрально покашливая.
- Я отлучусь на одну минуту.
Взгляд, полный сожаления на бокал недопитого напитка, оставшийся стоять на столике. Виноватый взгляд на парня, вынужденного некоторое время провести в одиночестве и скорее всего даже в неопределенности. И, наконец, взгляд, полный холодной ярости в сторону своего родственника, который, кажется, сегодня умрет.
- Скажи мне, что у тебя что-то важное, раз ты не можешь просто пройти мимо. - прошипел Адам, хватая за руку своего братца и оттаскивая его подальше от столиков. То, о чем разговаривали далее эти двое не столь интересно, чтобы во всех подробностях пересказывать. В двух словах – почему Монтгомери вновь в сомнительной компании, если обещал завязать с этим. Маленькая неприятность, не более. Мягко объяснив Оливеру, что это не его дело и что об этом ни в коем случае не должны узнать родители, Адам незамедлительно вернулся к Мэтту, разве что теперь парень выглядел чуть более хмурым и озабоченным.
- На чем мы остановились? Ах, да, – он ухмыльнулся и посмотрел на потрепанную тетрадь юноши. – давно ли ты пишешь? О чем? – пустые разговоры, которые, в конечном итоге, должны привести Монтгомери к тому, чего он добивается. Он не сдастся. Чего бы это не стоило. Ему нужно это, очень. На час, два, или на всю ночь. Он принял решение. Своё.

Отредактировано Adam Montgomery (2018-02-09 22:08:31)

+1

7

Все проиграть и все начать сначала, не пожалев того, что приобрел.

— Мэттью, значит. - Адам со всей своей галантностью наклонился и поцеловал руку парня. Подобный жест вызвал у Освальда удивление, но всего лишь на несколько секунд.
- Мэтт, просто Мэтт. - молодой человек вежливо улыбнулся и склонил голову набок. - Я не очень люблю, когда ко мне обращаются по полному имени. Звучит как-то слишком официально, тебе не кажется? - парень засмеялся, прикрыв слегка глаза. - Мы же явно не собираемся обсуждать сегодня политику или что-то похожее на неё, я надеюсь? Я уверен, что явно не за этим приходят в подобные заведения. - Мэтт посмотрел на Адама со взглядом полным вызова, принимая ту игру, которую неизвестно кто первый затеял. Освальд мог быть в полной уверенности, что ситуация целиком и полностью в его руках, но это скорее было его собственной выдуманной иллюзией. Хотя нельзя отрицать того, что он чувствовал некую негласную власть над Адамом в данный момент. Скорее всего, это было лишь потому, что Мэтт сумел застать врасплох Монтгомери или, возможно, удивить его своим поведением. Он не мог разобрать что именно послужило причиной такой уверенности в нем, но это чувство превосходства над парнем доставляло неимоверное моральное удовольствие Освальду. Возможно, если бы они сейчас находились в менее людной обстановке, то парень вряд ли стал бы себя сдерживать в действиях по отношению к новоиспеченному знакомому. В большей степени его останавливала не обстановка, в который они находились, а интерес. Интерес к тому кто же все-таки одержит верх, а кто первый даст слабину и сдастся в прекрасные ласковые руки. Звучит так, будто речь идет о каком-то рабстве. Хотя в какой-то степени это действительно было так. Тот, кто сильней владеет тем, кто слабее. Закон жизни, идущий испокон веков. Мэтт уловил в своей голове еле промелькнувшую мысль о том, что он бы с удовольствием отдался бы в рабство этому парню. - Как это вообще возможно? Я знаю его всего ничего, но в голове столько мыслей непристойного характера, что даже озвучить страшно. - И это не было обыкновенным лишь желанием удовлетворить свои биологические потребности. Это было чем-то гораздо большим и возвышенным. Просто сидеть в компании Адама, наблюдать за его действиями и слышать приятный слуху тембр его голоса вызывало в Мэттью не просто желание переспать с ним и забыть, а делать это снова и снова, лишь бы не пришлось разлучаться. Освальд никогда особо не цеплялся за людей. И если те желали уйти - он никогда никого не держал и, уж тем более, не пытался вернуть. Здесь же, всего лишь за считанные минуты, его мир перевернулся с ног на голову, сказав "пока-пока" рассудку и здравому смыслу.
— Писатель без вдохновения? Я надеюсь, ты исправишь это досадное недоразумение и вернешь всему свой, - его ухмылка сводила Мэтта с ума. Ему казалось будто он вот-вот просто растечется лужицей под столом. - порядок? Хотя мне чертовски интересно, как ты восполняешь его отсутствие. Случаем, не просмотром травести-шоу? - в очередной раз Освальд рассмеялся. Но в этот раз он сделал до неприличного громко. Благо, из-за звучащей со всех сторон музыки, снующих туда-сюда людей, обсуждающих какие-то свои темы, этого, видимо, никто не заметил. Он не знал: пошутил ли сейчас Адам или спросил его совершенно серьезно. Но сам вопрос показался парню до ужаса смешным. Освальд редко пытался восполнять отсутствие вдохновения. Он считал такие попытки лишь искусственной заменой действительно яркому чувству, достойного отдельной премии или чего-то подобного.
- Знаешь, если потеря вдохновения - это цена встречи с тобой, то я вполне готов её заплатить. - Мэтт улыбнулся самой очаровательно-искренней улыбкой, которая у него могла только получится. Непонятно то ли он хотел произвести на Монтгомери впечатление, то ли ему действительно просто хотелось так по-детски себя повести. - Вдохновение не требует определенного порядка. Оно либо есть, либо его нет. - Парень пожал плечами, как будто сам был не совсем уверен в своих словах. - Вдохновение вдохновению рознь. Но когда тебя накрывает, ты как будто находишься под кайфом. Смотришь на мир иначе, открываешь для себя новые границы или же стираешь их к чертям собачьим. - Когда речь заходила о столь блаженной вещи, Освальда всегда несло куда-то в неизвестном направлении. Его глаза горели как два ярких огонька, а сам он засмотрелся на своего собеседника. Он давно пытается разобраться в этом чувстве, понять его, может, даже, научится контролировать. Контролировать вдохновение - это несбыточная мечта каждой творческой личности, как считал молодой человек. - Как думаешь, испытывал ли ты подобное хоть раз в жизни? Подлинное вдохновение зачастую похоже на чувство окрыленности, возвышенности к чему-то более важному и достойному, чем простое существование человечества или того же волшебства. - Мэтт замолчал и моментально осознал, что наговорил чересчур больше, чем планировал изначально. Осушив ещё один бокал огневиски залпом, парень позволил себе облокотится спиной на грудь Монтгомери. В любой другой день, другую ситуацию с другим человеком он бы никогда не позволил себе отступать от того плана действий, который сам себе прописал и неукоснительно придерживался его. Но сейчас была совершенно другая ситуация, в которой действовать шаблонно было бы коварным преступлением. - Можешь счесть меня идиотом, я совершенно не обижусь и приму это с достоинством. - Молодой человек в очередной раз за вечер улыбнулся, издав при этом небольшой смешок, стараясь перевести это в шутку. Он был не совсем уверен в том, что эта тема именно то, что хотел бы обсудить с ним Адам.
— Я пью за тебя, Мэтт. За твоё очарование и красоту. - Мэтт налил себе еще бокал и отпил немного из него. Последняя фраза его нового знакомого заставила потеряться парня всего лишь на долю секунды. Он думал. Думал о том, что Адам начинает перетягивать одеяло на себя. В любой другой ситуации, Освальд незамедлительно бы предпринял какие-нибудь действия, что бы вернуть главенство над ним. Но в этот раз все совершенно иначе. Он ощущал себя как будто под защитой крепко сложенного Монтгомери. От этого в груди появилось приятно ноющее чувство спокойствия. - Такого определенно еще никогда не было. Интересные ощущения. Что-то новое. - Парень сложил ногу на ногу, взял свою тетрадь с пером и положил их сверху. Сейчас главной целью было понять каждое микроскопическое чувство, которое вызывал у него этот парень. Освальд уже несколько сотен раз проклял создателя человечества, что он не наделил их способностью с легкостью различать подобные вещи внутри самого себя. А с другой стороны, парень был в восторге от того, что он имеет возможность самому разобраться в этом и делать собственные выводы. Ох уж эти двойные стандарты. Когда-нибудь они определенно погубят людей. Мэтт раскрыл тетрадь на том месте, где остановился в последний раз и прочитал эту страницу еще раз. В голове звучал его собственный голос, который озвучивал каждое слово уже выученное наизусть, но сам молодой человек находился далеко от своего же голоса в голове. Его мысли летали вокруг человека, что сидел рядом с ним. Так близко, что можно было уловить каждый его вдох и выдох, сопровождаемый легким дуновением ветра.
— В одиночестве потому, что мои знакомые предпочли провести эту ночь в кровати. А пришел я сюда забыть обо всём, что так или иначе успело надоесть мне за эту неделю. Как видишь, получается у меня это так себе. - Адам устремил свой взгляд в противоположную сторону от Мэтта, чем заставил его тоже повернуться, что бы увидеть что же так раздражало его собеседника. Уличив момент, когда его новый, так сказать, друг не мог подсмотреть что пишет парень, он открыл одну из последних страниц и в разброс записал всего несколько слов. "Любопытство". "Спокойствие". "Симпатия". Это были не совсем те слова, которые хотел записать парень. Это, скорее, самые подходящие слова под описание того, что он смог разобрать в себе за столь короткое время.
- Я считаю, что это поправимо. Нужно меньше обращать внимание на внешние агрессоры. - Мэттью никак не мог подобрать правильных слов, что бы описать то, что заставляет его испытывать одно ощущение присутствия рядом мистера Монтгомери. Как будто он забыл все слова, что существуют в мире. Приятное ощущение мурашек по затылку и рукам. Легкое покалывание в грудной клетке. Учащенное дыхание. Туманность мыслей. Это лишь маленький список того, что смог различить парень, пока наступила небольшая пауза в их диалоге. Освальд еще раз поднял свой взгляд на своего собеседника, который отошел в сторону барной стойки и яростно разговаривал с каким-то молодым человеком. Теперь он казался ему еще более прекрасным созданием. Каждая черта его лица казалась особенной, придающая удивительную индивидуальность всему его внешнему виду. А ярость, которая так отчетливо была видна на каждой мускуле его лица, делала его еще ярче в глазах Мэтта. Освальд настолько сильно погрузился в свои ощущения, наслаждаясь ими, что не сразу заметил, как Адам успел вернулся к нему.
— На чем мы остановились? Ах, да, - и снова на его лице божественная ухмылка, заставляющая Мэтта улыбнуться в ответ. – давно ли ты пишешь? О чем? - Освальд совершенно не понимал действительно ли ему было интересно или это продолжалась их негласная игра, в которой один из них должен будет выйти победителем. Парень готов принять поражение, но только после того, как покажет Адаму, что он не просто какая-то игрушка, которой можно управлять как душе угодно. Да, он бесспорно готов отдаться этому человеку без остатка сегодня, но только лишь в том случае, если он будет знать, что это все не наигранный спектакль ради того, что бы получить желаемое.
- Впервые что-то более менее похожее на подобие рассказа я написал в Хогвартсе на пятом курсе. На самом деле, это такой стыд. - Мэтт снова взял свой стакан и сделал небольшой глоток, что бы промочить горло. - Я пишу обо всем, что мне кажется мало мальски интересным. Единственное, у меня есть пунктик, что если мне в голову приходит избитый сюжет какого-нибудь среднестатистического романа, то я стараюсь сохранять концепцию, но при всем при этом преподносить его с совершенно другой стороны. - Освальд снова запустил руку в свои волосы, убирая их со лба назад. Ему давно не удавалось так приятно проводить время, просто сидя и разговаривая на отвлеченные темы. - Я могу долго обсуждать эту тему. Но, в данный момент, я предпочёл бы послушать твою историю. - Мэтт развернулся лицом к Адаму, облокотившись локтем на спинку дивана, а кистью подперев голову. Наглость в глазах, вперемешку с интересом и увлеченностью, ни на секунду не покидала молодого человека. Ухмылка, периодически переходящая в улыбку, все так же красовалась на миловидном личике парня. Раньше ему довольно часто говорили, что его улыбка обезоруживает собеседника. Но он прекрасно понимал, что Адам не так прост и с ним нужно вести себя совершенно иначе, чем с другими. Тетрадь с пером все так же красовались на ногах, лишь слегка поддерживаемые свободной рукой Мэтта. - Мне кажется, что твоя история будет куда увлекательней моей.

Отредактировано Mattew Oswald (2018-02-14 03:25:31)

+2


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » Fortune and Love favor the brave


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC