Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » А мы ему по морде чайничком!


А мы ему по морде чайничком!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/ee/c7/59/eec7593a081c75f46fa2a2b8d3851838.gif

А мы ему по морде чайничком!

ДАТА: 17 июля 2026 года, поздний вечер.

МЕСТО: Кабак "Три Авгурея"

УЧАСТНИКИ: Авель Делакур, Рейн Риг

Глава I: жизненная. Почему полувеликаны не любят посещать любые питейные заведения или как Рейн в очередной раз отхватывает по морде!

+2

2

Вечер... сколько прекрасного в этом слове! А запахов и звуков так вообще не счесть!
Рейн любил летние вечера, так как в них чувствовалась жизнь. Особенно ему нравились вечера за городом, ибо там ближе к природе, дальше от звуков Лондона, однако, несмотря на недавний переезд сюда, ему уже смогли полюбиться вечера и здесь.
На работе был какой-то сумасшедший день, в прочем, ничего нового для пятницы, а посему юноша решился на вечернее похождение куда-нибудь, дабы что-нибудь выпить, причем, сочли это весьма неплохой идеей для себя. Свою меру полукровка знал хорошо, а посему перебора не будет и дойти до дома, пусть и шаткой походной, он сможет. В такие моменты Рейн был рад, что у него дома нет зверья или кого-нибудь другого, ибо приходить в нетрезвом виде домой было бы просто стыдно и некрасиво. Все же воспитание ему дали невероятное, и он был воистину джентльменом. 
Перед тем, как выбрать заведение, в которое предстояло отправиться, Рейн отправился домой и подкрепился яичницей из четырех яиц с беконом, сыром, зеленым горошком, а также помидорами. После свой трапезы с хлебом, он принял душ, а затем высушил свои волосы, расчесал их. Выбор одежды был непростым, однако, предпочел одежды, в которых, прежде всего, было бы удобно. Именно поэтому выбор пал на не совсем традиционное ханьфу
Волосы было решено оставить распущенными за спиной. С собой, разве что, взяли веер, а палочку предпочли оставить дома. Деньги же взяли не большие, но так, чтобы хватило. Были они в небольшом черном мешочке на поясе, под верхней рубахой ханьфу.
Почистив зубы и завершив последние штрихи, альбинос наконец-то покинул свою квартиру, оставив под подушкой верхней ключ от своей домашней алхимической лаборатории, чтобы не потерялся и не украли.
Проверив дверь несколько раз, а также зацепив брелок ключей за специальный замочек на ремне, молодой человек, распахнув свой веер и легонько обмахиваясь им, отправился по улицам города, в сторону кабака, что носил название "Три Авгурея". Непонятно, почему выбор Рейна пал именно на него, но смотреть на танцующих девушек совершенно не хотелось, платить за секс тоже, а посему решение пришло само собой, и он отправился именно туда. Возможно, именно там его никто не будет трогать и ему дадут просто отдохнуть и расслабиться.
Наивный.
Прибыв на место, Рейн отметил, что народу здесь, в это время суток, было очень много, однако, было довольно спокойно. По крайне мере пока...
Зайдя в кабак, альбинос прошел к стойке, наконец закрывая довольно резким движением веер. Жест не был вызывающим и не говорил о настроение пришедшего, однако, смотрелся довольно сильно. Уже после молодой полу великан, что не знал о своем происхождение, опустил взгляд, в силу своего роста, на местного бармена. В таких заведениях светлоглазого радовало то, что потолки были не очень низкие, и ему не приходилось наклонятся, разве что при входе, постоянно. Зато светлый взгляд упал на молодого человека, чья внешность была до боли знакома. Ну, конечно! Они учились вместе с ним, пусть и не на одном факультете и даже курсе! Возможности общаться лично они не имели, но видеться виделись. Коротко кивнув, а также пожелав доброго вечера, Риг попросил большую кружку медовухи, а также плошку с кусочками вяленой оленины. Оплатив свой заказ из имеющихся средств, а также приметив столик в самом тихом углу, где никто к нему приставать точно не станет(наивный(2)), Рейн отправился по своему маршруту, опускаясь за облюбованный стол, правда, его пришлось немного отодвинуть, чтобы за ним было удобней разместиться, так как колени как раз упирались в крышку стола. Это дома мебель была сделана на заказ и со всеми удобствами, а здесь... В общем-то, это все равно не вызвало каких-то недовольств со стороны молодого полу великана. Он слишком устал и пришел сюда, чтобы отдохнуть.
Раскрыв за столиком свой веер и время от времени обмахиваясь им, полукровка приступил к употреблению своих лакомств. Первой в ход пошла медовуха, и сделали из кружки несколько довольно больших глотков, немного зажмурившись, прикрывшись при этом веером, а также выдохнув. Уф. Нос щекотит. Закусывать Рейн не забывал, а посему мясо пока нравилось больше чем медовуха, и нет, она была достойной и довольно-таки вкусной, просто алкоголь не был в почете у альбиноса, а вот мясо... очень даже! Он вообще очень любил редис и вяленое мясо, рыбу, зеленные соленные помидоры. В общем, вкусы довольно интересные у него были.
Куда-либо спешить и торопиться, Рейн не собирался, а вот господа, которые явно были здесь многим дольше прибывшего Рига, уже изрядно были подвыпившими и у них прямо-таки чесались руки и не только руки, чтобы с кем-нибудь устроить потасовку.
Пока Рейн придавался довольно неприятным, но привычным воспоминаниям из школы, а именно одному из моментов своего обучения, господа думали с какой стороны подойти к азиату и как бы надрать ему уши. Уж больно им не нравилось, что юноша столько высокий! Особенный что ли?! Или специально хорохорится какой-нибудь метаморфист и провоцирует их, порядочных людей, на драку?!
Знакомая мордочка Авеля, напомнила ему о совершенно обычном случае на заднем дворе Хогвартса, где высокого худого юношу в лице Рея задирало несколько ребят с факультета Слизерин. Если ребята изгалялись и не знали, как еще задрать парня и какую пощечину, и тумак ему отвесить, то Рейн стоял молча и терпел, он даже не от всего закрывался, пропуская часть ударов в лицо и в тело. Тогда мог возникнуть вопрос, причем у многих, почему столь крупный и высокий парнишка, просто терпит, а не отвечает, ведь раскидать засранцев за шкирку, ему явно не составило бы труд, но... нет. Рейн просто терпел, а затем сказал, что упал с дерева, вот и все.
- Эй! Красавица! - раздался откуда-то спереди пьяный голос хамской тональности, заставивший Рейна чуть встрепенуться, а также оторваться от дум.
"Да, я определенно тогда видел этого юношу..." - это он додумал об Авеле. Он видел его, когда он проходил мимо с кем-то еще, когда самого Рига задирали и били. Даже несмотря на то, что Авель вырос, его можно было узнать.
- Чем... могу быть полезен? - спросил несколько низко Риг, немного расправив плечи, от чего стал чуть выше, так как до этого сидел немного сутулясь. При этом, веер, что был в его руке, резко захлопнулся, а после был опущен на стол, вместе с рукой, что его держала. Рейн не ожидал от них ничего толкового и конструктивного, и он уже догадывался, что его собирались задирать и провоцировать на драку с ними, но... он слишком устал, чтобы реагировать первым.
- Что ты за мужик такой, что ходишь с веером как баба? И шмотки на тебе бабьи. - фыркнул один из мужиков, стараясь схватить веер, что лежал на столе, за что получил этим самым веером себе с размаху по лбу с характерным звуком.
- ...чо за?!... - рыкнул не понявший ничего мужик, чуть отшатнувшись назад, а его дружки тут же на перебой начали "эй-кать" и "слышь-тыкать".
- В Древнем Китае, при императорский власти, веер считался одним из видов традиционного оружия. - спокойно отозвался Риг, делая из своей большой кружки из дуба глоток и опуская ту на стол.
- Э! Ты типа умный, да?! А выглядишь тупицей! - рыкнул мужик, собираясь вырвать пусть и из крупных, но тонких пальцев Рига кружку, правда... у него ничего не вышло, а после Рейн вовсе резко отпустил ту, от чего мужик, что тужился и был уже красный в щеках, улетел назад, опрокидывая на себя кружку и обливаясь на уровне лица и груди, даже пол испачкал. Тц. Нехорошо...
- ... - Рейн лишь усмехнулся тонкими губами, правда, не успел среагировать и подставить руку, пропуская удар в лицо от одного из товарищей пьяного хама, что матерился, а двое других его поднимали. Правда, потом они радостно накинулись на Рига, который почему-то предпочел больше не отвечать, а позволял себе отвешивать удар за ударом, но, надо сказать, что лицо он прикрывал, пусть и не всегда успевал и не ото всех ударов... все же ему в понедельник на работу, а с разбитой мордой кому-то оказывать медицинскую помощь будет немного нелепо и не эстетично… Но губа, левая бровь и левая скула все равно подбили. Впрочем, Рейн все равно не отвечал, хотя, судя по его внешнему виду, ему стоило лишь подняться и как следует наотмашь махнуть рукой, от чего бы господа отправились в долгий и прекрасный полет...

+2

3

Семнадцатое июля. Пятница. Разгар лета. Авеля вот ни разу не удивляло, что под крышей его любимого питейного заведения и, одновременно, работы, собралось столько пьяного отребья. Вечерелось, уставший люд собирался в Авгуреях, чтоб отметить окончание рабочей недели, а студенты отмечали второй месяц своих летних каникул. В баре было шумно, душно и воняло огромным количеством потных мужских подмышек. Мужчины галдели, покрикивали друг на друга и всяческими способами пытались показать, что они мужественнее, круче, умнее, красивее вот того рандомного имярека. Другие же решали доказывать свою крутость попытками доебаться до ближнего своего с очень интеллектуальными вопросами в стиле "ты меня уважаешь?".
Омерзительно.
Кто-то постучал пустым стаканом по барной стойке и судя по громкости звука уже не первый раз. Делакур пару раз моргнул, возвращаясь со своих мыслей в мир обычных смертных и покосился на посетителя, который, скаля свои пожелтевшие зубы вертел у него перед носом стаканом. На пальце индивида было дорогое, золотое кольцо. Делакур незаметно закатил глаза, обворожительно улыбнулся, забирая стакан у мужчины, одновременно с этим думая о том, что Илиан бы уже незаметно стянул кольцо с пальца этого мужчины, а потом бы заложил его в ближайшем ломбарде. Не потому, что Илиану нечего было есть, а как спортивный интерес: заметит или нет. Делакур, конечно, таким не страдал, прекрасно зная, что его пальцы ловки немного в других местах и в других ситуациях.
- Дорогуша, ты выглядишь так, словно хочешь, чтоб тебе налили огневиски со льдом. - Мурлыкнул он, играя бровями. Он налил мужчине огневиски в стакан, добавил два больших кубика льда и поставил перед ним, продолжая. - Выглядишь уставшим, как прошла рабочая неделя?
Заигрывания с посетителями были его основным развлечением, конечно, нередко попались красавцы и красавицы, флирт с которыми доставлял удовольствие, однако чаще всего Авель делал это просто на автомате, особо не обращая на это внимание. Благодаря этому он получал много чаевых на своей смене и частенько решал разнообразные споры посетителей, забирая внимание с ссор на себя.
Именно что-то подобное сейчас происходило за одним из дальних столиков. Кажется, тот необычный молодой человек, которого Авель заприметил с самого его появления попал в передрягу. Блондин окинул глазами зал в поисках охраны, но, кажется, бравые парнишки были заняты тем, что выбивали за баром у одного алкаша деньги за выпивку. Парень вздохнул, разбираться придется самостоятельно.
- Молодые люди. - Громко произнес Делакур, подплывая к группе парней. Они уже вовсю пинали и развали тумаки незнакомому азиату, практически не обращая на Делакура внимание. Авель вздохнул еще раз, поднял палочку к горлу, произнес "сонорус", а затем: - ПРЕКРАТИЛИ НЕМЕДЛЕННО!
Голос, усиленный заклинанием испугал весь бар. Делакур прошептал отмену заклинания и упер руки в боки.
- Молодые люди, у нас тут культурное заведение, построенное еще в те времена, когда ваши деды удивлялись собственным пипиркам, я бы настоятельно попросил вас оставить это... - Авель осмотрел парня и цокнул языком. - ... невероятно красивое, на вашем фоне, создание и удалиться пить за свой столик.
В этот момент за его спиной появились двое охранников, которые были раза в два больше самого Делакура. Выглядело это забавно, миниатюрный, на их фоне Авель и два бугая во всем черном. Компания пьянчуг сразу приуныла, понимая, что эти двое вынесут вперед ногами каждого их них вместе или по отдельности, а потому быстро накидала парочку угроз высокому седоволосому и ретировалась восвояси.
- Спасибо мальчики. - мурлыкнул Делакур молчаливым охранникам, шлепнул одного из них по накачанной заднице и повернулся обратно к незнакомцу. - Ну, попинали они тебя изрядно, самурай. Но жить будешь, пойдем за мной, немного тебя подлатаю, негоже оставлять посетителя в таком состоянии.
Парень подмигнул незнакомцу, и поманил его за собой. У барной стойки попросил Клаудио подменить себя на пол часа, мимолетом объясняя ситуацию сотруднику. Уже в рабочем помещении, которое все работники бара ласково называли "Бухильня", Авель усадил парня на диванчик и наклонился над ним, осматривая ссадины.
- Как тебя хоть зовут? У меня такое ощущение, что я тебя раньше где-то видел... - задумчиво произнес Делакур. Он достал из шкафчика аптечку и ватные спонжики, смочил их в антисептике на спиртовой основе и поднес к брови парня. - чуть-чуть будет жечь. Почему ты не отбивался от них, с таким размахом руки, ты троих бы в нокаут отправил.

Отредактировано Abel Delacour (2018-03-01 02:41:01)

+2

4

- ... - Рейн нкиогда не был агрессивным, так как довольно с ранних лет понял, что он намного сильнее своих сверстников банально сравнивая по тому, как они кидали каменные лягушки по поверхности воды и кидал он. Многим он отличался... кто-то его боялся, кто-то считал не таким, но редко, кто относился с пониманием и хотел дружить. Со временем, Рейн и сам перестал нуждаться в дружбе с кем-либо. Он привык жить с маской добродушия и спокойствия на лице, вежливости и воспитанности, но вот, чтобы пустить в свой внутренний мир, дабы кто-то мог оставить свою частичку в нем... были сложности. Не так просто великан пускал кого-либо в свое сердце, и нет, не потому, что был жадным, просто он был весьма раним и раны лечил довольно долго.
Хвала богам!
Рявк, что издал хрупкий блондин с помощью усиления заклинанием не только спас бедного азиата от пары лишних тумаков и ссадин, но и прежде всего компанию альфа-самцов, которые на него налетели. Альбинос уже не просто чувствовал раздражение и напряжение, а ощущал, как из него вот-вот вырвется праведный гнев, и тогда он делает дел. Ярость, словно испепеляющее все на своем пути пламя, копилось внутри комом напряжения, заставляя плотно стискивать зубы, а также впивать ногти в собственные ладони, оставляя характерные небольшие, но ранки. Держать себя в руках с каждой секундой было все сложнее и сложнее... и еще пару-другая ударов, и ярость, обида за все годы, отчаяние после смерти родителей и чувство одиночества и ненужности захлестнули бы полу великана, погружая его как минимум в ярость, застилающую глаза, а как максимум еще бы и кровь взыграла свое, побуждая на дополнительные разрушения и уничтожения. К тому же с особенностью великанов к тому, что магия на низ практически не действует, даже несмотря на то, что в нем всего половина от великана, Рейна бы было тяжело усмирить не только с помощью физической силы, но и магической. В общем, проблем не обобрался бы, когда пришел в себя и понял, что сотворил. Благо, что не дали. Хвала Богам, что не дали.
Проводив взглядом голубых глаз компанию, что струхнула при виде блондина с его "собачками", Рейн не скрыл в глазах откровенную издевку и смешинки, нотки которых проскользнули настолько же ярко и отчетливо, как и то, что он был в бешенстве от поведения группы людей. Одно дело его били в юном возрасте, но сейчас... он между прочим уже и статус другой имеет. Целитель, как никак, но... уважение, как и имя нужно заслужить. Рейн это прекрасно знал и понимал, а посему собирался работать над этим, причем, стараться работать в положительном русле, ведь он всегда хотел, чтобы родители им гордились.
- Фруф. - Довольно шумно и звучно выдохнул альбинос, словно лошадь или рассерженный тигр, они порой издавали довольно классные и милые звуки. Как. Же. Он. Сильно. Ненавидел. Людей. Исключительно в такие моменты.
Несколько резкими движениями Рейн одернул и оправил свои одежды, а после прошелся пальцами по поверхности стола. От его взгляда ускользнуло то, что Авель шлепнул одного из охранников по заду, правда, если Рейн встанет рядом с этими шкафчиками, то все равно будет выше, пусть и уже во всем остальном. Ко всему прочему Риг зачесал пятерней волосы назад, наводя порядок, так как из-за того, что его пытались "унизить" и доказать свою силу, он растрепался, взлохматился и вообще выглядел не очень солидно, а он это очень не любил. Аккуратность, педантичность, порядочность... и многие другие качества, которые были в Рейне им строго соблюдались.
- ...? - Самурай? Рей даже взгляд на себя опустил, осматривая. Хотя да... они азиаты все на одно лицо для европейцев. С этим поспорить было нельзя.
- Не стоит беспокоиться, все в порядке. Спасибо за помощь. - несколько хрипловатым из-за внутреннего напряжения голосом сообщил Рейн, однако, молодой парнишка, работающий здесь барменом был слишком настойчив, чтобы сказать ему "нет" еще раз. Пришлось подчиниться. К тому же лишним переключение мыслей и эмоций точно не будет. Да, и... с каких пор стоит отказываться от внимания и проявления заботы, пусть и формальной, такой симпатичной мордашки? Когда Рейна в последний раз вообще трогал по какому-либо случаю красивый молодой человек?... М. Кажется, еще в прошлом столетии.
- ... - Все же послушно встал. Здоровяк такой и явно хорошей комплекции под одеждой, одна беда - безобидный. Но с другой стороны может быть и к лучшему. Быть яростным, агрессивным и страшным как его предки великаны точно вариант так себе, они уже довыделывались и им грозило вымирание.
Блин, а вот со стороны картина выглядела действительно довольно забавно... смиренный высокий юноша послушным хвостом идет за невысоким утонченным блондином, ляпота, ошейника и поводка не хватает.
- Столько возни... из-за пары ссадин. Неужели это действительно требует столько внимания? - мягко и беззлобно улыбнулся Риг, скорее интересуясь с чего вдруг такая доброта. На диване, правда, Рейну пришлось наклоняться к парню, а посему полу великан пересел на пол рядом, чтобы удобней было обрабатывать и смотреть.
- Я буду должен тебе за твою доброту. - спокойно сообщил полукровка, прикрывая голубые глаза и смиренно выдыхая. Действительно как большой плюшевый мишка.
- Рейн Риг. - спокойно ответил альбинос. - Да, мы учились вместе. Не на одном факультете, но в одно время. - чуть кивнул азиат. Он был несколько сдержан, но при этом открыт и тепл. От него буквально исходило какое-то тепло и спокойствие, оно как будто бы окутывало с ног до головы и мягко утягивало за собой, словно в облаке лежишь, воздушном и нежном.
- Твое имя я, кажется, помню. Ты был довольно часто на виду и в компании друзей.. Авель, не так ли? - уточнил полукровка. Он особо ни с кем не общался, но зато умел наблюдать, слушать и запоминать. С этим у него всегда было хорошо.
- Не сахарный, растаять не должен. - чуть улыбнулся полукровка, сощурив немного хищно голубые глаза. На его фоне все такие мелкие были... пора задуматься о карьере насильника, все данные для этого есть.
- Именно поэтому и не отбивался. Я не всегда могу рассчитать свою силу правильно, могу случайно и убить, а это никому не нужно. - да, ни Рейну, ни тем более тому, кого случайно убьют!
- Тебя не пугают драки в баре и то, что тебе может попасть? Ты не самой крепкой комплекции. - комплимент? Вероятно проявление заботы и нежелание, чтобы какой-нибудь неадекват прописал юноше в его моську, такую жалко будет. Это до его морды лица еще дотянуться надо, а тут... все под рукой. Утонченный, и парфюм, кажется, неплохой. Что-то внутри заставляет взбудоражиться, словно пузырики в газированных напитках.

+2

5

- Что значит не стоит беспокоиться? - Делакур фыркнул, недовольно нахмурившись. Он все таки не понимал как люди могут спокойно принимать собственные унижения и побои. Делакур всю свою жизнь провел по принципу "своя шкура ближе", поэтому ситуации, в которых кто-то настолько спокойно мог принимать собственное унижение, особенно с применением грубой силы, казались ему просто апофеозом глупости. Это же что за такие жесты мученичества? У него было огромное количество знакомых, которые владели сильной боевой магией, но не использовали ее даже во имя своей собственной защиты, одному такому пацифисту сломали ногу, что, конечно не страшно, но все равно обидно. Если раньше Делакур обходил стороной разнообразные издевательства над другими людьми, то после окончания школы в нем что-то поменялось и он стал более негативно относиться к подобным развлечением со стороны групп агрессивных имбецилов. - Ты предполагаешь, что я бы спокойно наблюдал, как группа пьяного сброда мутузит в моем баре такого красавчика? Вот уж хуй тебе.
Он отступил на шаг, когда полувеликан сполз на пол, хмыкнул, прикидывая насколько их поза была сейчас забавная: здоровенный, но очень элегантный парень, на полу перед стоящим над ним Авелем. Просто как из порно-фильмов про подчинение.
Зови меня господин. - пронеслась в голове у Делакура быстрая мысль, а перед глазами предстала сцена подчинения великана воле Авеля. В его руках бы был длинный стек, с крестовидным наконечником (как раз такой, как у него дома пылится), он бы поднял подбородок альбиноса кончиком стека, заставляя заглянуть в глаза, а потом бы...
— Я буду должен тебе за твою доброту.
Делакура мягко вырвали из объятья фантазий и вернули на скучную землю-обетованную с полностью одетым парнем и Делакуром, который был не просто одет, да еще и вонял спиртом из-за антисептика. Романтично, капец.
- Не волнуйся, рассчитаемся. - Вздохнул блондин. Он мягкими движениями вытирал кровоподтеки с лица парня, слушая его мягкий голос. Довольно таки успокаивающий, к слову. Конечно, вспышка внезапного возбуждения так просто не уходит, поэтому Делакур умостил на своих коленях аптечку, чтоб не было видно явного стояка. Он сидел на корточках перед парнем, ноги уже заметно затекли, но выхода особого не было, не тыкаться же бугорком в брюках прямо в лицо Рейну, именно так звали его нового знакомого полувеликана. - Ого, после школы лет пять прошло, а ты мое имя помнишь? Ты что сох по мне в школьные годы?
Делакур улыбнулся, подмигивая парню.
- В компании друзей, да? В период школы у меня и друзей то особо не было. - Авель покачал головой, заканчивая прихорашивать лицо парня. - Я бы не сказал, что сейчас их у меня полно, но в школе я был той еще сукой.
Блондин встал, быстро отворачиваясь от Рейна и полез прятать аптечку обратно. Он уже слегка остыл, что радовало, потому что еще нужно было дорабатывать смену, пусть последние несколько часов, но все таки. Клаудио будет долго подначивать Авеля, если увидит его в таком состоянии - щеки слегка зарумянены, в глазах довольно таки озорной, можно даже сказать блядовитый блеск. Делакур не стеснялся своих физиологических особенностей, ему казалось, что подобная реакция даже должна льстить другому человеку, но сейчас это казалось немного неуместным. Хотя, если подумать, все улики указывали на то, что Рейн с ним заигрывает. Все эти фразы, его долгие взгляды говорили как раз о том, что Риг явно оценивал Делакура. И Авелю было интересно какая все таки была финальная оценка у альбиноса.
- Драки в барах это нормально. - Блондин рассмеялся, поворачивая голову к Рейну. - Наш бар находится в творческом районе города, поэтому люди тут... вспыльчивые и эмоциональные. И не всегда умеющие пить. Обычно расистов у нас нет, поэтому я удивился, что к тебе вообще пристали. В любой другой день ты был бы окружен всякими студентами ВАДи, которые пытались бы утянуть тебя в их постановку или предлагали бы бесплатную фотосессию, но чтоб конкретно полезть с кулаками? Такое редкость.
Он наконец снова присел рядом с ним, притронулся прохладными пальцами к его лбу, проверяя не пропустил ли он ничего и закусил губу.
- Меня обычно никто не трогает, к тому же ты видел тех песиков? Они тут не просто так работают. Раньше мой бывший... сотрудник очень выручал, когда кто-то решал, что имеет право перейти со мной черту, он их быстро убеждал в обратном. Заодно пар выпускал. Сейчас он не работает в Авгуреях и мы... не очень общаемся.
Не говорить же Рейну, что его бывший сотрудник одновременно его бывший парень, который бросил Авеля аккурат в его день рождение, и сейчас этот замечательный рыжий говнюк искренне считает, что они друзья!
Делакур подмигнул альбиносу, скользнул рукой вниз к его груди, поправил его странные одеяния, дольше чем положено задержался в области живота и встал.
- Ну, готово, до свадьбы заживет, если, конечно ты еще не женат. Если женат, то все, умрешь через пару часов! - Хихикнул молодой маг, хлопнув в ладоши. - Напитки за счет заведения весь вечер, а если продержишься до конца моей смены и не свалишься от алкогольного отравления, обещаю еще и, не знаю, как нибудь еще загладить вину бара. Согласен?

+3

6

Ситуация становилась все забавней и забавней, а самое главное, Рейн совершенно не знал к чему все это приведет. И дело даже не в том, что его спас рыцарь алкоголя и красивой улыбки, хотя нет, дело все-таки было в этом. Авель сейчас почему-то так не вписывался в интерьер бара, ему совершенно не шло быть здесь, словно судьба его была совершенно иной, гораздо более яркой, важной, а самое главное нужной. Казалось, юноша был яркой звездой, что указывает путникам дорогу к дому… что-то магические, мистические и чертовски привлекательное было во всем его образе, что совершенно не вязался с его статусом здесь – бармен. Рейн ощутил острую давящую боль за грудиной и нехватку воздуха, но это чувство было секундным, и пока эта слабость овладела им, ему хотелось схватить Авеля за руку и убежать с ним на край земли… к белому песку, голубому морю и свободе. Где он был бы свободен, счастлив, а самое главное, свет его души никогда бы не померк!
- … - Бр. Ну, и мысли. Он вроде бы не так много выпил, чтобы его так сильно накрывало, хотя от парфюма, что был у юноши голову сносило напрочь. Пьянил голос, жесты, фразы… Хотя нет, фразы скорее вызывали недоумение и минутное протрезвление, ибо столь утонченный и хрупкий образ совершенно не вязался с тем, что вылетало из его рта. Со всеми этими невероятными эпитетами и фразами почему-то вспомнился "олень Рудольф", который устроил поистине феерический пятничный рабочий день. Благо, что окончание его, кажется, могло быть весьма достойным, если не незабываемым. Почему-то именно чувство "незабываемости" было на языке от парфюма Авеля и общения с ним.
- … - хах! Красавчик. Это польстило, пусть и немного, вызывая легкую улыбку на тонких губах, которые в очередной раз облизнули, незаметно прикусив нижнюю. Брр. Он не успел выпить столько, чтобы так легко реагировать на все эти фразы и поведение молодого человека! Э, Риг! Твою душу, возьми себя в руки!
Рейн терпеть не мог, когда его эмоциональное состояние был расшатано, и эмоции брали вверх над здравым разумом, так как он начинал творить такую дичь, за которую потом еще несколько лет было очень стыдно. Но пятница-развратница сегодня отжилага на полную, и Рейна штормило знатно, правда, контроль пока над собой окончательно не потеряли, пусть он упорно и старался потеряться.
- … - Повисла неловкая тишина, а господа действительно оказались в весьма интересной позе. Мыслишки Рейна, как и мыслишки Авеля плыли немного не в ту степь и не туда, а посему и полу великан задумался о том, что ролевые игры могут быть довольно забавны, главное, чтобы выходных на это хватило, ведь в плане секса Рейн был довольно ненасытен, пусть и имел его раз в цать лет. Он не был расторможен в сексуальном плане, но дело это очень любил, уважал и ценил, пусть и был он у него довольно редко в силу отсутствия постоянного партнера и брезгливости к представителям самой древней профессии, но когда припирало, то приходилось довольствоваться тем, что имелось под рукой, ведь сторонником случайных связей Рейн тоже не являлся, считая этот процесс чем-то более личным, ведь за этим делом можно обнажить не только тело, но случайно и душу, а с его ориентацией и предпочтениями, каждая связь была именно процессом обнажения души, а не банальной еблей ради ебли.
- … - Рейн усмехнулся, немного прищурив глаза. На его моське проскользнуло что-то весьма игривое, шаловливое и даже немного пошлое. Рассчитаемся? О-о-о, уже интересно как, сладенький. Внутренние демоны, проснувшиеся в этот вечер, все не хотели засыпать назад, а посему им дали править балом, ведь сопротивляться им не было уже ни сил, ни желания. Будь что будет! В конце концов, жизнь одна и лучше сделать, чем потом жалеть.
Взгляд светлых голубых глаз медленно прошелся по Авелю снизу-вверх, а затем сверху-вниз, остановившись на его миловидной моське лица. Сейчас Рейн смотрел прямо в глаза Делакура, но казалось, что он смотрит гораздо глубже – в саму душу, но при этом его взгляд не был напрягающим и тяжелым, напротив, внутри могло быть ощущение, что все окутывается теплом и легким запахом мяты, хвои и легких ноток цитрусовых с корицей.
Тонкие длинные пальцы Рейна скользнули по обоим коленках Авеля, легонько сжав их на чашечках, но не более того, он просто придерживал его, не давая завалиться или что-то в этом роде. Со стороны этого заметно не было, но зато парень довольно четко мог ощущать, как пальцы Рейна ели ощутимо скользят по ткани брюк, словно котик топчется по своему хозяину и мнет его тело лапками. Очень схоже это было с тем, что делал Риг. При этом он прикрыл глаза, дышал довольно тихо и спокойно и вообще делал вид, что ничего не происходит, и он тут не причем. Это было что-то вроде проверки… если ответят взаимностью, а не с воплями спросят "какого…?!", значит Рейн наткнулся на своего, а это большая редкость, а посему не стоит его упускать!
- У меня хорошая память на лица и имена. – спокойно отозвался Рейн, перестав мацать коленки парня, поднимая на него при этом свои голубые глаза. Вновь смотрит глаза в глаза со всем своим спокойствием и внутреннем теплом. Казалось, им окутывает все вокруг, словно туманом.
- … - Он лишь улыбнулся, немного сощурив глаза, но оставив вопрос о воздыхании без ответа. Гадайте, мучайтесь, думайте… страдайте!
- Честно говоря, я был занят тем, что старался избегать всех, чтобы лишний раз ко мне не привязывались, поэтому не уточнил были ли те ребята, с которым ты ходил тебе друзьями, но предположил так. – он чуть улыбнулся.
- В любом случае, это не так важно сейчас, не так ли? – он наклонил голову чуть на бок, слегка улыбнувшись одними лишь губами, ну, и в голубых глазах проскакали радостно чертинки, словно коты среди ночи "тыгыдык-тыгыдык".
- С возрастом мы все чаще становимся одинокими, но не потому, что стремимся к одиночеству, а потому, что боимся привыкать к кому-то новому, ведь он может оставить глубокие раны на души. – мягко улыбнулся Рейн, приподняв немного руку, а также оправив ворот верхней одежды Авеля, а то неаккуратно как-то это выглядело, не порядок… весь такой с иголочки и тут такая мелочь. Ыть, что-то с плеча легонько стряхнул, а свой, волос белый и длинный. Блин, бытовуха какая-то: "жена" обрабатывает раны своего "мужа".
- Никто не спорит, что это нормально. Просто я не люблю в них участвовать. – чуть улыбнулся Рейн, зачесывая пятерней свои белые волосы назад, а то упали на лицо немного, пока его приводили в порядок. Отлично! Даже если секс сегодня не перепадет, то ему перепало внимание. Будет на что побаловать свои руки в душе.
- Думаю, что они на самом деле не к моей национальности претензии имели, а к росту. Меня часто из-за роста задирали и задирают до сих пор. Иногда людей довольно сложно понять, как и их любовь к уничтожению или унижению того, чего они бояться или не понимают. – спокойно заметил альбинос, усаживаясь на полу немного удобней. Тяжело так сразу свои кости с пола поднять, когда ты уже пригрелся и устроился удобно. Можно он тут останется? Ну, пожалуйста.
- … - Рейн приподнял глаза на пальцы на своем лбу. Ыть, голубые глазки к переносице вверх скосились, а одна из бровок приподнялась. Так-так?...
- Чем выше шкаф, тем громче он падает… - несколько задумчиво протянул Рейн, наблюдая за тем, как по нему скользит чужая рука. Бррр. На коже под одеждой выступили мурашки. Зато пальцы могли довольно четко ощущать, что под одеждами больше ничего не было, ну, кроме нижнего белья, но до этих мест пока не добрались… то ли к счастью, то ли к сожалению. Помимо этого, Авель мог ощущать, что тело у Рейна развитое и не заплывшее жирком, подтянутое, особенно в области живота он мог ощутить мышцы, что от прикосновения напряглись, что в целом было нормально, так как… все же они были не дома, и если здесь попытаются уединиться, рано или поздно кто-нибудь зайдет, ну, и застанет их в довольно интересной позе… позах?
- … - Рейн шумно выдохнул, чуть слышно кашлянув в сторону, прикрыв на секунды губы пальцами, а после наконец-то поднялся с пола, оправляя свои одежды и отряхиваясь. Жарко… спасите-помогите. Пришлось даже веер открыть, немного обмахиваясь им.
- Так бывает. Не стоит переживать из-за того, что было. Есть одна песня… про мысли Бога о нашем мире и переживаниях. Суть ее в том, что на жизненном пути встречается много всего, чтобы затем понять, что счастье у тебя в руках, когда придет момент, именно твой. – сообщил Рейн, который стоял довольно близко к Авелю, при этом одна из его рук немного приобняла парня за плечи, прижимая к себе, а сам Рейн наклонил свою мордашку к мордашке Авеля, практически вплотную, словно вот-вот поцелует!
- Хм-м… - задумчиво протянул Рейн. – Я не хмелею практически от алкоголя. – он чуть улыбнулся, а после отпустил Авеля, отходя от него немного. От Рейна пахло приятным горьковатым медом. Если бы также пахло от Авеля, Рейн бы очень хотел бы его поцеловать.
- Но… согласен. Я подожду тебя. – кивнул Риг, хитро сверкнув глазами, а после выходя из служебного помещения и возвращаясь за свой столик. Прелесть традиционных китайских одежды была в том, что спереди у Рейна имелась "шторка", зато на не спасала от обнимашек, а посему заметно-то не было, а вот при обнимашках что-то твердое и интересное уперлось в Делакура. Блин, ну, что за бред?! Он вроде как не планировал с кем-то что-то в этот вечер, а тут вон, счастье случилось. Пора приносит Богам в жертву оленя?
Правда, бесплатно выпивку Рейн брать не будет, он все же был хорошо воспитан и халяву не любил, к тому же понимал, что тогда придется платить Авелю из кармана.

+1

7

- Никогда такого не понимал, если честно. - Авель сложил руки на груди, нахмурившись. Он даже в школе не задирал людей из-за их внешности или расы. Только исходя из характера. Делакур мог высмеять гомофоба или расиста, мог унизить человека, что не может контролировать свои эмоции, попустить зазнайку. Но задирать человека из-за того, что он высокий или низкий? Ну это просто максимальный уровень идиотизма!
Прикосновения парня оставались на коже теплыми ощущениями, Авель довольно улыбался, осознавая, что Рейн проявляет к нему довольно явные знаки внимания. Это не было удивительным, Делакур часто получал знаки внимания от огромного количества людей, однако чаще всего даже не замечал подобных вещей. Правду говорят люди, чем чаще с тобой происходят разнообразные вещи, тем реже ты обращаешь на них внимания. Однако, когда человек, который тебе нравится как либо реагирует на тебя, это заметно сразу.
От альбиноса веяло теплотой и заботой, Делакуру даже стало немного стыдно, что он пытается соблазнить настолько уютного человека. Он мог отдать язык на отсечение, что Рейн из тех людей, кто готов жизнь отдать за любимого человека, для них близость это не пустое слово. Парень задумался как бы сложилась его жизнь, если бы Авель влюблялся в таких людей как Рейн. В заботливых, теплых и отзывчивых людей, а не в эгоистичных и слегка грубых. Однако же, как говорила матушка блондина: ты не можешь заставить свое сердце следовать логике. Иногда ты влюбляешься в хороших людей, иногда в плохих. Это нормально.
- Ты религиозен? - фраза парня про Бога слегка напрягала. Авель мало того, что не был религиозным человеком, ему не была понятна мотивация таких людей. Он всегда считал, что нельзя отдавать свою жизнь несуществующему старичку на облачке и оправдываться происками Господними, если у тебя что-то не получается. Поэтому, когда на маггловедении, в школе, проходили религию магглов, Делакур фыркал, грубо шутил и плевался ядом. Его раздражали фразы в стиле "дал Бог зайку даст и лужайку" или же "Бог дал, Бог взял", он не проявлял никакого уважения к религии и часто спорил с магглорожденными волшебниками, которые выросли в религиозных семьях и верили в Господа.
Рейн согласился подождать парня в баре и Делакур тут же выкинул нехорошую мысль про религию из головы. Настроение стремительно улучшалось. Он провел Рига к его столику, забрал с его стола пустой бокал и, подмигнув парню пошел за барную стойку. Компания идиотов, которые приставали к полувеликану куда-то подевалась, а довольные охранники натолкнули на мысль, что эти ребята больше в бар не заявятся. Да, Биба и Боба, как называл их Белокур, особым умом и сообразительностью не отличались, но свою работу выполняли хорошо, когда оба парня были на смене, драк было мало, люди вели себя адекватно, а если и хотели почесать о что-то или кого-то кулаки, то предпочитали выяснять отношения за пределами бара. Делакуру это нравилось, к тому же он знал, что один из охранников сохнет по нему, поэтому часто пользовался помощью мужчины в стиле "подай, принеси, ой, эта коробка такая большая... вот бы кто-то ее поднял на этот шкаф...".
Буквально через сорок минут бар уже закрывался, Авель отпустил Клаудио со смены, пообещав убраться самому, охранники проверили, чтоб в туалетах никто не остался и покинули здание последними, только один из них долго выпрашивал у Делакура нормально ли, что Рейн все еще сидит за тем столом. Блондин закатывал глаза, рассказывал историю про друга со школы и они просто поболтают и разойдутся, и что Авель потом все закроет.
- И вообще это не твое дело. - Блондин закрыл дверь бара прямо перед носом охранника, проворчал что-то про приставучих романтиков и как они его заебали и направился к столу Рейна, подхватив по дороге два огневиски с колой. - не скучал?
Он уселся рядом с альбиносом, поставил стаканы на стол, очаровательно улыбнулся и подсунулся ближе, так, чтоб их коленки соприкасались.
- Ну, Рейн, чем ты решил занять себя после школы? Министерство или малый бизнес? - Авель отпил немного со своего стакана, с улыбкой положил ему руку на коленку, приблизился еще ближе. - Чем занимаешься по жизни? Что тебя привлекает? Кто тебя привлекает?
На заднем дворике его воспоминаний маячило одно, где они с Илианом за этим же диванчиком спорили о какой-то глупости несколько часов, а потом поняли, что они куда-то дели ключи, замок закрыт на заклинание, которое не открыть Алохоморой и они не смогут выйти из бара аж до момента, когда следующая смена придет на работу. Тут же попытался отогнать это воспоминание подальше, потому что в груди опять нехорошо закололо и настроение поползло вниз. Нужно было отвлечься. Он прикрыл глаза, прислушался к приятному голосу своего собеседника, стало немного проще.
И на том спасибо.

+1

8

  - Понимаю. – кивнул Рейн. – Я тоже не понимал, почему я им так не нравлюсь, однако, стараниями многих, у меня отбили желание с кем-то знакомиться и общаться. Так сложилось, что в моей жизни остались лишь родители, но и их не стало. – последнее он сказал несколько задумчиво, посмотрев куда-то в сторону и пару раз моргнув, но после легонько тряхнул своей головой, отгоняя дурные мысли, которые сейчас лезли совсем не кстати.
- У меня свое видение мира. Но не стоит переживать, я не буду грузить тебя смертными грехами, и что нам всем гореть в гиене огненной. Я и сам не верю в эту чушь. – он чуть улыбнулся. – Просто я считаю, что этот мир гораздо интересней и необычней, чем нам кажется и доступно, ну, и все имеет свою закономерность и причину. – он смотрел на молодого Авеля с такой теплотой и бескрайним светом, что невольно складывалось впечатление будто глаза Рейна вовсе не глаза, а берег теплого, но приятного океана, а голос – его шелест. Легкий бриз помогает справиться с жарой, а на душе полная расслабленность и безмятежность, которая, кажется, никогда не кончиться.
Поблагодарив Авеля за забранный стакан, Рейн немного посидел и подумал, а после стащил у каких-то студентов-художников кусочек уголька, белую салфетку со своего столика, усевшись за рисунок. А рисовал он… портрет Авеля! На нем молодой человек был в белой рубашке, что была расстегнута на две верхние пуговицы, а также с развязанной бабочкой. Он опирался на барную стойку и смотрел прямо в душу зрителю, именно поэтому, когда Авель выпроваживал всех, включая охранников, Рейн даже и не заметил, так как был весьма увлечен. Он поймал образ и был им поглощен настолько, что очнулся лишь тогда, когда Авель сел рядом и положил свою руку на коленку Рейну.
- …? – Рейн так удивленно посмотрел на Делакура, словно он возник изнеоткуда, а после задумчиво обвел взглядом бар, словно не вкуривая, что вообще происходит и где он оказался, однако, после он вновь перевел взгляд на Авеля, разворачивая рисунок к нему, а также вытирая лапы о другую салфетку, чтобы оттереть испачканные пальцы. Рейн решил оставить Авелю что-нибудь на память, так сказать, для души. Честно говоря, пока Рейн рисовал, у него и весь жар спал и сошел на нет, все же увлечение другим, а также перенаправление своих страстей в полезное русло несет свои плоды.
- Ни то и ни другое. – наконец-то отозвался Рейн переключая внимание на Авеля, а также наконец понимая, что его спрашивали, а самое главное, вспомнил о чем.
- Я целитель. – да, вот так вот. Он пошел в целители. – И знаю идеальное средство от тоски и одиночества. – Делакура вдруг прижали к себе, обнимая, а также прижимая к груди, легонько оглаживая одной из рук по затылку, перебирая светлые прядки, а второй рукой приобнимая так, что Авель был как бы “укрыт” Рейном и был полностью под его защитой.
- Я не думаю на самом деле, что привлекаю тебя, но осмелюсь предположить, что это твой способ справиться с внутренними проблемами. Случайные связи, к сожалению, с этим не помогут. Я думал также, как и ты, думал, что засыпать в объятиях незнакомца – это выход и лекарство от всех болезней, но на самом деле нет. Это наносит еще большие раны. – сообщил тихо Рейн на ушко Авелю, продолжая его обнимая и оглаживать по светлым прядкам волос.
- А так… - он задумался, может быть рассказать Авелю и открыть свою душу, чтобы он мог открыть свою и поделился своими проблемами? Можно попробовать.
- В начале этого года я похоронил мать, после того, как похоронил зимой отца. Дороже этих двух людей в моей жизни никого никогда не было и не уверен, что будут. Не знаю, как я с этим справлюсь, но думаю, что не очень, так как не могу сказать, что живу. Скорее существую. Дом – работа, работа – дом. Это мой обычный круговорот жизни, который стал безразличным. Сегодня мне попался парень, который орал на свою мать в истерике, что желает ей смерти. Я весь день думал о нем, мне было его жаль. Ведь он не понимает, что потом ему будет очень плохо, когда ее не станет, но с этим ничего нельзя сделать. Это его жизнь. Я постарался донести до него свои мысли, но… как об стенку горох, проще было действительно развернуться и уйти, я бы не потерял на него столько времени и возможно помог бы в спасение другой жизни, в прямом смысле этого слова, ведь я работаю в отделении отравлений, но я решил, что ему нужна помощь и поддержка, и попытался ее оказать. Я не жалею об этом. Может быть до него что-то дойдет, может быть нет, но самое главное – я не изменил себе и своим принципам. – сообщил Рейн. – так и ты. Не изменяй себе и своим принципам, не бросайся в объятия того, кого не знаешь. Вдруг он серийный маньяк или убийца за личиной хорошего человека? Ты ведь не можешь этого знать наверняка и быть уверен, а они весьма хорошо маскируются даже под жертв. – спокойно сообщил Рейн, выдохнув и прикрыв глаза, а после поцеловав Авеля в чистую душистую из-за шампуня макушку.

Отредактировано Rhine Rig (2018-03-05 19:54:02)

+1

9

Авель уже воодушевился тем, как он проведет сегодняшний вечер. В его голове все было очень удачно и красиво, у него будет великолепный секс с полу-великаном, а потом он будет в красках расписывать это Руби, чтоб та обзавидовалась вся. Все таки не каждый день тебе удается соблазнить такую восхитительную светловолосую тушку, с таким охренительным телом и добрым нравом. Такие люди обычно очень выносливые и страстные, а о полукровках людей и великанов и вовсе ходят легенды. Делакур весь горел от нетерпения и желания проверить подобные слухи.
Рейн сообщил ему, что он целитель и блондин искренне удивился. Он с готовностью прижался к нему, ведомый рукой великана, положил ему ладонь на шею, мягко проведя большим пальцем по линии подбородка, опустил ее вниз, пробираясь под одежду, провел ладонью по груди.
- Целитель? Охохохо, ну что ж, целитель, исцели мое сердечко! - промурлыкал Делакур, прикасаясь своими губами к уголку его губ. Он уже все распланировал на пару шагов вперед. Он сейчас поцелует альбиноса, сначала мягко и ненавязчиво, однако потом проскользнет языком в его рот, углубляя поцелуй. Сядет сверху парня, желательно не расцепляя их губы, развяжет все эти странные завязочки на его платье, чтоб его руками и пальцам был доступ к бледной, но горячей коже. Авель уже знал, что под десятком слоев одежды скрывается восхитительное тело, теперь оставалось только добраться до него. Прогнав свой план в голове еще раз, Делакур коротко выдохнул, чувствуя, как с каждым движением места в его брюках становится все меньше и меньше.
Но, видимо у Рига были совсем другие планы. Он начал нести какой-то бред в стиле глубокого душевного разговора и Делакур тут же нахмурился.
- чего? - протянул он, немного отодвигаясь от альбиноса. Тот тут же начал стелить историю своей жизни и с каждым словом парня, Авель мрачнел на глазах. Пару раз он закатил глаза и фыркнул, все же не перебивая, однако особо не вслушиваясь в историю Рейна. Да что он вообще может знать? Что он вообще понимал? Авель совершенно не имел никакого желания выслушивать все эти великолепные истории из серии "я родился и все пошло по пизде". Он просто хотел хорошо провести время, переспать в великаном и, это сейчас будет опционально, наконец перестать думать об Илиане с каждым своим новым любовником. С великаном же должно быть иначе, правильно?
- Послушай. - Авель говорил максимально холодным голосом. - Это все восхитительно, я тебе очень сочувствую и все такое, но, если честно я тут не для того, чтоб раскрывать свою душу направо и налево. Тебя вообще не должно волновать, что у меня там твориться и какие мотивы моего поведения. Ты меня привлекаешь и я хотел бы провести с тобой ночь, и мне казалось, что это взаимно. По крайней мере твой стояк, который упирался мне в живот, там, в каморке, натолкнул меня на эту мысль. И сейчас меня искренне удивляет твой приступ психолога, тебя кто-то покусал или ты вдруг любовь всей жизни нашел, что не хочешь со мной переспать?
Делакур начинал злиться. Он потратил несколько часов своей жизни вот на это? На сеанс терапии? С чего этот парень вообще взял, что ему хочется слушать или говорить про свои проблемы? Решение Авель вынес еще в первый день после их с Дюком расставания: никого больше не любить, ни с кем не встречаться и получать удовольствие от секса. Все.
- Давай закончим это быстро, окей? Недавно я расстался с человеком к которому питал некоторые чувства. Однако сейчас все хорошо, потому что я пережил это и переступил это и в моей жизни теперь совершенно новый этап. - Фыркнул блондин. - В моей жизни все лучше некуда, я просто люблю секс. Мой девиз: к черту чувства, топи за искусство. В данном случае искусство секса. Так что если ты не хочешь меня, то можешь так и сказать, а не затирать мне охуенные байки с моралью, хорошо?

+1

10

Да что сегодня все не так-то идет?! К черту этот Лондон. Нужно уехать из него обратно к себе домой и жить там. В конце концов, целитель и там пригодиться, да, еще и разнообразия больше. К тому же благодарить будут не деньгами, а натуральными продуктами и всем своим. Это было гораздо интересней. Культ денег был слишком велик… их явно переоценивали.
Пока Рейн сидел и рисовал на него накатила сильнейшая меланхолия, которая, к сожалению, от пары поцелуев не пройдет, не говоря уже о том, что подобная вольность в адрес своего тела несколько напрягала и даже раздражала. Он не привык к такому, и даже если платил за секс с кем-либо, то господа прекрасно знали, что к полу великану так просто лучше не лезть сразу в штаны. К тому же Рейн платил всегда щедро, за ночь, поэтому перейти к самому банальному и привычному всегда успеется. Не сказать, что Риг этим гордился, но его узнавали, любили. Поведение Авеля… заставляло внутри что-то обнажать зубы в оскале и грозно рычать. Сегодня определенно не день Рейна… его слова все воспринимают во штыки и как личностное оскорбление. Интересно, и в глазах Делакура Риг будет лицемерной тварью, которую следует ненавидеть и истребить?
- … - Рейн усмехнулся, прикрыв на секунду глаза. Противно. Ощущение, словно ты враг всего и всех вместе взятых. Ему было тошно и единственное, что сейчас хотелось – отправится домой. Все эти обиженные души, что живут тем, что разрушают себя и тащат за собой других или считают возможным использовать для собственной разрядки и поднятия своего же настроения, прям начинали конкретно раздражать и бесить. Люди, да что с вами не так? Откуда в вас столько ненависти, злости и любви к себе? Как же вы не поймете, что, только беря, вы никогда не заполните свою душу, а внутри вас будет бездонная дыра, которая только поглощает и поглощает. Ничего не отдавая, вы никогда ничего не получите. Вселенная работает не так, на не работает по вашей прихоти.
- Забавно… но меня волнует. Хотя, раз тебе все равно, то не стоит больше тратить твое время. – заметил Рейн, поднимаясь со своего места, а также оправляя одежды.
- Прости, что дал ложные надежды на то, что меня интересует секс с тобой. Ты привлекателен, но для меня это далеко не важно. И то, как ты выразился “стояк”, было реакцией на полученную боль и побои, в дополнении с твоими прикосновениями. Боль сильный стимулятор, а когда тебя постоянно избивают, у организма начинает вырабатывать обратный эффект, и побои уже не несут негатив. – спокойно сообщил Рейн, сцапав свой веер со стола, раскрыв его и много обмахиваясь.
- Это твое дело, как жить и что делать. Однако, тем самым ты не залечишь свои раны. Ты заблуждаешься. Это все равно, как начать принимать наркотики вместо антидепрессантов. Эффект вроде как тот же, только последствия гораздо страшнее. Сейчас все в порядке, тебе нравится твой выбор, но это сейчас. – заметил Рейн. Он не навязывал свое мнение, просто делился им.
- Расставание это всегда больно и ранит, но тонуть в объятиях едва знакомых людей?... Это странно. Не говоря о том, что существует множество заразы, так еще и не стоит забывать о том, что кто-то может в тебя влюбиться, а будучи отвергнутым или узнавшим, что он был лишь в качестве “антидепрессанта”, может наделать дел. Тебе может быть будет и все равно, если он покончит с собой, но есть те, то мог бы его любить. Или он вовсе захочет сжечь тебя вместе с этим баром. Люди очень разные, а под воздействием любви, совершают разные поступки. Не даром любовь считается душевной болезнью. – сообщил молодой человек.
- Просто не делай то за что не хочешь потом отвечать. Для случайного секса есть эскорт услуги, которых уже не ранить, и они прекрасно понимают за что получают деньги, а твое поведение… ты просто причинишь кому-то такую же душевную боль, какую причинили тебе. Зачем? – спросил в свою очередь Рейн. Уже после он немного подумал, добавив:
- …”Ради меня он был готов на все – а я? Всю жизнь я избегала принимать сложные решения, всегда находя какой-то компромисс, и что я получала взамен? Не много.” – процитировал строки из книги Рейн, немного подумав еще, он продолжил, видимо, вспоминая:
- …“В действительности ничего не дается легко, Джорджиана. Любовь и жизнь… они изумительны, но они и трудны. Мы можем испортить все снова. Мы должны быть сильными и решить, можем ли мы двигаться вперед, даже когда все не так прекрасно.” – закончил свою мысль наконец-то Рейн.

+1

11

Окей, хорошо, возможно полувеликан был отчасти прав. Авель, теоретически, мог сейчас так сказать заглушать свою тоску по Илиану с помощью случайных связей с другими людьми. Однако так же было не всегда, не всегда его белокурая голова была забита тем, что ему просто кровь из носа нужно забыть бывшего парня. Не всегда он целовал людей, снимал с них одежду и ложился с ним в постель мысленно сравнивая их с Дюком практически на каждом шагу и на каждом уровне этого процесса. Раньше Авель тоже был любитель соблазнить кого-то и провести с ним ночь, и вот эти все разглагольствования на тему, что это неправильно и вообще лучше шлюху заказать казались ему полнейшим бредом.
- Послушай сюда. Я очень сильно сочувствую тебе по поводу твоих физиологических устроев. С одной стороны меня слегка задело, что твоя пипирка твердеет исключительно от насильственных действий над твоим же телом, с другой стороны я даже рад этому, иначе было бы очень забавно во время секса бить тебя, чтоб твой член не упал. Мой совет, сходи с магпсихологу, авось поможет.
Авель отодвинулся от парня и встал. Щеки горели, не от стыда, но он обиды, что он потратил столько своего времени впустую. Он бы мог сейчас связаться с любым своим спонсором, пригласить его домой и устроить хороший вечер в стиле одного из фильмов Майкла Нинна.
- Ты совершенно меня не знаешь, и не имеешь никакого права ни осуждать ни учить. Я не соблазняю людей ради секса, да, это играет очень важную роль. Я делаю это ради процесса. К тому же все мои партнеры прекрасно знали на что идут, они были предупреждены о последствиях. В целом, они в таком же положении как и я: не знающие, что я могу оказаться маньяком или болеть каким-то вирусом или венерической болезнью. Так что тут все просто и без обмана. А шлюхи, они для отчаявшихся или для закомплексованных, ленивых трусов, которые боятся бросить вызов кому-то. Все дело в том, что люди боятся быть отвергнутыми. Слишком сильно волнуются о своих чувствах. Бедняги. Жалкое зрелище, скажу я тебе.
Блондин в несколько глотков допил содержимое своего бокала, перегнулся через барную стойку и положил его в мойку, сладко потянулся. По крайней мере он сегодня выспится. Нужно будет еще что-то приготовить на завтрак, потому что у Делакура дома из еды оставался только кошачий корм. Почему-то вспомнилось, как Илиан, будучи очень сильно пьяным, решил закусить кошачьим кормом и спиздил его прямо из миски Фавна. Авель до сих пор не мог сдержать улыбки, вспоминая как кот кинулся прямо в лицо рыжему, пытаясь выгрызть свою еду обратно, оставил на лице Дюка несколько крупных, протяжных полосок и ощутимый укус на носу. Дюк пыжился, говорил, что оно того стоило и кошачий корм вообще ничего себе такой перекус, но ойкал и шипел, пока Авель обрабатывал его царапины. Кажется, в те периоды жизнь блондина больше походила на адекватную жизнь чем сейчас. Впрочем, похуй, пляшем.
- Ты можешь быть свободен, дверь я сейчас открою. - Белокур шепнул отпирающее заклятие, забрал со стола стакан Рейна, немного помедлив забрал рисунок. Была мысленка выкинуть его в мусорник прямо на глазах парня, но Делакур просто сунул его в карман, стакан поставил на барную стойку, последний раз окинул альбиноса теперь уже полным безразличия взглядом и пошел собирать свои вещи в раздевалку, надеясь, что Рейн понял намеки и, когда Авель снова вернется к бару, то его уже не будет в здании.

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » А мы ему по морде чайничком!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC