Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » DON'T THREATEN ME WITH MAGIC TIME » Верь гороскопам


Верь гороскопам

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sa.uploads.ru/i5lZL.gif

Верь гороскопам

ДАТА: 1 августа 2026 года

МЕСТО: Косой переулок

УЧАСТНИКИ: Хьюго Грейнджер-Уизли, Ренеус

Иногда ты можешь просто идти по улице и встретить принца на белом коне, а иногда и принца, и коня в одном флаконе.

Отредактировано Hugo Granger-Weasley (2017-12-17 00:50:16)

+3

2

По непонятным для себя причинам Хьюго любил читать колонку с гороскопами в «Ведьмополитене»: обычно он даже не брал журнал, просто подходил к стойкам в магазине, воровато оглядывался по сторонам, находил свой знак Зодиака и зачитывался предсказаниями. Они, пусть и были направлены на женскую аудиторию, всегда были поразительно точны. Так однажды Хьюго отказался от покупки дракучеивового бонсая - астролог, оставшийся анонимным, посоветовал уделить внимание делам сердечным и не совершать необдуманных покупок.
Сегодня день обещал быть скучным и размеренным, не считая вторую половину дня, когда все Стрельцы, рожденные в ноябре, могли круто изменить свою жизнь.
Рядом с колонкой с предсказанием Хьюго, этому самому ноябрьскому Стрельцу, был силуэт кентавра, синий с золотой обводкой, красивый и гордый. Он топнул задней ногой, а после выпрямил человеческую спину. Статный, прекрасный.
Вторая половина дня уже наступила, никаких невероятных событий в жизни все еще не происходило. Хьюго стоял в тени, держал в руках немного помятый «Ведьмополитен», а продавщица журналов косилась на него с неодобрением, возможно, думая даже, что он решил свистнуть популярное издание.
- Молодой человек, брать-то будем? - не сдержавшись, спросила она, растягивая гласные.
Хьюго похлопал ресницами, глядя на нее, покачал головой, после этого - пожал плечами.
- Да я тут только гороскоп почитать, - честно признался он.
Продавщица этого явно не одобрила, о том говорили и насупленные брови, и мигом надувшиеся губы. Она даже нос вздернула, но, явно став жертвой очарования Хьюго, все-таки промолчала, только дернула округлым широким плечом.
- Аккуратней только, - желчно заявила она, после этого отвела взгляд, хотя то, что она продолжала наблюдать, ощущалось.
После того, как собственная судьба была известна, можно было прочитать про всех - и про мамулю с папулей, и про сестру, и про Лоркана, и про животных... Смирившись с тем, что придется, похоже, читать всю колонку, Хьюго встал поудобней, откинул с лица кудри и начал зачитываться тем, что же грозит окружающим. Иногда он, узнавая, например, что Роуз не стоило в этот день покупать обувь, цыкал и качал головой - мол, ну надо же, что твориться-то! И искренне надеялся, что она не допустит ошибки.
Сбоку кто-то громко пискнул, а потом по рядам волшебников и волшебниц прошла волна шепотков. Слишком увлеченный чтением Хьюго - мамуле стоило отказаться на ближайшую неделю от одежды красного цвета, если сегодня на ней было хоть что-то синее, - не с первого раза понял, что говорили о кентавре. Когда до разума дошла информация, он мигом поднял голову, заозирался, боясь пропустить столь редкое зрелище, но даже не предполагал, куда именно смотреть.
Кентавр в Косом переулке! Ну надо же, не так часто происходит подобное!
Он пялился во все глаза, даже на цыпочки встал, потому что перед ним остановились рослые волшебники, не собиравшиеся, кажется, никуда двигаться.
Над ними, как бы они ни были высоки, появился он - кентавр. Хьюго даже рот приоткрыл, рассматривая его снизу вверх, сжимал журнал, позабыв про гороскопы, чувство такта и то, что если держать рот раскрытым так долго, есть риск сожрать муху.

Отредактировано Hugo Granger-Weasley (2017-12-16 23:57:49)

+3

3

Иногда Ренеусу казалось, что родители, вожак родного табуна и другие кентавры были правы - он повредился рассудком еще в глубоком детстве. Многие из его действий не поддавались логике, потому что Рене уже давно разочаровался в собственных способностях великого тактика и стратега и стал адептом культа импровизации. Иногда он жалел о своем решении. Как, например, сегодня, стоя у барной стойки в кабаке "Три авгурея", держа в руках запотевший бокал эля и торопливо извиняясь перед каждым посетителем, чьему проходу мешал его круп. Отходя с дороги одного волшебника, он перекрывал путь другому, кого-то задевал нервно подергивающимся хвостом, кому-то чуть не отдавил ногу. Уже через полчаса своего пребывания в этом тесноватом, переполненном людьми заведении Ренеус уверовал, что находится в эпицентре ада, развернувшегося на земле, и мечтал лишь об одном - о побеге.
А все началось с того, что с утра Ренеусу пришлось посетить главный офис "Ведьмополитена". Он до последней секунды пытался избежать этой участи, но его редактор был неумолим - астролога хотел видеть сам шеф всех шефов, а таким людям, как водится, не отказывают. Смирившись с судьбой, Рене напялил на себя приличного вида рубашку, скрывшую вязь татуировок на его спине, груди и плечах, и отправился в здание школы - на растерзание каминной сети. Перемещение прошло удачно, встреча с главным редактором - тоже, а потом что-то пошло не так. Рене помнил, как компания его предполагаемых коллег убеждала его в необходимости социализации и поддержания целостности коллектива и предлагала пропустить по стаканчику в каком-нибудь баре в Косом переулке, помнил, как отказывался, и все же - вот он стоит посреди шумящей толпы волшебников и чувствует себя здесь так же уместно, как гиппогриф на балу.
- Что, не нравится тебе? - проникновенно спросил его редактор, глядя на кентавра осоловевшими глазами снизу вверх. Опьянел он уже после первого же стакана, но останавливаться на достигнутом был явно не намерен.
- Очень душно и очень шумно, - честно признался Ренеус, цедя алкоголь из трубочки и одновременно с этим продумывая план стремительного побега. К черту импровизацию - сегодня не ее день. - Я бы хотел уйти.
- Понимаю, - закивал редактор, жестом подзывая бармена и показывая ему свой пустой бокал. - Это тебе не твоя любимая лесная чаща. Но ведь ты сам говорил мне, что хотел бы увидеть, как живут волшебники. Вот и наслаждайся.
- Спасибо, но я уже насладился, - пожал плечами кентавр. - К тому же, мне не кажется, что это место поможет мне понять, как живут волшебники.
Редактор возмущенно фыркнул и принялся разубеждать его, но общий шум толпы буквально перебивал звук его голоса, и через несколько минут тщетных попыток разобрать его горячий спич Ренеус сдался и лишь кивал время от времени, надеясь, что попадает на нужные моменты.
Ему повезло. Еще через полчаса пьяные, но категорично счастливые коллеги о нем забыли. Они со вкусом спорили о чем-то и не заметили, как Рене, взяв пример с какого-то волшебника неподалеку, оставил бармену чаевые и принялся медленно пробираться к выходу. Снаружи тоже было полно людей, но там был и свежий воздух, которого кентавру ох как не хватало - ради него кентавр был готов пережить толпу.
И кроме того, Ренеус не привык врать себе: несмотря на то, что он ужасно устал от бесконечного гомона и мельтешения человеческих тел вокруг, ему все еще хотелось поглазеть на Косой переулок - эдакое сердце магического Лондона.
Его провожали шокированными взглядами, его облепил плотный кокон громкого шепота и вздохов, но Рене, слишком занятый изучением магазинных вывесок и витрин, предпочитал не обращать на них внимания. Конечно, увидеть настоящего, живого, дышащего кентавра за пределами леса - нонсенс. Так что к повышенному вниманию к своей персоне стоит относиться философски. Наверное. Во всяком случае, Рене пытался.
Сколько же интересного было в этом Косом переулке! Рене чувствовал себя восторженным ребенком, дорвавшимся до самого желанного подарка. Он останавливался почти у каждого магазина, но больше всего его заинтересовал небольшой книжный магазинчик - потому что до этого книжные магазины у него на пути не попадались, и потому что на уличном стенде он увидел стопки журналов, среди которых был и "Ведьмополитен".
Смешно, но до этого момента Ренеус ни разу не держал в руках печатное издание журнала, в котором его астрологические прогнозы занимали целый лист. Как-то никогда случая не выпадало, да и особого желания не было, а тут - так все удачно сложилось. Наклонившись, кентавр взял номер в руки и открыл его на первой странице. Там располагалось приветствие главного редактора, посвященный каждой прекрасной волшебнице, приобретшей журнал. Его гороскопы, насколько помнил Рене, находились ближе к концу, и он принялся искать их, мельком проглядывая и другие страницы. Мода и стиль. Еда и здоровье. Сплетни о звездах и экономические прогнозы. А, вот и оно: сегодня у Овна - и бла-бла-бла.
Было странно видеть, как то, что он поспешно, неряшливым почерком записывал на листах бумаги, превращено в ровные, печатные строки. Будто бы... Будто бы все это стало каким-то чужим. Тряхнув головой, Ренеус отбросил от себя дурацкие мысли и, закрыв журнал, аккуратно положил его на прежнее место.

Отредактировано Reneus (2017-12-17 01:31:20)

+2

4

Хьюго затаил дыхание; он молчал и смотрел на кентавра так, будто перед ним было самое настоящее чудо света. Конечно, так оно и было: в Косом переулке встречались многие странные волшебники, даже представители иных магических рас, но если наткнуться на гоблина было нормальным, то на кентавра - не очень. Это же он как-то еще должен был сюда добраться!
С душевным трепетом Хьюго представил кентавропегаса, нырнул между плечами двух рослых мужиков, чтобы проверить, есть ли там крылья. Не было. Это ничуть не расстроило, наоборот даже порадовало, иначе тогда сын Министра издал бы визг девчонки-фанатки и, возможно, даже пустил бы слезу.
Обошлось без сильных потрясений.
Кентавр приблизился, встал совсем рядом, при желании даже можно было коснуться его крупа. Хьюго, конечно, оробел и лапать не стал, зато округлил глаза еще больше, как только увидел, что могучая рука потянула с хлипкой полки номер «Ведьмополитена». Глянцевые страницы зашелестели. Кентавр добрался до последних страниц и принялся что-то читать.
В своей почти постыдной любви к гороскопам Хьюго довольно часто брал в руки журнал для «прекрасных и очаровательных волшебниц», поэтому точно знал, что сзади находятся советы читательницам, реклама всевозможных курсов («Запишись на маникюр, пригласи трех подруг, и уже завтра ты получишь личного тренера по полетам на метле!»), гороскопы и страница сразу после них, та, на которую никогда смотреть не приходилось, потому что после чтения предсказаний астролога смысл журнала полностью терялся. Чем там заинтересовался кентавр, понятно не было. Хьюго вытянул шею, пытаясь подсмотреть, но не смог - не хватало роста. Он даже встал на цыпочки, засопел и прикусил кончик языка.
Нет, все без толку.
Кажется, в этом номере было что-то... Хьюго перевернул страницу. Прекрасных и очаровательных волшебниц учили составлять букеты. А если кентавр мечтает составлять их?
- А что вы читаете? - осмелев, решился Хьюго. Он стоял в тени кентавра, его не слепило солнце, выглянувшее из-за облаков, а к взмокшим ладошкам липли страницы «Ведьмополитена».
Ведь раз роста не хватало, а любопытство жгло настолько, что не было больше сил держать язык за зубами, следовало уже, наконец, проявить себя! И он проявил.
Голос подрагивал и казался блеющим. Чтобы исправить впечатление о себе, Хьюго машинально начал хлопать ресницами, да там, что кентавр слился в одно огромное размытое пятно.

+3

5

При звуке незнакомого голоса за спиной Ренеус от неожиданности вздрогнул. Почему-то до этой секунды он думал, что на улице с ним никто не решится заговорить. Глупо, конечно, но всем живым существам свойственно ошибаться.
Резко повернувшись к источнику голоса, Рене едва не снес стойку для журналов - неловкая ситуация в виду его габаритов, начавшаяся еще в кабаке, вместе с ним - и его габаритами - перекочевала на улицу. Испуганно охнув и извернувшись под таким немыслимым углом, будто он являлся мастером йоги у юных волшебниц, а не астрологом (кентавр и сам не ожидал от себя такой гибкости и изящества), Ренеус успел спасти хлипкую стойку от смерти, но пара журналов все-таки распластались в дорожной пыли, и он растерянно замер, взирая на них и не зная, что делать. Если он полезет за ними, начнет усаживаться, а потом подниматься, все это может закончиться настоящей феерией. Сломанная стойка для журналов станет меньшее из его бед. Его и его кошелька.
Несколько сердобольных волшебников бросились к нему на помощь - одновременно - и едва не столкнулись лбами. Не выдержав, Рене нервно заломил руки, обернулся в сторону книжного магазинчика и наткнулся на прожигающий его до костей, свирепый взгляд продавщицы. Попытался улыбнуться.
- Прошу прощения, мэм, - пробормотал он и торопливо добавил: - Если нужно, я все возмещу. Например, куплю эти упавшие журналы. Еще раз извините... Сколько они стоят? О, благодарю вас! - искренне обрадовался Рене, когда злосчастные журналы перекочевали к нему в руки из сухоньких рук какого-то пожилого волшебника. - Извините за беспокойство, все это очень неловко...
- Вы очаровательно смущаетесь, сэр, - бодро ответил старичок и, едва дотянувшись, успокаивающе похлопал его по локтю. - Но все это - сущая ерунда, - добавил он и, насвистывая веселенький мотивчик, удалился.
Проводя его смущенным взглядом, Рене наконец посмотрел на юношу, окликнувшего его. Вот же, человек просто хотел поговорить с ним, а он устроил такое шоу! Неловко.
- И вы меня простите, - вздохнул кентавр, прижимая журналы к груди. - Но погодите еще секундочку, я обязательно...
- Двадцать сиклей, - мстительным и сварливым голосом прервала его продавщица и красноречиво потрясла счетами, когда Рене аккуратно повернулся к ней.
- Да-да, конечно, - закивал Рене и полез в свою сумку, перекинутую через плечо. Слава звездам, деньги нашлись быстро, и кентавр с облегчением сунул их в потную, пухлую ладошку продавщицы.
Толпа, возжелавшая хлеба и зрелищ и получившая их, заскучала и начала рассасываться. Юноша, заговоривший с ним, остался, и Рене неловко улыбнулся ему.
Паренек был ему чем-то смутно знаком. Наверняка Ренеус мельком видел его в Хогвартсе. Темнокожий, темноглазый, со смешными кудряшками на голове, он так быстро моргал, что казалось, будто он вот-вот взлетит на своих длинных, как у девчонки, ресницах.
- Да вот... Хотел почитать гороскоп, не поверите, - рассмеялся Рене, чувствуя себя ужасно глупо. - Там было написано, что у меня сегодня неудачный день. Я думал, это недоразумение, потому что вот до этих пор все не так уж плохо шло, но вот... Вот. Случилось все это, и я в который раз убеждаюсь, что звезды никогда не лгут.
И он вновь тараторил. Дурацкие реакции организма. Нужно срочно перевести стрелки на кого-то другого.
- А вы? - Рене кивнул на "Ведьмополитен" в руках юноши. - Уж не советы по маникюру вас привлекли, ведь правда?

Отредактировано Reneus (2017-12-19 13:41:23)

+1

6

Кентавр поворачивался, о чем-то говорил с людьми, а Хьюго только смотрел, не отрываясь. Лощеная темная лошадиная шкура поблескивала, стоило только крепкой ноге сделать шаг назад. Волшебница, державшая стаканчик воды и стоявшая позади, ахнула, а Хьюго с замиранием сердца увидел, как несколько капель попали на крепкое кентаврье бедро. Шкура промокла; одна капля прочертила путь вниз, добралась до колена и только тогда пропала из виду.
Темные влажные пятна были видны еще несколько секунд, пусть у Хьюго не было уверенности, что их не дорисовывало его собственное воображение. Возможно, это было именно он. И это не вызывало сожаления.
В следующее мгновение кентавр снова поменял положение в пространстве, и теперь он стоял почти вплотную. В нос ударил конский запах, такой, какой невозможно было ни с чем спутать. Хьюго сглотнул, но этого показалось мало, и он кончиком языка облизал губы - они пересохли в мгновение, стоило только осознать, насколько близко теперь приходилось стоять с величественным сильным кентавром.
Весь мир остановился, даже звуки стали будто тише.
Хьюго было жарко, жар переполнял его тело, а футболка прилипла к спине.
Никогда ему не приходилось настолько активно и отчаянно бороться с желанием прикоснуться к другому существу, так, что пальцы подрагивали от напряжения, а держать журнал становилось все сложнее. Впрочем, в какой-то момент он все же прижался к кентавру, заморгал чаще, еще раз втянул носом лошадиный запах, и только после этого смог сделать полшага назад.
Хьюго вновь облизнулся, моргнул, прежде чем решиться ответить.
- А я - Стрелец, - низким голосом ответил он на выдохе, задрал голову повыше, чтобы было лучше видно. - И я тоже люблю читать гороскопы. Только ради этого беру в свои руки...
Пришлось выдержать паузу. Хьюго, полностью растворившийся в образе кентавра, позабыл, что за журнал держал в руках, и даже подсмотрел название, чтобы не ошибиться. Передышки, пока он не скользил взглядом по великолепному созданию, хватило, чтобы еще раз сглотнуть.
- «Ведьмополитен».
Волшебники наконец-то начали расходиться и даже почти перестали перешептываться. Без них дышать стало гораздо легче: в толпе было абсолютно невозможно дышать, особенно тогда, когда они пихали Хьюго прямо на кентавра.

+3

7

- Ах, Стрелец, - протянул Рене, прищурившись. Ему не нужно было и секунды времени на то, чтобы вспомнить написанное об этом знаке зодиака в гороскопе. Свое детище он еще долгое время помнил наизусть. Поэтому его рот раскрылся и заболтал прежде, чем кентавр смог опомниться: - Двойственный день. Начнется скучно и размеренно, зато во второй половине дня может появиться новое интересное знакомство. Для Стрельцов, рожденных в декабре, эта встреча будет интересна с профессиональной точки зрения и закончится удачей, если знакомство состоится с Весами или Девами. А для Стрельцов, рожденных в ноябре, встреча может закончиться началом или дружеских отношений, или любовной связи, особенно если их новый знакомый - Рыбы или Близнецы.
Опомнившись, Ренеус вздрогнул и проклял свой трепливый язык. Если юноша, стоявший перед ним догадается, почему гороскопы "Ведьмополитена" отскакивают у него от зубов, то это станет накладно. Еще в самом начале, до того как заключить контракт с журналом, он договорился с главным редактором о том, что его работы останутся анонимными. Рене всегда смущало и утомляло излишнее внимание - он пресытился им еще в первые годы в Хогвартсе и с тех пор стал намного избирательнее в своем желании помочь всем и каждому. О том, что он пишет астрологические прогнозы в "Ведьмополитен" и пространные статьи в некоторые другие печатные издания, знали лишь немногие - избранные, - и ему этого было достаточно.
- Все кентавры разбираются в астрологических делах, сэр, - поспешил объяснить Ренеус, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы отвести от себя все подозрения. - Просто кто-то лучше, а кто-то - хуже. Ну, а этот гороскоп "Ведьмополитена" неплох, я и сам его иногда просматриваю. Спортивный интерес, знаете ли.
Он широко улыбнулся и решил, что теперь самое время менять тему.
- Хотя, конечно, это ужасно грустно, что "Ведьмополитен" рассчитан лишь на женскую аудиторию, а пишут там порой иногда о вещах, которыми запросто могли бы заниматься и мужчины. Вот, например, вы знали, что первым профессиональным флористом был мужчина? Сейчас же эту профессию выбирают в большинстве своем женщины, а мужчины, предпочитающие...хм, например, экономике уход за растениями и любовь к ним, никем не воспринимаются всерьез. Это несправедливо.
Поудобнее перехватив журналы одной рукой, свободную руку Рене протянул для рукопожатия. После такой фееричной встречи ему казалось нелепым и смешным отказаться хотя бы от дежурного знакомства.
- Ренеус, - улыбнувшись еще шире, представился кентавр.

+2

8

Конечно же Хьюго прекрасно знал, что кентавры разбираются в гороскопах, об этом знали абсолютно все. И ничего удивительного в том, что конкретно этот знал гороскоп «Ведьмополитена» наизусть, он не видел. Ну мало ли! Хорошая память встречалась у многих, а кентавр так и вовсе казался чудом природы. Ему можно было приписать какие угодно достижения.
- Да, - подтвердил Хьюго, моргая снизу вверх. - И я ноябрьский.
Ему хотелось еще сказать, что вот она - та самая знаменательная встреча, которая обязательно приведет к дружбе, но стоило только подумать, что, возможно, светит любовь, Хьюго смутился. Еще сильнее он смутился только от того, что собирался об этом обо всем проговорить вслух. Да и ведь не знал он, кем был кентавр по гороскопу!
Мерлин, да Хьюго даже не очень-то в них верил, хотя хотел бы, а о возможном недоверии тоже говорить не стоило.
Кентавр же!
Прямо на Косой аллее кентавр.
Уму непостижимо.
Хьюго старался слушать его, но, кажется, часть все-таки пропустил мимо ушей, а переспрашивать было ну очень неловко. И даже на рукопожатие не получилось ответить достаточно быстро, потому что первым делом он, конечно, подумал, что ладонь ужасно мокрая, давать кому-то такую трогать нельзя, вытирать об себя странно, не пожать руку - невежливо... Хьюго заскулил от напрягшихся мозгов, а потом все-таки цапнул Ренеуса за руку и пожал.
- Хьюго. Хьюго Грейнджер-Уизли. Стрелец, - добавил он, опять, кажется, промазав.
Вздохнув, Хьюго вернул журнал на место, не обратив внимания на грозный взгляд продавщицы. Кого вообще заботят угрозы, когда рядом кентавр? Даже если это очень-очень страшные взгляды, от которых обычно поджилки трясутся.
- А вы кто по гороскопу? Или задавать такие вопросы кентаврам нельзя? Извините, я просто не очень знаю, надеюсь, что не обидел вас.
Мужик и конь. Конь и мужик. Хьюго боялся его обидеть, потому что любил лошадок, а еще подозревал, что кентавры, гордый и суровые, могут устроить какую-нибудь пакость. Хотя Ренеус вообще не казался опасным, продавщица была более грозной, чем он.

+2

9

Наблюдая за юношей, назвавшимся Хьюго, Ренеус и сам не заметил, как развеселился. Создавалась впечатление, что юный волшебник никогда не видел кентавров, хотя вряд ли это правда: учась в Хогвартсе, он не мог не столкнуться хотя бы с Фиренцем - если, конечно, не был изначально рисковым парнем и прогуливал Прорицание с самого первого занятия. Единственное, в чем Рене был точно уверен - сам он только что точно уверился, что видел этого темнокожего парнишку в Хогвартсе, хоть и мельком.
И, конечно же, слышал о нем. Кто не слышал о детях Министра Магии? Кентавр поднапряг мозги и вспомнил, что пару-тройку раз к нему прибегали студентки Хогвартса, чтобы узнать, не станут ли они когда-нибудь если не невестами, то подружками младшего Грейнджер-Уизли. И какими расстроенными они уходили, когда Ренеус соглашался-таки узнать их судьбу у звезд и приносил им не самые утешительные прогнозы.
- Кто я по гороскопу? Близнец, - хохотнул Рене. - Июньский Близнец, если быть точным. Согласно "Ведьмополитену", первая половина моего дня должна была закончиться неудачей. Что ж, это вполне себе произошло. Нельзя считать удачей то, что ты чуть не разгромил книжную лавку и заплатил компенсацию за нанесенный тобой ущерб. И нет, вы меня не обидели, Хьюго. Не вижу ничего плохого в вопросах и в ответах на них.
- Это, конечно, все безумно интересно, - вновь раздался раздраженный голос продавщицы за его спиной, - но не могли бы вы продолжить свою беседу где-нибудь в другом месте? Вы распугиваете всех моих клиентов. Они просто не могут протиснуться мимо вас!
Ренеус встрепенулся, оглядываясь. Он действительно ожидал увидеть где-нибудь чуть ли не толпу недовольных волшебников, поэтому, не обнаружив ни намека на испуганных клиентов книжной лавки, удивленно моргнул. Кентавр уже даже открыл было рот, чтобы уточнить, уверена ли в своих словах продавщица, но вовремя включил мозг и понял, что сварливая женщина просто хочется поскорее избавиться от их разрушительного дуэта.
- Конечно, - покладисто ответил он и вежливо улыбнулся ей. Его улыбка явно не покорила суровое сердце волшебницы, но Рене решил, что точно переживет это. - Еще раз извините за неудобство. Мы уже уходим. Пойдемте, Хьюго.
Передвигаясь мелкими шагами и следя за тем, чтобы не протаранить никого и ничего, Ренеус отошел подальше от злосчастной лавки и улыбнулся последовавшему за ним юноше.
- Вот же, какая это все-таки неловкая ситуация. Но что поделать? Ничего уже не исправить, - вздохнул он, а после дружелюбно спросил: - Кстати, Хьюго, как вам жизнь после школы? Сколько бы раз я ни задал этот вопрос своим знакомым из Хогвартса, никогда не получал на него хотя бы два похожих ответа. Если я не ошибаюсь, то выпустились вы в этом году, не так ли?
Замолчав, Рене задумчиво пожевал губу. Ему показалось, или только что он создал впечатление, что следит за жизнью детей Министра, будто какой-то извращенец из кустов?
- Вы не подумайте, - в итоге решил уточнить Ренеус, - я просто живу на территории Хогвартса. Мы с вами никогда не пересекались, но вас я точно видел.

+2

10

Близнец? Хьюго ни разу так точно не попадал в гороскопы. Он уже мысленно подружился с Ренеусом, стал ему не просто другом, а лучшим, таким, который дарит действительно стоящий подарок на праздник, а не ерунду, которая после пылится на полке. Или такую ерунду, которая стоит столько, за сколько можно купить два подарка обычным друзьям!
Нет, Хьюго, конечно, не был скрягой, но прекрасно отдавал себе отчет, что имеется такая градация подарков, от нее никуда не деться.
Продавщица отвлекла их от важного диалога, а на нее даже не получилось ни глазами сверкнуть, ни ресницами хлопнуть. Хьюго упустил уникальную возможность использовать какой-нибудь взгляд, чтобы склонить эту женщину на свою сторону, потому что пялился на Ренеуса и мысленно дружил его прямо на этой улице. А потом они перенеслись на лесную полянку, по которой бежали, держась за руки и смеясь. Конечно, кентавр бежал быстрее, а Хьюго просто болтался на его руке и пытался не поймать открытым от счастья и восторга ртом всех насекомых леса, но какова была картина!
Он проблеял, соглашаясь, что да, действительно уходят. В фантазиях они с Ренеусом стояли в море и плескали вдруг в друга водой - ну и что, что все ближайшие моря были большую часть времени холодными, такими, что в них плавать можно было только с перспективой отморозить зад. Воображению эту не мешало. Можно было даже мысленно надеть купальники на них обоих.
Хьюго вдруг понял, что фантазия едва не сломалась, пытаясь приладить на кентавра купальный костюм. Но он не был бы собой, если бы не справился!
- О, просто великолепно! - заголосил Хьюго, комментируя скорее воображаемую дружбу, чем жизнь после школы. Потом, конечно же, собрался и начал говорить про жизнь после Хогвартса. - Ну, очень скучаю по еде в Большом Зале. Меня, конечно, дома кормят, но это все-таки не факультетский стол. Зато очень рад, что в моей жизни никогда больше не будет Трансфигурации - этот предмет придумали извращенцы, которым не хватало того, что они видели вокруг, точно вам говорю. Вот кому в здравом уме надо превращать крысу в бокал? Вы никогда об этом не думали? Я думал постоянно. А что, если крыса продолжает чувствовать, как из нее пьют? Извращение! Да еще и жестокое обращение с животными.
Хьюго даже притопнул.
Больше всего он, конечно, не одобрял то, что по Трансфигурации ему всегда ставили отвратительные оценки, иначе смирился бы и с крысами-бокалами, и с кроликами-башмаками.
- Вы меня видели? - ахнул Хьюго, задрав голову, чтобы посмотреть в лицо Ренеусу.
"Это судьба!" - мигом решил он и мысленно задружился настолько, что уже обменялся на Рождество именными свитерами.

+2

11

- Да уж, вот по еде скучают все, - рассмеялся Ренеус. - Все вспоминали, как их кормили, словно на убой. Первое, второе, третье, десерт - и все это можно шлефануть тыквенным соком. Бесплатно. Хогвартс преподает студентам горький урок: наслаждайся тем, что есть сейчас в избытке, потому что потом этого не будет.
Кентавр знал, о чем говорил. В первые годы его пребывания на территории школы сердобольная Директор настоятельно рекомендовала ему завтракать, ужинать и обедать в Большом Зале. По дурости Рене согласился - ведь так он узнает еще больше о волшебниках, станет к ним ближе! - и не понимал, почему Фиренц одаривает его столь скептическими взглядами. Сам старший кентавр появлялся в студенческой обедне только по большим праздникам и, как говорил, из вежливости. Буквально через два дня Ренеус понял, как глуп он был, и как мудр был его наставник. Ему хотелось попробовать все - особенно когда он обнаружил, что вполне способен вкушать все прелести человеческой пищи. А вот его организм, не привыкший к таким объемам еды и ее разнообразию, взбунтовался. Весь в слезах, мучаясь изжогой, следующую неделю Рене готовил себе лечебные отвары, а после, осознав, что они ему не помогают, с униженной благодарностью принял помощь мадам Помфри.
- Вам не нравится Трансфигурация? Что ж, понимаю, каждому свое. А на меня она всегда производила огромное впечатление. Помнится, в первый же месяц в Хогвартсе я познакомился с гриффиндорцем Майлзом, который позже стал мне хорошим, добрым другом. Я был очарован тем, как он колдует, и очень хотел попробовать тоже, но... Нда, - нервно фыркнул Ренеус, почесав затылок. События того знаменательного дня все еще очень живо вставали у него перед внутренним взором, - это было... весело.
И очень опасно, добавил про себя он, но решил-таки промолчать об этом.
- Лишь мельком, - улыбнулся Ренеус. - Я часто наблюдаю за уроками по уходу за магическими существами, если помогаю с налаживанием контактов с этими самыми существами, и за прорицанием, если до этого помогаю студентам с домашним заданием. Я бы с удовольствием побыл и на других уроках, но, к сожалению, мое присутствие на них будет неуместно. И да, естественно, вы были там среди прочих. Кроме того, ваш профессор по Травологии очень хорошо отзывался о вас, называл ваше имя среди ее лучших учеников. Он очень надеялся, что вы найдете свое место на этом поприще. Надеюсь, он прав? Вам удалось связать свой род деятельности с этим?
Конечно же, еще можно было рассказать о том, как фанатки младшего сына Министра время от времени атаковали его с просьбами составить для них любовные гороскопы, но Ренеус решил, что это будет явно лишним.
Хватило уже того, что, рассказывая Хьюго о похвале учителей, он почувствовал себя педантичным наставником перед восторженным учеником. А так бы он еще заделался и неудавшейся свахой на полставки.

Отредактировано Reneus (2017-12-25 22:27:03)

+2

12

Тыквенный сок Хьюго не любил - и никогда никому в этом не признавался, потому что в Хогвартсе была целая секта любителей тыквенного сока, даже дома он часто появлялся, и если ты не состоишь в секте, то нельзя хотя бы плеваться в кубок с предметом поклонения. А вот вся остальная еда в школе ему нравилась, притом он приходил в восторг, когда на столах оказывалось что-нибудь экзотическое.
И с таким же ужасом и предвкушением, как в Хогвартсе ел лягушачьи лапки, в Кастелобрушу пробовал макеку и фейжоаду. Тыквенный сок показался ему вкуснее, чем вот это все, но зато какой незабываемый опыт!
Хьюго не сдержался и представил, как кормит Ренеуса макеку - и смущенно покраснел.
Интересно, а в Бразилии нормально относятся к дружбе с кентавром? Ведь Хьюго-то мысленно подружился с ним только в Англии, но нельзя ведь знать границ дружбы!
Он опять пропускал мимо ушей большую часть слов Ренеуса, уж больно был занят мысленным диалогом с ним, в котором оба отчаянно орали друг другу "ТЫ КЛАССНЫЙ! - НЕТ, ТЫ! - ОЙ, ПЕРЕСТАНЬ, ТЫ БОЛЕЕ КЛАССНЕНЬКИЙ! - АХ, ОТ КЛАССНОГО ТЕБЯ ЭТО СЛЫШАТЬ ПРИЯТНЕЙ ВСЕГО!"
Зато Хьюго уловил дальнейшее. Он уставился на Ренеуса, с трудом веря своим ушам. Его хвалил профессор Травологии? Ладно, это действительно было ожидаемо. Но кентавр, этот могучий кентавр, с  которым Хьюго уже подружился и в хвост и в гриву слышал о нем похвалу, запомнил, да и вообще был чуть ли не старым добрым знакомым? Да он такого даже на Рождество не посмел бы попросить!
- Я работаю в "Магическом зверинце", - пролепетал Хьюго, хлопая ресницами.
Ему бы хотелось схватить Ренеуса за руку в доверительном жесте, но для этого до ладони еще нужно было дотянуться. Поэтому он просто положил руку на лошадиное плечо.
- Послушайте, я с вами... ну... знаете, а давайте мы будем дружить?
"Еще ни дин кентавр не говорил со мной и не был так огромен, прекрасен и сведущ в Травологии", - говорили глаза Хьюго. Сам же он молчал и ждал вердикта, потому что прекрасно осознавал, что дальше сможет лишь издать девчоночий визг и броситься с объятиями, а пока что, во-первых, не перешел на следующую стадию отношений с кентавром, во-вторых, понятия не имел, как его обнять.

+2


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » DON'T THREATEN ME WITH MAGIC TIME » Верь гороскопам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC