Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » #6 NOBODY SPEAK


#6 NOBODY SPEAK

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s8.uploads.ru/qJs5k.gif

#6 NOBODY SPEAK

ДАТА: 1 августа 2026

МЕСТО: Министерство

УЧАСТНИКИ: Oliver Wood & Marcus Flint & Hermione Granger & Charles Weasley

Рядовое совещание в Министерстве магии: министр, главы отделов и руководители ведущих секций собрались за столом переговоров в Круглом кабинете, прочие сотрудники, явившиеся по желанию, заняли места у стен. На совещании обсуждались будничные вопросы бюджета, планирования и статистики. Беседа протекала в мирном ключе, но вскоре ее покойное течение нарушил один из участников совещания. На повышенных тонах он заявил коллеге, что имел честь познакомиться с его мамой. Оппонент ответил, что водил в театр его сестру. Несколько реплик спустя они покинули свои места и сошлись в центре зала: один из них ударил другого в лицо, за что тот, в свою очередь, засунул зачинщику в ухо карандаш.
Тем временем старые обиды стали припоминать и другие волшебники. Их воодушевила смелость коллег, следуя их примеру, они тоже стали высказывать окружающим все, что друг о друге думают. Когда слов было недостаточно, они подкрепляли реплики некуртуазными жестами. В такой азартной атмосфере усидеть на месте не представлялось возможным: люди вскакивали со стульев, сбивались в группы и невзначай переходили к рукоприкладству. Азарт уступил место исступлению. Они с остервенением колотили друг друга по почкам, бросались степлерами и заливали чужие пиджаки чернилами. Круглый кабинет Министерства все больше походил на гладиаторскую арену.
Какие черти водятся в министерском омуте и как далеко способны зайти клерки, позабывшие о субординации?

+2

2

Паршивые дни ознаменованы тихим постукиванием клюва по переносице – так Оливер просыпается двадцать минут спустя от начала заседания в собственном кабинете, отключившийся накануне ночью в кипе бумаг и тарелке из-под виноградного желе. Его мигрень постукивает в переносицу вместе с клювом, и еще до того, как Вуд открывает глаза, и до того, как он соприкасается с внешним миром посредством безжалостного принятия вертикального положения, рука нащупывает волшебную палочку. Отдых, считает Зоуи, прекрасно помогает от мигреней. Голубое небо, как массирующие пальцы филлипинской волшебницы, и нежный морской прилив, как оздоровительные процедуры, могут даже такую старую развалину, как Оливер Вуд, привести в порядок – считает Зоуи.
Сам Оливер считает, что упади на него маховик времени из какой-нибудь пространственно-временной дыры, всему магическому миру стало бы лучше житься. Потому что где Оливер, там качественное обращение с игроками, а где качественное обращение с игроками, там первоклассные квиддичные матчи. А что, спрашивается, еще нужно волшебнику для счастья и ощущения собственной полноценности, если не возможность сорвать горло за очередным «первым в истории матчем, когда…»? Поэтому мигрени лечатся зельями и заклинаниями, а потребность Зоуи в семейном отдыхе – уже пятой поездкой в Европу вместе с сыном.
Оливер трет покрасневшие глаза, отпивает остывший чай и получает настойчивым маленьким клювом прямо в локоть.
– Да вот же они, – ворчит Вуд сквозь заспанные глаза, пододвигая вазочку с печеньем.
Рядом с ней на больших настольных часах времен молодости Альбуса Дамблдора стрелки с лицами министра и ее многоглавого дракона указывают на зал заседаний, и Оливер издает такой болезненный стон, что Гизмо неуклюже отскакивает от своих печений и с возмущением ухает на хозяина своим пока еще слабеньким голоском.
– Мог бы и пораньше разбудить.

Паршивые дни ознаменованы пролитым на мантию кофе, раскатывающимся по помещению грохотом от открытой двери и непомерным любопытством домашнего животного, выбравшего своей средой обитания – вудов карман.
Еще они ознаменованы речью Маркуса Флинта длиной в полтора часа (или в ней просто напыщенности и самодовольства на полтора часа, а слов – всего на двадцать минут), от которой даже заклинания против мигрени помогают через раз.
Оливеру всегда казалось, что Маркусы Флинты останутся в прошлом. Человеку, способному сломать ему челюсть об дверцу шкафа в раздевалке, идеальное будущее Оливера места не заготовило – злодеи должны были остаться во времени, когда верить в них еще не было зазорно, когда иметь верховного врага казалось чем-то неотъемлемым в жизни каждого уважающего себя гриффиндорца и заживление костей от этого проходило почти безболезненно. Вот только злодеи почему-то не вымерли как подвид после свержения Самого-большого-зла, они эволюционировали в типичных угрюмых взрослых, вроде тех, что Оливер наблюдал семь лет на уроках зельеварения – и теперь их методы пыток из физических перевоплотились в психологические.
Тем не менее – стыдно признаться, – но за десять лет работы в Министерстве персональная эволюция зла Оливера Вуда начала казаться ему не таким уж редкостным говнюком. Пожалуй, Оливер и сам был не намного чаще; так что теперь их словесные перепалки приносили Вуду больше удовольствие, чем раздражение – что, конечно же, являлось неприемлемым, но от этого не менее очевидным.
Если бы Оливер не был таким отчаянным любителем проталкивать везде свою гордость, он бы даже подсел к Флинту в обеденном зале (если бы, конечно, ходил в обеденный зал).
Сегодня, впрочем, как уже говорилось раньше, день был паршивый, и потому терпения у Оливера не оказалось, выдержки, спокойствия и даже привычного добродушия. Поэтому он поднялся на ноги и тяжело вздохнул.
– Ты здесь самый важный, мы это уже усвоили, спасибо. Я, конечно, понимаю, что мама растила в тебе чувство превосходства над остальными – чистокровность и прочая ерунда – но почему бы тебе хоть раз не дать остальным высказаться первыми? Укрепление отношений с Индией my ass. Мой отдел пытается получить дополнительное финансирование уже полтора года и каждый раз находится какая-нибудь страна, с которой мы до сих пор не целуемся в губы. Воспользуйся родительскими золотыми слитками, мандрагора тебя раздери, и купи себе фигурку Брахмы самостоятельно. Тоже мне, собиратель трофеев. Больше нигде не дают, так хоть за сотрудничество получишь?

Отредактировано Oliver Wood (2017-10-31 16:48:40)

+8

3

 
  Слухами земля полнится - Маркус Флинт ночует на работе. Вернее, не так - Маркус Флинт не спит вообще и в подтверждение этому могут выступить множество свидетелей. Началось все с того, что он через десятые руки услышал про эксперементальную версию бодрящего зелья, которая была продана нескольким людям, якобы по ошибке, в одной из аптек Косой Аллеи. А закончилось тем, что он не смыкал глаз уже девятые сутки, был дико раздражительным и с удовольствием срывался на всех, кто попадется под горячую руку. Стоит для порядка отметить, что зелье было и правда длительного действия, но вот от теней под глазами, лопнувших сосудов под веками и скверного настроения оно не избавляло. А еще не избавляло от необходимости сна - выпив антидот или дождавшись окончания действия зелья можно было проспать парочку дней без задних ног. Это, конечно, если никто тебя не разбудит, а желающих урвать себе кусок личного времени главы Отдела международного магического сотрудничества было достаточно.
  Регулировать возникающие щепетильные вопросы - не его прямая обязанность, но вопреки здравому смыслу, должностным инструкциям и множеству подчиненных на его вотчине, приходилось очень часто самому, налегке и с единственной помощницей в лице мисс Амбридж, наносить визиты вежливости "дружелюбным соседям", которые имеют представителей в МКМ. Инициатива, как известно, наказуема - но повсеместно радовал факт наличия в гостевом инклюзиве культурной программы вроде оперы, балета или театральных постановок - во время данных мероприятий можно было безнаказанно, пусть и беззвучно, материть всех членов делегации, принимающую сторону и человеческую жадность, которая намекает на нечистых на руку коллег из местных аналогов Министерства Магии. Но когда дело касалось востока - все мыслимые и немыслимые штампы, постулаты и опыт прошлых встреч оставались без надобности, потому что вступать в переговоры с, к примеру, индусами - это каждый раз как в первый. А еще они имеют небольшой пунктик, касаемо ведения дел - более десяти лет назад, когда наметился один из интересующих Британию проектов, обсуждать это с принимающей стороной отбыл тогдашний глава их отдела и он сам, как его доверенное лицо. С тех самых пор одним из их условий продолжения переговоров был запрет на смену "действующих лиц".
  Индия - загадочная страна, магическое сообщество которой по понятным причинам недолюбливает британских магов. Так же, как и маггловское население - история всегда оставляет след во взаимоотношениях не только людей, но и целых народов. Одиннадцать лет назад в магическую часть раскопок древнего города Хараппа отправилась группа из разрушителей проклятий, археологов и нескольких наемников, взятых в качестве охраны. Хараппа, хоть и находится на территории Пакистана, но попадает под юрисдикцию другой страны - как они к этому пришли остается загадкой. Группы из Британии, Бельгии, Германии и Болгарии (около сотни магов) пропали в подземных тоннелях города без следа, а местные маги, работающие там, слегли от неизвестной болезни и вскоре умерли. Несколько попыток разобраться в ситуации тоже закончились плачевно и все что могло сделать правительство - с горем-пополам законсервировать скрытую от магглов часть раскопок, чтобы неизвестная хворь не начала косить простецов-туристов. А потом засекретило все данные по этому делу, продолжая работать над вопросом, но уже взяв с каждого причастного обет молчания, связав таким образом по рукам и ногам. В ходе расследования вскрылось нечто такое, после чего въезд в страну магам-иностранцам был закрыт более чем на три года, а после отмены этого внезапного табу запрет уменьшился до посещения древних городов из предоставляемого каждому приезжему списка.
  По итогу последних переговоров, проходивших несколько часов назад в Дели, Маркуса озадачили несколькими условиями, по исполнению которых сулили весьма заманчивые перспективы, пускай до результатов следовало работать как домовик на кухне Хогвартса. Амар - давний знакомец по запутанному клубку дела Хараппа - после окончания переговоров передал сосуд с воспоминаниями, которые просил посмотреть по возвращению в Лондон. И ведь было на что - в тоннелях, которые тогда распечатали археологи, есть несколько закрытых дверей с характерными для того времени рисунками и письменами. Однажды, в очередной раз спустившись в катакомбы для продолжения исследований, группа обнаружила у дверей едва живого мужчину, которому требовалась помощь целителей. Придя в себя, он утверждал, что был в Махенджо-Даро и описал неизвестную болезнь, которая начала косить лагерь исследователей. По симптомам это было похоже на эпидемию одиннадцатилетней давности. В отличии от Хараппы, не менее загадочный Махенджо-Даро все еще принадлежал Пакистану, а после случившегося те наотрез отказывались вступать с кем-либо в контакт. Появившаяся зацепка вселяла надежду, а древнюю заразу индусы обещали нейтрализовать. От Флинта же требовалось договориться с представителями пострадавших десять лет назад стран, собрать новую группу и организовать финансирование. Ах да, еще самая малость - помочь убедить правительство Пакистана в необходимости открыть границы и дать зеленый свет работам на заброшенной стоянке. Если Пакистан, в страхе потерять предположительные древние знания и артефакты, не позволит вмешаться в ситуацию, то может произойти настоящая катастрофа - несколько магов успело аппартировать куда подальше, заразив в разных населенных пунктах других магов и даже магглов. Колдомедицина у них не столь продвинута, а зелье от недуга уже существует, но они почему-то не спешат его принимать.
  Составив отчет, собрав вспомогательные материалы, не говоря уже о напоминаниях культурной ценности возможных открытий и исследований, а так же вероятного ответного жеста в будущем от Индии, Маркус закончил свой доклад. Обычно, в присутствии Министра, коллеги старались вникать в подаваемую информацию, тем более настолько животрепещущую - своеобразное правило. Однако, из него следовало вечное исключение - Оливер Вуд. Этот потомок тролля и волынки опять прослушал большую часть доклада и его реплики, почему-то, вместо обычного снисхождения вызвали не слишком добрые эмоции. Скорее всего, виною тому было бодрящее зелье, так посчитал Флинт, зарекаясь принимать это варево, если в расписании через несколько дней стояло совещание. Избегать конфликтов следовало хотя бы потому, что некоторые вопросы требовали немедленного решения. И им бы подумать перед тем как говорить, но...
- Турниры по подрывному дураку или другим, несомненно важным, видам...хм...интеллектуальных развлечений, курируемых твоим, Вуд, отделом, могут несколько подождать. И сдается мне, что у вас даже участников на подобное непотребство не наберется. Будешь вести себя хорошо - куплю статуэтку Брахмы и тебе, даже подпишу с наилучшими пожеланиями. И если бы ты слушал хоть немного то, о чем я сейчас говорил... хотя, о чем это я? Со столь скудными умственными способностями, изрядно подбитыми твоей незабвенной карьерой и вражьими бладжерами, удивительно как ты вообще здесь оказался, - он пытается быть спокойным, правда пытается, но говорить выходит почему-то только через сжатые зубы.

Отредактировано Marcus Flint (2017-10-31 22:48:34)

+6

4

Гермиона была четким механизмом, в работе которого не случалось сбоев. Швейцарские часы в человеческом обличье: если приложить ухо к груди, можно услышать размеренное тик-так, тик-так. В течение предыдущей избирательной кампании ее не раз обвиняли в использовании маховика времени, дающего нечестное преимущество над другими кандидатами. Она отбивалась от обвинений, говорила, что все маховики были уничтожены, и это факт. Гермиона кривила душой. В битве в Отделе тайн один механизм уцелел: это была она сама.
Случалось, ей тоже приходилось ночевать на работе. Иногда времени сомкнуть глаза не было, иногда она могла позволить себе передышку в несколько часов. В зависимости от обстоятельств выручали или крепкий кофе, или офисный диван, но никогда на следующее утро она не показывалась коллегам в помятой одежде и с убитым лицом. Она хранила в кабинете запасное платье и овладела всем комплексом косметических чар, ведь если ты представитель Министерства - будь добр, соответствуй. Явление Вуда народу с остатками виноградного желе в волосах не делали ему чести в ее глазах.
Если бы взгляд мог убивать, тело Оливера уже грузили бы на катафалк.
Она приберегла замечание о его нерасторопности на будущее и попыталась вновь сосредоточиться на выступлении Флинта. Шестеренки закрутились, Гермиона ухватила нить доклада за ускользающий конец и даже не отвлекалась на тени под запавшими глазами спикера. Международные отношения, дополнительное финансирование, ага-ага. Сейчас она вышлет сову своему приятелю-гоблину, и их золотой запас по взмаху крючковатой руки увеличится втрое. Чтобы провести все реформы, в которых нуждается их страна, не хватит даже лепреконского золота, но давайте профинансируем интервенцию и поможем косяку европейских акул проглотить малька.
Гермиона не стала одергивать Вуда: в целом она была с ним солидарна, хотя отдельные пассажи никуда не годились. Руководителю отдела, не так давно получившего колоссальные средства на проведение Чемпионата, не стоило прибедняться: того и гляди, заподозрят в хищении или растрате.
Маркус попытался парировать, и Гермиона сделала то, чего не позволяла себе уже много лет, - закатила глаза.
"Тоже мне, пуп земли, - раздраженно подумала она. - Какая нелепость, всем известно, что в центре вселенной нахожусь я."
- Довольно, - она не стала утруждать себя поднятием с кресла. - Вы уже не мальчишки, а здесь не квиддичное поле. Хотите помериться метлами - делайте это во внерабочее время. Оливер, Маркус располагает наследством, но и Вы не бедный человек. Если хотите, чтобы проекты отделов финансировались из кармана их руководителей, готовьтесь выплачивать спортивные гранты самостоятельно. Маркус, как ваша ровесница и квиддичный фанат, заявляю: в школе в Вас бладжеров попадало больше. С учетом его карьеры вы сравняли счет, но объективно Ваши умственные способности тоже должны были пострадать.
За столом поднялся ропот. Подобного разговора эти стены еще не слышали. Впечатлительные сотрудники Министерства, чья душевная организация значительно уступала по толщине их отчетам, нервно потянулись за стаканами с водой. Одни волшебники задевали друг друга локтями и по примеру начальства начинали выяснять отношения, другие не таясь косились на Флинта и Вуда и в полный голос обсуждали происходящее. Когда ропот перешел в гул, Гермиона постучала по своему стакану палочкой. Это не помогло; она попросила тишины с сонорусом у шеи.
На несколько секунд шум унялся, но затем лишь усилился. Гермиона вновь закатила глаза: так приятно было проявлять эмоции. Из множества голосов она выловила один звук. Скрип дерева. Вперед-назад, вперед-назад. Она поискала взглядом источник звука, и нашла его в лице Чарли Уизли.
В этот раз на нее обратили внимание. Не столько из-за того, что она выпрямилась во весь рост, сколько благодаря тому, что она сделала далее.
Стул с по-мальчишески раскачивающимся на нем Чарли медленно поднялся и воздух и куда более стремительно опустился вниз, под весом драконолога развалившись на части.
- А как успехи у Вашего бюро? Люси справляется с Вашими обязанностями?

+3

5

Философия жизни Чарльза Уизли была проста: нормально делай - нормально будет.
Он и делал все на совесть: играл в квиддич в молодости так, что мог претендовать на место в сборной, выстругал для племянников колыбельные, которые могли бы выдержать еще пару магических и одну ядерную войны, отмывал стойла драконов так, что мистер Мускул бы, увидев их, зарыдал от зависти и посыпал лысую голову пеплом.
Саботировал работу государственного аппарата Чарли тоже на совесть. Не каждый мог так искусно уклоняться от чиновничьих обязанностей и отбиваться от служебных записок квиддичной битой. Громовещатели от Министра не добирались до кабинета начальства - удар на себя принимала Люси. Совещания он тоже мастерски игнорировал, симулируя зубную боль, колики и затопленных соседей.
Жалел ли Чарли о своем решении пойти на госслужбу, отработав тридцать лет бок о бок с драконами, но обзаведясь скверной болью в коленях? Возможно. Был ли он готов уступить свою позицию какому-нибудь вчерашнему выпускнику, канцелярской крыске-белому воротничку, дракона не нюхавшему и не имеющему представление о реальных нуждах не бюро, не слишком раздутого, по мнению Уизли, чиновничьего аппарата, а драконьих заповедников, их работников и, разумеется, самих животных.
"Да и зачем держать целое бюро, если Люси прекрасно справляется со всем сама", - размышлял Чарли, складывая из очередной служебной записки пятого за совещание журавлика и, как обычно, игнорируя перепалку Вуда и Флинта.
Кто бы мог подумать, что те, с кем он когда-то играл на одном поле, вырастут и продолжат выгрызать друг другу кадыки, уже надев галстуки и сменив метлы и биты на дипломаты, думал Чарли. Шестой журавлик пополнил стаю, а сам он неожиданно взмыл в воздух вместе со стулом.
Падение было невысоким, но чувствительным для самолюбия. Подобное фамильярное обращение он позволял только своим любимцам: Долли, Эйзенхауэру и Ктулху (который отзывался исключительно на "сладкую попочку"). Никого их этих троих в зале для совещаний, к сожалению Чарли, не находилось. Виновником синяка на заду Уизли стала невестка, она же Министр Магии. Чарли встряхнул усами и насупил брови, но замешательства не показал, решив, что поговорит с ней о сломанном стуле на ближайшем барбекю.
- С успехами нашего бюро вы можете ознакомиться в предоставленном вам отчете, - подготовленном Люси, естественно. - И там все нормально, но будет еще нормальнее, если я перестану терять время здесь и смотреть на тестостероновые игрища двух остолопов, вместо того чтобы пойти на рабочее место и заняться своими обязанностями. Кстати, Гермиона, что там по поводу делового визита в Украину? Наш железнобрюхий Ктулху готов завести семью, ему неплохо было бы подобрать достойную женщину, весом под тонну-две, - заметил он и щелчком пальца отправил журавликов парить по бурлящему эмоциями залу.
[nick]CHARLES WEASLEY[/nick][icon]https://gifyu.com/images/ron16554.gif[/icon]

+3

6

простити что так долго и простити что так зло =/

Оливер знает лицо Флинта до неприличия подробно. Сведенная в напряжении челюсть, нахмуренная переносица и пустеющий от злости взгляд – первые признаки надвигающегося кулака, который в школьные годы Вуд успел перехватить целых три раза рукой, а остальные пятнадцать – восприимчивыми частями тела. В мире животных с пульсирующей веной на шее и способностью отхаркивать слова тебе в лицо, Вуд предпочитал первым пускать в ход древко метлы и с хрустом вминать в основание чей-нибудь нос, потому что замедленная реакция в его случае стабильно заканчивалась выходными в Больничном крыле. Из этого мира он почти вырос вместе с пришедшей в Хогвартс войной, хотя его призраки еще гнездились под самым мозжечком последующие лет десять и окончательно отмерли вместе с появлением Рори. Оливер вылез из криво прибитой к обществу рамки одичавшего без цивилизации спортсмена и начал носить глаженные рубашки в те редкие моменты, когда его тело не облепляла квиддичная форма, мокрая от часовых тренировок и зудящего под пальцами энтузиазма.
Сейчас, как отлученный от морфийных порошков наркоман, после долгого перерыва окунувший палец в рассыпчатую массу, Оливер ощущает острую потребность прислонить ладонь к столешнице, настолько сильно его пьянит перспектива надвигающегося пересчитывания зубов. Остатки рационализма, с мышиным писком подающие сигналы бесконтрольному мозгу, сейчас единственное, что удерживает Вуда от воплощения давней мечты о флинтовой голове, насаженной ухом на карандаш. В конце концов, это может привести к чужой смерти (или, еще хуже – увольнению).
Тем не менее, Оливер вытаскивает из кармана единственную ценность, способную пострадать при воспламенении накалившейся обстановки и усаживает Гизмо на стол. Тот с восторженным урчанием освобожденного переваливается по чьей-то вафельной папке и засовывает клюв в стакан с тыквенным соком.
– Я оказался здесь, потому что мне не плевать, Маркус, – произносит Оливер настолько четко, что за его пренебрежительным тоном могли бы записывать диктанты магловские первоклассники. – И потому что я хочу сделать жизнь  британцев лучше. Поверь мне, подрывной дурак их интересует намного сильнее ваших отношений с Мерлин-знает-где-ландией. Они вообще хоть кого-нибудь интересуют? Как насчет того, чтобы разгрести международные дела на родине, а, Флинт? Помнишь тот небольшой кусок территории на карте, который называется «Шотландия»? Так вот он вообще-то не ваш, почему бы не подумать про людей там? О, или вот вам с госпожой министром такая идея – вместо воссоединения с Индией воссоедините тот клочок Ирландии, которые ваши предки отодрали от положенного ей места.
Оливер чувствует, как выраженное бешенство вместо успокоения разрастается утробной воронкой, сметая остатки сдержанности и общую миролюбивость. Национальный вопрос прорастает в нем воспаленным нервом, как в любом хоть на дюйм уважающем себя шотландце, но вместе с этим Оливера воспитывали интеллигентные волшебники в прогрессирующем волшебном мире – и поэтому он знает, какие мысли стоит настойчиво отгонять от себя даже после трех крепчайших пинт в ближайшем пабе.
Сегодня, впрочем, часовая стрелка вертится в обратную сторону.
– Ах да, у нас же еще где-то бродят не получившие работы в министерстве единороги, ну конечно. Нужно скорее прийти им на помощь и устроить в отдел тайн, чтобы вся магическая Британия была в курсе нашей толерантности и открытости новому. Какого хрена, Флинт? Думаешь, ты делаешь мир лучше? Я тебя умоляю. Все, что ты здесь делаешь, так это подчищаешь периодически заляпываемый имидж Министерства, которому уже давно никто не верит из-за таких вот лицемеров, как ты. О, могучая Англия, сотни лет превращала людей в рабов, а теперь пытается разгрести ту помойную яму, в которую обратила мир за годы правления. Себя хоть не обманывай.
Оливер игнорирует министра только визуально, на деле же они оба знают, что его речь обращена к ней ровно настолько же, насколько она обращена к Флинту.

Отредактировано Oliver Wood (2017-11-13 00:29:08)

+3

7


  Сложив руки на груди, Флинт возвел глаза к потолку, демонстративно цокнув. Пиджак в спине натянулся, неприятно сдавливая - это вовсе не помогало справиться с охватившим его раздражением. Как бы он ни пытался, взять себя в руки не вышло, хоть за плечами и был многолетний опыт, благодаря которому удавалось не терять голову и сохранять хладнокровие в любых ситуациях - с его-то работой! Госпожа Министр с ее отстраненной отповедью поспешила уделить внимание раздражающему элементу в лице Чарли Уизли. Конечно же, улаживать вопросы с драконами все равно придется его отделу, потому что запрос пройдет через его подпись, а ведь Украина все еще ноет по поводу отказа на заебавшие его еще тем летом мольфарские амулеты...
  И так было почти во всем и почти всегда - Флинт замечал, что здравый смысл в этой женщине часто бывает задушен гриффиндорской солидарностью, но даже не винил ее - глупо, может быть люди так самолюбие тешат и симпатию друг к другу выражают - какое ему вообще дело? Главное, чтобы костюмчик сидел, вернее, чтобы отдел был профинансирован, а все острые конфликты закруглили свои углы. Иногда он даже сам от скуки играл в эту игру, предпочитая раздражать того же Вуда для словесных перепалок. Иногда это оставалось в рамках приличия, а иногда было на грани фола - не суть, отличие всегда было лишь одно: Оливер всегда искренен в своих словах и эмоциях, когда идет горячий спор, а вот Маркус - нет. Интересно, а как с этим у самой Грейнджер?
  Ах, конечно же! Проще прикинуться ветошью и делать вид, что их гриффиндорская сборная была богами квиддича во плоти, снизошедшими до жалких смертных, играющих в других командах. Ну, может и были у них неплохие игроки, но ведь у самого Флинта команда была ничуть не хуже! Сколько раз их выручал этот мелкий супер-Поттер, гоняющий по полю как ошалелый? В нем веса было как в ягненке, вот и разгонялся Нимбус, а потом и Молния, до Мерлин знает каких скоростей - качество для ловца хорошее, но в дрянную погоду это всегда давало какой-то сбой, уж его-то память не подводит. Даже гениальные комбинации Вуда (ну, как считал сам капитан гриффиндорцев) время от времени напарывались слабыми звеньями на бладжер. Маркус любил подтверждать дерьмовую репутацию слизеринцев и даже не брезговал отобрать у загонщика биту, чтобы выбить Оливера из игры, понимая насколько Малфой в сравнении с Поттером клуша. Не пугало даже пенальти за грубое нарушение, ведь горячие головы гриффов потребуют мести за товарища, а значит, что и на улице Флинта будет праздник - пенальти, но уже во вражеские пустые ворота. Приятно было отрываться там, помня как близнецы любили выводить из строя игроков их сборной до матчей, если не на совсем, то хотя бы для деморализации и потери боевого духа, но это воспринималось всеми в порядке вещей. И вроде бы так мелочно припоминать со стороны каждого дела давно минувших дней, но ведь чешется! Так и просится наружу, будто бы там было разодрано, а теперь обросло коричневатой коркой. Если присмотреться, то подобные царапины кое-где плавно перетекали в глубокие гнойные раны, наскоро перебинтованные и дурно пахнущие. Когда-то давно отец выбил их него всю эту дурь, научив быть несправедливым, когда несправедливы к тебе. После этого гноящиеся раны под повязками не болели, чесались только изредка, как вот сейчас, вызывая желание сорвать чертов бинт и пустить там кровь с желтыми вкраплениями, зараженную застарелой ненавистью и стремлением свернуть шею. Выдавить эти долбаные глаза, взгляд которых наполнен праведным гневом и сраным страданием за - сука - родину и еще что-то где-то по мелочи.
  - С каких это пор ты, Вуд, затеваешь государственный переворот? Эти, с позволения сказать, кусочки следует держать за задницу так долго, как только сил хватит. Нахлебался дерьма, принесенного веяниями маггловского мира? Давай, Олли, глотай это и дальше, может захлебнешься наконец и перестанешь раскидывать свой патриотический навоз вокруг себя. Дам тебе совет: для этого нужна совсем другая почва, а так...запашок отвратный только, вот и все. Что-то я не припомню скулежа про независимость Ирландии и Шотландии в моменты, когда их требуется защищать от таких психопатов как Волдеморт или еще какой хрен. Не нужно этих щенячьих глаз и горящих взглядов, в мире политики это не действует, и раз уж я подчищаю за Министреством, то это и тебя касается, смекаешь? Любой срач во время чемпионата, который любят затевать твои обожаемые шотландцы - да и ирландцы тоже, хотя англичан с ними в такие моменты навалом - влетает Министерству в копеечку, а я потом вместе со своим отделом разгребаю их шалости, принося извинения большим шишкам из той самой Мерлин-где-знает-ландии-твою-душу-мать! - отдел, где он сейчас главенствовал, можно было сравнить с клубком рассерженных змей, шипящих друг на друга и пытающихся сожрать более слабого. Возможно, везде было так, но у них - в особенности ярко передавалась вся гамма закулисных интриг, нечестных на руку клерков среднего звена и большой игры "спихни работу на другого, а скажи что сделал сам".
  - Видишь? Они выражают невероятное единство, когда нужно нагадить где-то, ведь одна из наших команд вышла в финал и, мать его, имеет шансы на победу! Про то, что все, опять же в полной гармонии друг с другом, мочили свои штаны когда ребята в белых масках в двери к ним стучали, я уже говорил. В общем, Вуд, имел я твои возмущения в виду. А до кучи к ним тебя и, в особенности, твою мать.

Отредактировано Marcus Flint (2017-11-16 22:15:17)

+3

8

- О, так чтобы включиться в рабочий процесс, тебе нужно сначала получить на орехи! Теперь-то я поняла, чего тебе все это время не хватало: твердой руки и сильного пинка! - взъерепенилась Гермиона. Обычно она такого себе не позволяла, пределом ее ярости был взгляд, тяжелый настолько, что мог сломить позвоночник великана, и иногда лазеры из глаз, но не восклицательные знаки и угрозы физическому здоровью. Однако Чарли Уизли изводил ее так долго и изощренно, что заслужил особого к себе отношения. - Неужели ты возомнил себя особенным, потому что приходишься родственником моему мужу? Кстати, Чарли, ты заметил, что те славные дни, когда ты был самым сильным и умелым Уизли уже позади, теперь все братья выросли и стали успешнее тебя? А ты аморфный глизень, проползаешь по три дюйма в год, ничего в жизни не добился и даже не стремишься. Даже твоя племянница выполняет твою работу лучше тебя!
К слову о племяннице. В поисках отчета Люси Гермиона разворошила на столе кипу бумаг, но в конце концов решила не мелочиться и по примеру самого Чарли, увлеченного оригами на порядок больше происходящего на совещании, выбросила бумаги в воздух. Магия придала этому жесту немного слоумо и зрелищности, а лично Чарли - неприятностей. Несколько листков сложились в бумажных пираний и атаковали его сверху. Им особо приглянулись его нос и усы.
Присутствующие волшебники, и до того не слишком смирные, получили сигнал к наступлению: ведь если министру можно, им уже нужно! Пара соседей схватили друг друга за воротники, другие предпочли галстуки. Особенно удивил Гермиону Перси: вежливый исполнительный сотрудник с легкой формой клептомании обнаружил в себе берсерка, взял за грудки подчиненного из Портального управления и швырнул его на стол. Вот уж неожиданность! Гермионе пристало бы возмутиться и призвать собрание к спокойствию, но она чувствовала лишь приятное возбуждение и желание кого-нибудь отделать.
- Я тебя взгрею, Чарли Уизли! - заявила она, через стол глядя ему прямо в глаза, и не стала откладывать важное дело на потом. Стол был всего лишь условностью: взобравшись на него, она поверху направилась к Чарли. На половине пути пришлось перепрыгнуть через Перси и несчастливца из Портального управления, еще через пару шагов ей в волосы попала собственная пиранья, но ничто не могло остановить Гермиону Грейнджер от отвешивания люлей недобросовестным сотрудникам. Ничто!
Чтобы Чарли не успел убежать, она заклинанием швырнула в него стул, а сама соскочила со стола и заняла позицию в десяти шагах.
- Это дуэль, сучка! Сражайся или вали! Я уже знаю одну кандидатку на твое кресло!

+2

9

- Гермиона, ты мудрая и достойная женщина, но сейчас ведешь себя, как задница, - проговорил Чарли, отплевавшись от пираний. Летящий в него стул он отбил заклинанием, благо опыт работы с более вспыльчивыми гарпиями, чем Грейнджер, вкупе с реакцией ловца, спасали его не в первый и не в последний раз.
- Я делегирую полномочия. Это один из важных навыков хорошего руководителя, тебе стоит попробовать. Помогает при проблемах с доверием, - сообщил Уизли. - Не мне говорить тебе, как общаться с подчиненными и как воспитывать детей, но если ты хоть еще немного натянешь поводья, то тебе придет официальное приглашение в Россию, они там любят диктаторов и терпят их десятилетиями, - продолжил он.
Возможно, Чарльз перегибал палку, но, хоть это и было незаметно, внутри он кипел. В нем боролась жажда взять топор и уйти в лес на три дня и желание показать этим белым воротничкам кузькину мать. Снаружи это выдавали красные кончики ушей и особенно агрессивно топорчащиеся кусты покусанных усов.
В нормальной ситуации Чарльз нашел бы способ избежать дуэли, но сейчас его патронусом вполне могла бы стать та самая пиранья - настолько он был зол. В ответ на вызов Гермионы он бросил в нее заклинанием на опережение. И только когда там, где только что стояла министр магии, оказалась хохлатая утка внушительных размеров, он смог продолжить говорить.
- Знаешь кандидатку? Я надеюсь, это Люси, ей я готов уступить место. Если нет  - то поздравляю, ты наймешь очередную бумажную крысу, не разбирающуюся в реальном положении дел и в реальных нуждах сектора. Но раз тебе важнее поданные в срок отчеты - валяй! Нанимай тех, кто дракона только на пачке с чипсами видел!, - для большей убедительности он перевернул свой стол.

Отредактировано Charles Weasley (2017-12-24 18:50:34)

+2

10

Гермиона имела полное право вести себя как задница. Она долгое время терпела Чарли, его усы и алкоголизм, тлетворное влияние на детей и уродливые табуретки в подарок на Рождество, но с нее хватит. Сегодня Чарли расплатится за все годы, что задвигал ее на семейных собраниях! Сегодня она покажет ему, кто у Уизли всему голова, а кто поджатый хвост!
Но не так-то просто провернуть вендетту, когда ты утка.
Вместо того, чтобы перекинуть Чарли через колено и пройтись по нему хворостиной, Гермиона рассержено крякнула.
Чарли Уизли почему-то не обмочился от страха; тогда Гермиона зашипела и тяжело хлопая крыльями бросилась к его ногам. Щипалась она всегда качественно - с Роном нельзя было иначе, а с зубастым клювом ее мастерство вышло на новый уровень. Гермиона вцепилась Чарли в упитанную голень и обратила его в бегство.
Погоня за Чарли пролегала по чужим спинам и головам. В зале совещаний творился полный беспредел. Министерские работники катались по полу, швыряли друг друга на столы и стены, бросались папками, туфлями и степлерами. Гермиона еле поспевала уворачиваться от летающих предметов. Вокруг стоял страшный ор; даже в тот раз, когда Хьюго узнал, что у него не осталось молочных зубов и к нему больше никогда не прилетит зубная фея, было потише.
Ну кто бы мог подумать, что ее подчиненные на такое способны.
Впрочем, подчиненные тоже не подозревали, что в министерском кресле однажды окажется утка-гладиатор.
Гермиона неловко взмахнула крылом и опрокинула на голову Макмиллана, душившего под столом Флинта, блюдце орешков.
Чарли Уизли перед ней разорвал рубашку, обнажив волосатую грудь, и с боевым кличем взошел на стол. В руках он держал ножку от стула.
Гермиона шаркнула лапкой. Они двинулись на сближение.

Обслуживающий персонал Министерства в этой жизни видел все - и жвачку под столом министра, и коридоры Управления по связям с кентаврами в конце рабочего дня. Обслуживающий персонал Министерства было уже ничем не удивить. Когда в графике у обслуживающего персонала Министерства стояла уборка кабинета, она проводилась вне зависимости от того, чей это был кабинет, что там происходило в данный момент и какие возможные последствия для жизни и здоровья уборщиков эта уборка могла понести.
Миссис Пичфорк деловито вкатила тележку в зал совещаний.
Пристроив оборудование в углу, она устремилась вдоль стены, заглядывая под каждый стоящий там стул. Зрители всегда скучали на собраниях высшего руководства и иногда портили казенное имущество, вырезая на нем свои впечатления от работы по утрам.
Миссис Пичфорк задержалась у одного из стульев и выпрямилась с йо-йо в руках.
Она бросила его с невозмутимым видом, и как только йо-йо вернулся к ней, шум в зале прекратился.
Люди застыли на местах и начали переглядываться по сторонам, пытаясь сообразить, почему они жуют чужие галстуки и сражаются с коллегами на карандашах.
Чарли Уизли спохватился одним из первых - выпустив из своих объятий утку, которую до того скручивал морским узлом, он вернул ей человеческую форму.
Гермиона по инерции крякнула.
- Ты уволен, - процедила она.

+3

11

Вскоре в йо-йо найдут записку "Из Лютного с любовью", на обратной стороне которой будет изображена карикатура в стиле тех, что распространяет Общество Недовольных Волшебников. Йо-йо окажется артефактом раздора - этим и объясняется агрессивное поведение присутствующих на совещании. Происшествие всерьез встревожит Гарри Поттера, который после этого сделает расследование деятельности ОНВ первоочередной задачей аврората. Что касается непосредственных участников этого события, они постараются поскорее обо всем забыть и приложат все усилия, чтобы слухи о совещании не выбрались за пределы Министерства.

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » #6 NOBODY SPEAK


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC