Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I MAKE SPELLS NOT TRAGEDIES » For The Greater Good Pt. I: Kitty-Kitty-Kitty


For The Greater Good Pt. I: Kitty-Kitty-Kitty

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s1.uploads.ru/YSUT0.gif

For The Greater Good Pt. I: Kitty-Kitty-Kitty

ДАТА: 1899

МЕСТО: Дурмстранг

УЧАСТНИКИ: Gellert Grindelwald & Esteban Manrique de Lara

А вы знаете, за что Геллерта Гриндевальда на самом деле исключили из Дурмстранга?
О, этот опасный чародей оставил после себя не только дудлы на каменных стенах!

[nick]Gellert Grindelwald[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/iFUeE.jpg[/icon][sign]   [/sign][status]his awesomeness[/status]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-10-25 16:04:05)

+2

2

За девять лет в Дурмстранге Эстебан успел привыкнуть ко множеству вещей. К нелюбимому, но окружавшему со всех сторон немецкому. К скандинавам, не смущавшимся болтать между собой на своих родных языках за спинами у тех, кто в их речи ничего не мог разобрать. К немцам, произносящим его имя на свой манер, и к преподавателям, припоминавших при случае успехи отца и дяди — в их глазах Эстебан всегда был «еще одним из той испанской семьи». Не в заслугах дело, а в семейной традиции: все мужчины рода Манрике де Лара, единственные из всех магических семей благословенной Испании, отправлялись учиться в Дурмстранг. На север. Не важно, что к черту на рога — главное не к французам. Эстебану посчастливилось стать самой белой вороной всего курса и всей школы, но зачастую такая исключительность даже льстила.

Среди всего того, что стало нормой жизни, были несколько вещей, которые все еще бесили Эстебана и никак не становились привычными: мерзкая погода, вечный холод и выходки одного придурка на два курса младше.

По печальному стечению обстоятельств, этот придурок был его лучшим другом.

Геллерт Гриндевальд тоже был белой вороной, но немного другой породы. Он с первого курса считал себя слишком умным для того, чтобы снисходить до сверстников, и старался общаться со студентами постарше. Его даже не смущало, что все его попытки старшекурсники воспринимали как простую назойливость. Этим, наверное, он и привлек внимание Эстебана — своей верой в собственную исключительность и интересность. Впрочем, он и был таким, исключительным и интересным. Геллерт играючи мог бы стать звездой школы, если бы не одно но: с завидной регулярностью этот придурок выкидывал очередной фокус, грозивший наказанием и ему, и всем, кого он умудрится сделать соучастниками.

Интересно, почему факультет его не особо жаловал?

Эстебан быстро научился видеть, когда Геллерт что-то натворил, еще до того, как об этом узнает кто-то еще. Сейчас был как раз один из таких моментов. Шла последняя неделя зимних каникул, самых тихих за последние несколько лет, подозрительно тихих. Большинство студентов по обыкновению поехали к своим семьям. Эстебан же, как всегда, остался — гостить дома пару недель, а затем возвращаться на север было самым большим разочарованием. Геллерт, против обыкновения, составил ему компанию и приехал в Дурмстранг за неделю до начала занятий. Зачем — не сказал, а Эстебан не стал выспрашивать. Теперь он об этом начинал жалеть.

Что-то было не так. Наверное, то, что Геллерт где-то весь день пропадал, а под вечер пришел в гостиную и молча ходил по ней кругами с нарочито скучающим видом, делая вид, что ничего не происходит. Будет молчать, пока его не спросишь прямо: «Что произошло?», а еще лучше: «Что ты задумал?». Гениальные идеи Геллерта почти всегда шли поперек всех планов, и если в них никто не вмешивался, то все заканчивалось достаточно паршиво. В последний раз, например, никто не посчитал, что студент седьмого курса может безнаказанно подливать всем в бокалы сыворотку правды собственного изготовления, чтобы прямо на общем обеде устроить сеанс разоблачения слухов и сплетен. Преподаватель зельеваренья, правда, был впечатлен уровнем проделанной работы, но декан его восторга не разделил. За выходку Геллерта взыскание получил весь факультет.

Скажи, что тебе просто нечем заняться, — без особой надежды проговорил Эстебан, машинально перелистывая страницы учебника по трансфигурации. Сейчас, в последнюю неделю каникул, ему меньше всего на свете ему хотелось подставляться перед деканом. Откровенно говоря, ему даже далеко от камина и любимого кресла в углу гостиной отходить не хотелось. Но, видимо, придется. 

[nick]Esteban Manrique de Lara[/nick][status]¿Y qué diablos hacemos aquí?[/status][icon]https://i.imgur.com/5zv0CmL.jpg[/icon]

Отредактировано Myles Benson (2017-12-21 22:26:02)

+3

3

Конечно же, Геллерт вернулся в Дурмстранг на неделю раньше начала занятий не от тяги к знаниям и не из любви к ближнему - увольте. И не потому что он успел соскучиться по холодным залам и отмороженным однокурсникам. Нет, Гриндевальдом двигал куда более уважительный и благородный мотив - месть.
Как известно, с горячей головой к ней подходить не стоило, а потому Геллерт выждал достаточно времени, чтобы остыть, и вообразить наиболее коварный сценарий возмездия, и, конечно же, продумать план для воплощения его в жизнь. Уже к Рождеству всё было готово, но накануне отъезда в школе царили гвалт и суматоха сборов, так что ни о каких тайных операциях речи идти не могло: старшекурсники блокировали коридоры, первогодки - находились в самым неподходящих местах вроде клозета или сундука с зельями, потому что, де, потеряли там хорька. Так что тогда Гриндевальд просто насладился пониманием, что лишь разумная осторожность и несколько дней отделяют его от сладкого отмщения. Он ждал так долго (месяцы!) - он в состоянии подождать ещё чуть-чуть. Nobody would see him coming.
И никто действительно не увидел. В Дурмстранге на Рождество оставалась только пара дежурных преподавателей, и о, их чванливый глупец декан не был одним из них.
Забавно, подумалось Геллерту, когда он изящной неслышной тенью поднимался к офису декана, что больше всего скрытности и таланта мага требовали от него приготовления к действу, нежели оно само. Хотя... И всё-таки. Нет, конечно, стоило признать: и здесь искра его злого гения мерцала ярче тусклой моли его бездарного окружения.
У него всё получится, не стоило и сомневаться. Он продумал всё от и до.
До последнего момента.
...Или, как выяснилось, когда он наступил, до предпоследнего. Потому что последним стала неплотно закрытая дверь.

Геллерт правда надеялся, что справится один. Несколько дней он пытался нейтрализовать последствие своей малюсенькой ошибки, но проблема была в том, что как раз на сложности его нейтрализации и строилось всё коварство плана. Следовало признать: расставляя подлую ловушку для опытного, умудрёного годами мага, он угодил в неё сам - и почти не имел шансов исправить всё в одиночку вовремя. Хотя бы потому, что преподаватели должны были вернуться в замок уже завтра.
Именно поэтому Геллерт мерил неспокойными шагами гостиную прямо перед носом Эстебана, своего единственного друга и одного из немногих разумных людей в этом приюте для умственно отсталых, и прятал новые царапины под рукавами джемпера, и не решался начать разговор.
Попросить о помощи первым - это было бы так жалко!..
Он достаточно унижен своим позором и непростительностью просчёта, он не вынесет ещё и-
— Скажи, что тебе просто нечем заняться, - раздаётся глубокий голос с характерным акцентом, и Геллерт выдыхает так, что слышно, наверное, на другом конце замка. И бросается к соседнему с Эстебаном креслу, подтаскивая его ближе.
- Мне есть чем заняться, - говорит он быстро и смотрит на друга взглядом давно голодного питона. - Проблема в том, что я не могу заняться этим один. Больше не могу, у меня... у меня не выходит. Мне нужна твоя помощь, - заканчивает он вызывом и откидывает назад волосы, отлично осознавая, что так выглядит более гордо - как попавший в плен, но непокорённый лев.
Эстебан смотрит на него в ответ. Очень странно смотрит. Геллерт нетерпеливо хмурится, прокручивает сказанные им слова в голове ещё раз и - стремительно краснеет. Чёрт бы побрал эту чёртову бледную кожу!
Выбрасывая из головы всю эту ненужную, совершенно лишнюю сейчас ерунду, Геллерт оглядывается через плечо, чтобы удостовериться, что подслушивать некому, затем поворачивается к Эстебану, наклоняется к нему и тихо-тихо тараторит:
- Я-хотел-отомстить-декану-поэтому-я-убил-его-кота-и-сделал-из-него-зомби-но-он-сбежал. И я не могу его поймать...

[nick]Gellert Grindelwald[/nick][status]his awesomeness[/status][icon]http://sd.uploads.ru/iFUeE.jpg[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2018-01-12 23:35:17)

+2


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I MAKE SPELLS NOT TRAGEDIES » For The Greater Good Pt. I: Kitty-Kitty-Kitty


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC