Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » дружеская встреча выпускников Слизерина (нет)


дружеская встреча выпускников Слизерина (нет)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s8.uploads.ru/a9cMD.png

дружеская встреча выпускников Слизерина (нет)

ДАТА:27 июля 2026

МЕСТО:Похоронное бюро Э.Л.Ь.М., кабинет Управляющего

УЧАСТНИКИ:Джон Рук, Лайонел Робардс

Тот неловкий момент, когда ты - Управляющий похоронного бюро в Лютном переулке, бандит и с недавнего времени убийца, а к тебе на работу внезапно заваливается аврор.
Тот неловкий момент, когда ты - аврор, потерявший память и похоронивший всю свою семью, и вот ты заявляешься к виновнику своих бед, готовый выбивать всеми методами правду, а это твой кореш со школьной скамьи.
В общем, очень неловкий момент.

Отредактировано John Rook (2017-10-18 02:51:36)

+2

2

Почему Нелом двигало такое всеобъемлющее желание отомстить? Он и сам об этом задумывался довольно часто. Как можно мстить за людей, которых он не знает, не чувствует практически ничего в отношении их безвременной кончины? Робардс пришел к выводу, что малодушно мстить собирается за себя. Ощущение острой недостаточности в семье почему-то все равно грызло. Словно если бы они были живы, но он их все же не помнил, было бы лучше. Просто сам факт наличия. Сам факт возможности общения, возможности наладить отношения. Сейчас он мог коммуницировать разве что с пыльными надгробиями в фамильном склепе.
Ради своей мести Лайонел ставил под угрозу карьеру. Странно, если учесть, что изначально он довольно долго пытался добиться своего полного восстановления на службе. А сейчас что? Готов спустить все в трубу. Логика разбивается о "хочу" и "не могу спать по ночам". Отблески былого эгоизма может, Нел все равно ничего не помнит о том, человеке, которым был до. Более того, внутри что-то зудело. Здравый смысл, инстинкты, чувство самосохранения подсказывало, что выжившим, пускай и с амнезией, его никто оставлять не собирался. Будь он человеком, взорвавшим кучу авроров, он бы хотел убрать единственного оставшегося свидетеля, бомбу с часовым механизмом. Только этот человек или люди, Лайонел подозревал, что человек там был не один, в общем, они медлили. Уже почти год прошел, и Робардс кишками чувствовал, что что-то грядет. Тут либо ты, либо тебя. Поэтому успокаивать совесть и спокойно смотреть в глаза Поттеру помогала лишь мысль, что желание отомстить второстепенно. Существенно, конечно, но не на так, как желание спасти свою шкуру.
Сама вселенная благоволила Робардсу в его начинании. Он несколько недель пытался рыть носом землю в правильном направлении, прошерстил все документы по делу, которые нашел у Ориона, но никаких ниточек не было. Не удивительно, что тот был в тупике. Зато какой-то один совершенно идиотский случай с анонимной подставой свел его с Гилроем Брэйди, а Брэйди пнул его в сторону некоего Грача. Не то чтобы Брэйди был персоной, которой можно было оказывать безграничное доверие, но других зацепок у Нела не было. Грач так Грач, выбирать не приходится.
Гнездо у него было, разумеется, в Лютном. Кто бы сомневался. Да еще и в ритуальных услугах. Нел не хотел быть узнанным в Лютном, поэтому накинул плащ с капюшоном, несмотря на жару, и направился к Грачу вечером, буквально перед закрытием его заведения. Он аппарировал и некоторое время проходился по переулку, бросая косые взгляды на вывески, в поисках нужной. "E.L.M." нашелся довольно быстро и без приключений. Оглянувшись по сторонам, Лайонел толкнул дверь и нырнул в специфические запахи прохладного помещения.
По-началу ему показалось, что кроме гробов здесь ничего нет, но в поле зрения в конце концов попался парень, к которому Робардс и решил обратиться. Что-то ему подсказывало, возможно чутье, что это и есть Грач.
- Кто здесь Грач? Или Джон Рук - для того, чтобы окончательно убедиться, Нел и задал вопрос, на всякий случай припомнив имя нужного ему человека. Он откинул капюшон. Даже если парень читает газеты, то вспомнить Лайонела в лицо сможет только если у него замечательная память на лица. Да и вообще, аврорский значок Робардс засветит только при надобности. Мало ли с ним захотят сотрудничать и так. Сомнительно, конечно, он же в Лютном все-таки. Хотя Брэйди упомянул, что Грач фигура в особых кругах востребованная, так что он, вероятно, не должен быть сильно удивлен подобным визитом.

+4

3

Тихим летним вечером в главном зале похоронного бюро "Э.Л.Ь.М. - Похороны и бальзамирование", как обычно, царила прохлада. Свет с улицы едва попадал в комнату через мутные стёкла витрины, выделяя бликами зловещие очертания гробов и могильных плит (лучший товар, гордость владельца заведения). Снаружи красовались тронутые временем рекламные плакаты: "Достойные похороны с любым бюджетом!", "Скидки на цветочное оформление!" и "Только у нас! Эксклюзивные гробы Мариуса Моретти!".
Просторная приёмная была погружена в полумрак, и лишь вдалеке мерцало холодное пламя камина. Владелец постарался создать уют, разместив светильники по периметру комнаты, украсив отделанные резными деревянными пластинами стены картинами. Помимо камина здесь были и мягкие кресла для посетителей, и большой антикварный стол, за которым обычно ожидал посетителей Управляющий или его заместитель, а иногда сам владелец бюро. Если бы не импровизированная выставка аксессуаров для похорон, интерьер подошёл бы для гостиной приличного дома.
За столом вольготно расположился  темноволосый молодой человек с выдающимся профилем, своим серьезным видом сразу внушающий уважение. Он был одет в соответствии с положением, которое занимал в конторе, опрятно и строго, под конец дня позволив себе закатать до локтя рукава рубашки и расстегнуть верхнюю пуговицу. Стол, освещенный заклинанием, был завален документами, серо-зеленые глаза парня сверлили один из них, выискивая ошибки. Почти каждое заведение Лютного Переулка занималось отмыванием полученных незаконно денег, и за счёт этого держалось на плаву. Похоронное бюро не было исключением. Расчетами занимался лично Управляющий, и именно это заставило его торчать на работе весь день в этот злосчастный понедельник и даже отпустить помощников домой пораньше.
Клиентов не предвиделось, работа была закончена и юноша мысленно представлял, как избавляется от официального костюма, открывает бутылку сливочного пива и потягивает косячок. Тонкий звон колокольчика застал его врасплох. Скрипнула и распахнулась дверь, и на пороге появилась фигура в плаще. На лице юноши промелькнула гримаса недовольства, но также быстро исчезла, сменившись вопросительным выражением. Подобная секретность могла понадобиться его клиенту... хм... другого типа. Управляющий больше года провел в своей должности и освоился достаточно, чтобы проводить подпольные сделки прямо на работе. Однако встреч на сегодня назначено не было.
— Кто здесь Грач? Или Джон Рук — заговорил посетитель смутно знакомым голосом и снял капюшон. Его лицо изменилось, приобрело более взрослые, мужественные черты, но было хорошо знакомо нашему герою. Он догадывался, что Лайонел Робардс рано или поздно появится на его пороге, и предпочёл бы, чтобы это случилось не сегодня. Слишком много секретов хранило похоронное бюро и его Управляющий, чтобы к нему вот так запросто являлся служитель правопорядка, и речь вовсе не о финансовых махинациях.
Грач догадывался о причине визита своего бывшего одноклассника. Это произошло около года назад, когда юноша только получил должность управляющего похоронным бюро. Слухи разлетелись по волшебному миру молниеносно. Теракт. Трагедия. Множество обугленных тел, которые без применения магии почти невозможно опознать. Управляющий работал наравне с помощниками, иначе с многочисленным и покойным семейством Робардсов было не управиться. Впервые работа затронула его чувства, пытаясь унять в пальцах дрожь, Рук переворачивал бирки с именами покойников, пока не удостоверился, что искомого среди них нет.
Ему следовало понять, что готовится покушение. Следовало задать больше вопросов. Следовало собрать больше рекомендаций, прежде, чем работать с Ней. Её мертвое тело также поступило в агентство, хорошенькое личико было изуродовано, но ужаснуло Грача не поэтому. Позже он десятки раз просматривал в Омуте воспоминания об их встрече. Факт оставался фактом: он действительно не мог предугадать и предотвратить то,  что случилось. Представить, что кто-то решится истребить семейство блистательных авроров, было невозможно. Просто безумие! Да и зачем их жалеть? На руках Робардсов было не меньше крови, чем у любого из авторитетов Лютного Переулка.
После происшествия Грач постоянно шатался возле больницы имени Святого Мунго. Он задействовал все свои связи, чтобы получить данные о состоянии аврора. Однажды он зашел внутрь без оборотного зелья, нашел нужный коридор и нужного человека. Лайонел посмотрел тогда ему прямо в глаза и не узнал. Извинился за столконовение и прошел мимо. Чёрт, да какая разница? Хоть бы и помер в том горящем доме!
Сегодня Лайонел сам пришел к Грачу. На красивом лице аврора снова не промелькнуло и тени узнавания. Может быть, к лучшему. За семь лет учёбы в Хогвартсе они так и не выбрали между дружбой и ненавистью. Глядя на своего давнего знакомого, Грач снова переживал те же чувства, словно оказался в школе. По холеной самодовольной роже хотелось заехать кулаком с размаху. А потом, подкалывая друг друга, напиться родительского огневиски и рвануть навстречу приключениям. Минус двадцать баллов со Слизерина!
- Нээээл, старина! Сколько лет, сколько зим! — протянул Джон и расплылся в широкой улыбке, изображая удивление и радушие. Он даже показательно отбросил в сторону документы, работа с которыми была закончена, — Ты чего прикалываешься?
Дружба или ненависть? Какая разница, что произошло почти десять лет назад. К чёрту сентиментальные переживания и к чёрту Лайонела Робардса вместе с его семейным кладбищем. Грач четко осознавал, какой вариант нужно выбрать ради собственной безопасности. Какую карту сыграть, чтобы оставаться на шаг впереди ещё долгое время. И чего ему будет стоить малейший прокол.

Отредактировано John Rook (2017-11-16 03:18:03)

+4

4

Лайонела начинало бесить, что спустя год, его все еще, пусть изредка, но способно удивлять собственное окружение из прошлого. Только вот это самое прошлое для Робардса было не периодом на таймлайне собственной жизни, а какой-то альтернативной реальностью. Как будто он влез в шкуру другого, чужого ему человека и пытается разобраться, что за херня происходит вокруг.
Все его представление о жизни этого парня и прошлого дробилось как минимум на два отдельных мирка. Один он навоображал себе сам, в котором он внук, сын и брат уважаемых, благородных авроров. Такой же благородный, справедливый, поддерживающий честь семьи на должном уровне человек. А про другой ему частично рассказывала, частично представляла собственной персоной Элеанор. Мирок, в котором он был мелочным, высокомерным идиотом. Угадайте, какой ему нравился больше? Он тешил себя надеждами, что Ленни где-то преувеличивает, где-то что-то прибавляет для красного словца. А когда он упирался носом в такие вот ситуации, радушные приветствия от не пойми кого в Лютном, такими, словно вы всю жизнь были лучшими друзьями, ну, хрустальный шар, в котором бережно хранятся надежды на светлое прошлое, исходится уродливыми трещинами. Хочется откреститься от всего этого и сказать, извините, вы меня с кем-то перепутали. Но, Мерлин превеликий, этот Грач, судя по всему, даже общепринятым в дружеских кругах сокращением к нему обращается. Тут уж не отвертишься. Остается только отложить хрустальное вместилище подальше, а потом безуспешно в который раз пытаться восстановить его ментальным репаро.
Робардс прищуривается, чувствует фальшь, словно Грач его знает, но не особо то и рад визиту. Что ж, вот так сюприз, Нел тоже не в восторге, но он тут вроде как по долгу... даже не службы, а просто по долгу, который он сам себе по-дурости и задолжал.
Все это заставляло Лайонела задуматься на предмет, что же смущает Джона? Может тот факт, что Робардс - аврор (теперь то ясно, что и значком светить не придется, его и так тут знают), а аврорам в Лютном не радуется даже тот, кого в усратой подворотне добивают ногами. А может что-то произошло тогда, когда Лайонел Робардс еще не был нынешним Лайонелом Робардсом, просто он об этом не знает, не помнит. А может что-то еще, но с Руком будет сложно, это точно. Не то что с Брэйди. Вряд ли этот сразу выдаст все как на духу, если припугнуть его Азкабаном. Нел даже готов рассмотреть возможность применения легиллименции, хотя это уже одна из крайних мер.
- Не делай вид, что не знаешь о пожаре - кисло отзывается Робардс. Если все тут со всеми якобы знакомы, нечего рассусоливать.
- Если мы были знакомы раньше, я не помню, мне жаль. Мгновение и в глазах Нела загорается вспышка узнавания. Не Грача, нет. Места его работы. - Ты хоронил мою семью, да? - сам Робардс тогда этим не занимался, в похоронное бюро обращалась Ленни, а Лайонел только подписывал какие-то бумажки. Он даже на самих похоронах присутствовал постольку поскольку, потому что было надо, и Кройн цепко держала его под локоток, а все остальные обмазывали сочувствующими взглядами и шептались.
Нел посмотрел на искаженное отражение своего лица в лакированной поверхности гроба. Как будто оттуда на него смотрел тот самый, старый Нел, который сгорел со всеми, но которого забыли похоронить. Он задумчиво провел ладонью по гладкой, холодной поверхности и снова вынырнул к Грачу. - Собственно, я здесь не за этим. Надо поговорить. И желательно, чтобы стены не слушали - раз уж Джон Рук действительно представляет собой того, о ком Робардс слышал, то он должен понимать, как вести дела. Выглядит он по крайней мере как человек деловой, а не шваль подзаборная. Что немного радует. Другой вопрос, конечно, что деловые люди в Лютном имеют привычку скользить и извиваться, но с этим Нел как-нибудь разберется. Вдруг вообще свершится чудо, и Грач по старой дружбе ему расскажет то, что Лайонел хочет знать. Суждение слегка (очень сильно) отдает наивностью, поэтому на деле Робардс его в расчет и не берет.

+3

5

Ну конечно. Грач не ожидал другой реакции, хотя и надеялся отчасти, что ублюдочный характер слизеринца выветрится вместе с потерей памяти. Робардс выглядел прежним. С тем же "я лучше вас" выражением лица, тем же властным тоном, словно любые двери перед ним немедленно откроются, и той же язвительной прямотой высказываний. Робардс умел задеть, не прикладывая даже усилий. Вызывал почти непреодолимое желание рассмеяться ему в лицо и выплюнуть что-нибудь едкое. О том, что его проблемы - лишь расплата за грехи. И что он ни капли не изменился.
Джон улыбнулся сочувствующе, ничто не могло выдать фальши, открыть его настоящие мысли аврору. Он не собирался нападать. Газеты писали о семейной трагедии Робардсов ежедневно, и не одна неделя потребовалась этой истории, чтобы затихнуть.
— Прости. Я соболезную, — вздохнул Джон и облизнул пересохшие губы. Был ли он способен на самом деле грустить о потере, которую пережил его школьный приятель? Нет. Как и всегда, он лишь пытался воспроизводить обычные для человека реакции. Ему было плевать на Робардсов, кроме одного. И только за одного он переживал в тот день, не весть по какой причине.
Робардсы, если честно, всегда раздражали Грача. Однажды перед отправлением в Хогвартс, он увидел всё многочисленное семейство на перроне. Идеальная семья с идеальными проводами, на которые Нелу было плевать. А Грач бы отдал всё, чтобы только мать обняла его, поцеловала в щеку и дала какое-нибудь глупое наставление. Всё, чтобы старшая сестра помогла ему освоиться на первых курсах школы. Всё, чтобы ему улыбались, подбадривали и пророчили блестящую карьеру аврора, которую Нел в последствии получил.
У Грача - напротив, с самого начала не было будущего. Ни малейшего шанса выбиться в люди и стать достойным членом общества. Слизеринцу не с кем было поделиться успехами. Неоткуда получить совет или помощь. Некому было указать ему путь. Благодаря багажу переживаний и детских травм, его восприятие реальности существенно сместилось. Не осталось ничего, кроме злости, зависти и пустоты. Только одно желание горело в нем: выжить, не смотря на преграды. Достичь всего самому и показать суке-судьбе средний палец.
Такие, как Лайонел Робардс, бесили его. Таким, как Лайонел Робардс, Грач подростком прописывал кулаком по холеной морде. Самодовольные богатые детки, которым всё можно, которые на хую вертели эту добропорядочную общественность. Впрочем, не оттого ли бесился Рук, что сам слишком походил на этот образ? И для кого-то в Хогвартсе именно он был таким же Лайонелом Робардсом, которого без причины хочется уебать.
— Не думал, что всё действительно так... плохо, — спокойно сказал Джон, с достоинством перенося удар, — Что ты ничего не помнишь. До сих пор.
Грач говорил нормальным тоном, его голос даже не дрогнул. А лицо не выражало ничего, что могло бы его скомпрометировать. Много воды утекло с тех пор, когда им могли завладеть эмоции. Теперь он был успешным молодым человеком, с презентабельной внешностью и худо-бедно престижной должностью. И, конечно, уже давно решал проблемы иными методами, чем рукоприкладство. Жизнь в Лютном Переулке многому его научила. Да и Робардс был вовсе не главным врагом в его жизни. В конце концов, они некоторые время дружили.
Следующий вопрос окончательно выдернул Грача из собственных мыслей. Он сосредоточился не на школьном враге (или друге), а на том парне, который стоял перед ним в данный момент. Который глубоко закопался в собственные переживания, и это было чем-то новеньким. Грач пристально наблюдал за ним.
— Не совсем, — ответил он в прежней спокойной манере, — Я здесь управляющий.
Чем дольше Грач вёл дела, тем реже прибегал к вранью. Зачем придумывать небылицы и после путаться в показаниях, если можно дать уклончивый ответ, который устроит собеседника? Вот и сейчас Грач не соврал. Он действительно был управляющим, и обыкновенные похороны не входили в его функционал обязанностей. Он действительно не один занимался организацией тех похорон, и действительно постарался остаться в тени. Упрекнуть Грача было не в чем. Зато от необходимости говорить на неприятную тему он благополучно избавился.
— Не стоит беспокоиться. Здесь никого нет, кроме нас, - уверил гостя Грач. Он взглянул на часы и взмахнул палочкой по направлению к двери, нашептывая бытовое заклинание. Табличка "Открыто" перевернулась другой стороной, плотные шторы задернулись на окнах витрины.
— Присядь, — предложил Джон и указал на кресло. Он вел себя непринужденно. Так, словно его руки чисты, а из шкафа не рискуют посыпаться припрятанные скелеты. И, конечно, он собирался быть гостеприимным хозяином, — Чем я могу помочь?
Разумеется, ничем помогать аврору Грач не собирался. Но выслушать и спровадить куда подальше - очень даже.

+3

6

Лайонел не знал, намеренно ли Грач ткнул в вопрос памяти, который до сих пор был относительно больным для Робардса. Он ведь вспоминал некоторые детали, ему снились пугающие своей реалистичностью сны, а Ленни позже подтверждала, что это не совсем сны. Как и пророчили колдомедики в компании с колдопсихологами, воспоминания возвращались. Те, что не были связаны с его семьей, скорее со школьными знакомыми, иногда с самой Элеанор, ничего существенного. Лайонел приучил себя верить, что когда-нибудь он вспомнит все, но с другой стороны боялся этого. Что-то же послужило причиной амнезии. Что такого он мог увидеть или пережить, что его мозг решил "ну уж нет, такая херня мне не нужна"? С Руком он уж точно делиться ни деталями своей медицинской истории, ни опасениями не собирался. Потому не стал комментировать.
Весть о том, что Джон здесь не рядовой гробовщик, при всех сложившихся обстоятельствах даже радовала. Но даже так, он принимал больше участия в похоронах Робардсов, чем сам Робардс. Жалел ли Нел об этом сейчас? Может быть. Он временами посещал фамильный склеп и как-то... привык? Если по-началу это выглядело, словно он приходил воздать дань людям, которые были ему совершенно не знакомы, но при этом были какими-то героями, словно на экскурсии в мавзолей. То теперь он чувствовал с ними какую-то связь, которая во многом стала причиной начала этого расследования. Объяснить он это не мог. И каким был практически первый пункт на его пути? Похоронное бюро. Смерть поселилась с ним по-соседству и отказывается съезжать. Речь, конечно, не о Ленни.
Он обернулся как раз вовремя, чтобы застать опускающиеся шторы. Тем лучше, он раскрыл свою личность Руку, но не очень то хотел, чтобы кто-то еще увидел его в Лютном. - Что ж, в твоих интересах, чтобы здесь действительно больше никого не было. Самая большая заинтересованность в этом была, разумеется, у самого Робардса. Но с другой стороны - что подумают о Руке его "клиенты", если заметят его в компании аврора или если пойдут слухи? Сомнительная радость для подобного бизнеса. Речь, конечно, не о трупах. 
- Я постою - желание не идти на поводу, подсознательный отказ подчиняться даже в мелочах. Нелу было важно показать, что Джон тут вовсе не хозяин ситуации, даже если встреча проходит на его территории. Он скрепил руки за спиной и спокойно прошел к обнаружившемуся камину. Робардс разглядывал картину, висящую над ним, но на деле не видел того, что на ней изображено. Его мысли витали совершенно не в этой области. - Если нужно что-то достать, любую вещь или информацию, нужно обратиться к Грачу, который гнездится в похоронном агентстве Э.Л.Ь.М. Так мне сказал Брэйди. Наш общий знакомый, не так ли? - Лайонел снова смотрит на Джона, подходит к столу и опирается на него руками. - Видишь ли, год назад кое-кому могла понадобиться информация об одной очень специфической охранной системе. И у меня есть основания полагать, что ты знаешь, кому. Не было у него, конечно, никаких оснований. Рук был невесомой ниточкой, которую всучил ему Брэйди, и она могла оборваться в любой момент. У Робардса не было никаких гарантий, что преступники за информацией или чем бы то ни было еще обращались именно к Грачу. Это всего лишь призрачная надежда, и он за нее цепляется всем, чем может. Вряд ли Рук сразу выложил бы ему что-то такое, что помогло раскрыть дело, но, может, указал бы направление. Если они с Джоном действительно когда-то были друзьями или хотя бы вели вместе какие-то дела, это должно сыграть на руку. Хотя стоило ли вообще апеллировать к совести или чувствам такого человека как Грач, по крайней мере такого, каким он ему сейчас казался? Тут уж скорее стоит попытаться надавить авторитетом Аврората, с которым лучше сотрудничать, а не идти наперекор.
Лайонел пытался разглядеть что-то в лице управляющего, что помогло бы ему лучше ориентироваться в ситуации. Проблема была в том, что допросов Робардсу вести не приходилось, а если и приходилось, он об этом не помнил. Он, наконец, опустился в кресло, предложенное Руком. - Так что, насколько близко мы раньше общались? Достаточно, чтобы доверять друг другу?

+2

7

Само присутствие аврора в похоронном бюро выбивало управляющего из колеи, хотя внешне тот оставался непроницаемым. Робардс словно принес с собой редчайший из артефактов - маховик времени - и повернул стрелки на десять лет назад. Непрошеные воспоминания о школе продолжали лезть в голову. Грач был совсем другим тогда. Более вспыльчивым, решавшим кулаками любые проблемы. В те годы он умел лишь запугивать своих врагов (и это отлично работало). Навык цивилизованного взаимодействия с людьми, более хитрого и дипломатического подхода к получению желаемого, пришел к нему намного позже, с опытом, с первыми взрослыми и по-настоящему опасными делами. С годами в Лютном Переулке парень превратился в хладнокровного, сдержанного, исключительно делового человека. Лишь иногда эмоции заставали его врасплох, вырывались вихрем и уничтожали то, что стояло на пути.
Находиться рядом с Робардсом в одной комнате было опасно. Желание накричать, ударить, попросту вышибить из головы аврора всю придурь и высокомерие - прожигало грудь. Риск быть уличенным в своих ужасных преступлениях - щекотал нервы. Это почти возбуждало. Но Грач лишь пристально наблюдал за своим нежданным гостем, пока тот осматривался. Он не выдавал эмоций и заинтересованности, только с трудом сдержал смешок, когда Робардс отказался от предложенного кресла. Он был так похож на себя прежнего. Но прежнего Нела не было внутри этого странного, задумчивого человека. Осознавать это было больно каждый раз.
— Брэйди, значит, — усмехнулся Грач. Такой подставы он не ожидал! Брэйди ждет взбучка, когда он явится за очередным артефактом или просто покурить после работы. Впрочем, ничего важного он не выдал, кроме одной детали: если единственная зацепка аврора это Брэйди, и он обращается за помощью к жителями Лютного Переулка, его дела действительно плохи. Робардса даже стало жалко. Всего на одну секунду.
— Такие серьезные основания, что вместо того, чтобы вызвать меня на допрос, ты пришел сам? — спросил Грач, стараясь не выглядеть враждебным не смотря на суть сказанного. Робардс давно мог предъявить значок и не сюсюкаться с ним, раз никаких ностальгических воспоминаний о школе больше нет. Почему он этого не сделал? Почему вёл диалог иначе? Почему пытался надавить напоритыми речами, угрожающе нависая над его столом? Грач не дрогнул под испытавающим взглядом аврора. Даже бровью не повел.
— Ты не ведешь это дело, неправда ли? — озвучил юноша свою догадку, и с видом победителя откинулся на спинку кресла, — И я в полном праве тебя выставить.
В ответе Грач не особенно нуждался, всё было и так ясно. Робардс вероятно совсем отчаялся, раз решил самостоятельно провести расследование и явился в Лютный Переулок. Информация о том, что аврор пришел к нему самовольно - немного успокоила парня, ситуация становилась менее рискованной. Грач должен был избегать любых контактов с правоохранительными органами: кто будет вести с ним дела, если он окажется на настоящем допросе? Выйдет ли он из министерства живым, если к нему применят легиллименцию? Точно не после всего, что он совершил. А с отдельно взятым Робардсом можно было справиться. Тем более, что пока аврор не выглядел слетевшим с катушек настолько, чтобы нарушить закон и влезть в его голову.
Наконец Робардс сдался и присел в предложенное ранее кресло. Его последняя реплика лишь укрепила мнение Грача о том, кто является хозяином ситуации. Джон произнес парочку заклинаний и левитировал к столу графин с огневиски и два стакана, которые сразу же наполнились.
— Достаточно, чтобы вести дела, — максимально доверительным тоном ответил Грач. Он поборол искушение выдать ответ, первым пришедший в голову. Было бы так забавно разрушить идеальный оборонительный фасад Робардса, насладиться его реакцией. Грач выдал тихую полуулыбку-полуусмешку, и со стороны это выглядело вовсе не ядовито, словно веселье в нем вызвали какие-то теплые воспоминания о прошлом.
— Я помогу тебе, что бы ты ни задумал, — сказал Грач и отпил из своего стакана, — Как в старые времена, знаешь... Не знаешь, конечно, извини.
Разумеется, бывшим слизеринцем двигал вовсе не альтруизм. Он хотел владеть ситуацией, полностью контролировать действия Робардса и тем самым обезопасить себя.
— Взамен ты должен пообещать, что я буду в безопасности. И все мои информаторы тоже. В Лютном свои порядки, и ты здесь гость. Ты никого не сдашь Министерству, — Грач счёл нужным обозначить правила игры. Робардс должен понимать, во что ввязывается, а ещё лучше - отступить и вернуться в свою мягкую безопасную постельку. Только одного взгляда на Нела хватало, чтобы понять: этому не бывать.
— Ты бы лучше выпил, — добросердечно посоветовал Грач и продолжил, — В общем, ты прав. Ко мне приходили с подобным вопросом. Это была девушка. Светлые волосы, пышные формы, высокая... Та, которую обвинили в итоге, судя по газетам. Только я не работаю с новенькими без рекомендаций. Есть один мужик в Лютном, который за неё поручился. Можно начать с него.
Грач снова приложился к огневиски и посмотрел на Робардса:
— Ты чего вообще добиться хочешь?

Отредактировано John Rook (2017-12-10 00:08:18)

+2

8

Грач оказался проницательнее, чем Робардс от него ожидал, и это напрягало. Лайонел начал бы потеть и нервно ерзать в кресле, если бы чуть хуже контролировал себя. Вот уж над чем он терял контроль, так это над ситуацией. Он выскальзывал из рук и перетекал в победно скалившегося Джона, так что Нелу хотелось от души съездить ему по роже. Чего он вообще ожидал? Что все в Лютном туповатые, легко поддающиеся манипуляциям, а тут придет великий и наимудрейший Лайонел, и все внезапно падут ниц, расскажут ему все, что знают, и напоследок пообещают, что переулок станет местом образцового поведения, а не криминальной клоакой? Признаться, звучит подозрительно похоже на того Лайонела, о котором ему рассказывала Элеанор. Рук словно вылил на него ведро ледяной воды, заставил очнуться и вернуться к весьма поганой реальности. Робардсу, тем не менее, не хотелось открыто признавать, что он прав. Это нещадно хлестало по гордости. - Аврорат может невзначай получить наводку на некоего Джона Рука и его возможную связь с этим делом. И тогда тебя точно ждет полноценный допрос в штабе, с применением сыворотки правды и легилименции. Так что ты предпочтешь? Нашу приятную, дружескую беседу или свое полное право выставить меня за дверь? - Робардс расслабился в кресле. Рук хочет сменить правила игры? Замечательно, пока Нел может подстроиться. И Грач, если он не туп, а он не туп, сам прекрасно понимает, в каком положении оказался. Не важно, в каком количестве и качестве Аврорат появился на его пороге, суть в том, что он там появился.
Лайонел проследил за подлетевшим к ним графином, но от бокала отказался, качнув головой. Он не думал, что Джон захочет его отравить. Просто, каким бы несанкционированным оно ни было, но Нел был на задании, а во время работы он предпочитал оставаться трезвым.
Значит они все же вели какие-то совместные дела в прошлом. Грач заверял его в том, что готов ему помочь. Может из ностальгии, может из чего еще, Робардс осознавал, что пока его не особо интересуют мотивы Рука, хотя по идее должны бы. Нел был ослеплен возможностью и перспективой получить с помощью Джона ответы на свои вопросы. Если бы не это, он бы скорее всего подумал о том, что не просто так его не подпускали к расследованию, о том, что Рук может привести его в ловушку, подставить. Он предполагал, что в случае, если Грач действительно работал с теми или на тех, кто сжег особняк, то он приведет его к ним, а там уж Нел с ними разберется. Очень самонадеянно.
Но обо всем этом он подумает потом, а сейчас надо было хвататься за возможность. Единственную предоставившуюся за последний год.
Лайонел усмехнулся на условия Рука, потому что: - Ты не в том положении, чтобы ставить мне условия, Джон. Кажется, я ясно дал понять, что тебе же выгоднее работать со мной за задернутыми шторами, чем объяснять остальным клиентам, какого черта ты делал в Министерстве. Держать тебя в безопасности? Считай, что я прикрою твою спину, если потребуется. Твоим информаторам ничего не обещаю - Лайонел может и был готов закрыть глаза на то, что кто-то из них делал что-то не особо законное до тех пор, пока он об этом незаконном может только предполагать, но не знает наверняка. Но вот так пообещать не информировать о чем-то Министерство? Это Рук, конечно, загнул - Девушка, о которой ты говоришь, Аманда - Нел, как и большая часть отдела, был уверен, что ее подставили. Ленни говорила, что она была девушкой Лайонела, но они расстались, поэтому что она делала в особняке во время пожара не понятно. Робардса в свое время заколебали ее колдографиями, пытаясь вытянуть из него какие-то воспоминания. Она была красивая и выглядела совершенно незнакомо. А потом информация об Аманде как-то просочилась в прессу и на всю Англию растрезвонили о том, что это она убила Робардсов в отместку бывшему парню. Некоторые желтые газетенки вывернули все наизнанку и выставили ее каким-то чудовищем. Нел чувствовал себя ужасно, его разъедала вина перед Амандой каждый раз, когда он начинал об этом думать. Но сейчас Рук говорит, что к нему приходила именно она? Лайонел засомневался.Представить Аманду в таком месте было сложно даже несмотря на то, что Нел ее не знал. Ну, не помнил. - Ты уверен, что это была именно она? - не дожидаясь ответа, Робардс спросил - Сможешь организовать встречу с этим мужиком?
Рук задал хороший вопрос. Чего Лайонел хочет добиться? - Я хочу знать, кто убил мою семью.
Очевидно. Но просто знать или действительно отомстить? Пока Робардс не был уверен.

+1

9

Такая хрупкая вещь - контроль. Вот он у тебя в руках, а через секунду - безвозвратно ускользает. Но не в данной ситуации и не с таким человеком, как Грач. Не без причин огромная паутина полезных связей тянулась от кончиков его пальцев по всей магической Валикобритании. И неспроста его клиенты были неизменно довольны результатами сделок с Грачом.
Контроль для Грача не был связан с властью и силой. Эти категории имели для него отдельное значение, но в основе его успеха лежало другое - способность меняться в зависимости от ситуации. Грач быстро реагировал и перестраивался, продолжая вести за собой даже самого строптивого оппонента. Как ящерица-хамелеон, приобретающий расцветку окружающей среды, чтобы только выжить.
Грач давно уже не был тем зарвавшимся мудаком, что десять лет назад. Он не решал проблемы кулаками, борясь со своим гневом, подавляя худшие желания - в основном, успешно. Выживание требовало от него изменений. Гибкости. Перестановки приоритетов. Гордость и властолюбие отошли на второй план. Теперь Грач использовал иные методы убеждения и иные способы держать ситуацию под контролем. Он врал ловко и непринужденно, четко понимая, что за человек перед ним и как нужно вести себя. Как добиться желаемого таким образом, чтобы собеседник даже не понял, что его провели за руку по этой тропинке, что его заставили, что на него надавили. Грач просто... мирно беседовал.
Но Робардс, этот чертов Робардс, явно не желал мира. Он брыкался, как девственница, которая по доброй воле пришла на секс-вечеринку. А ведь это ему была нужна помощь Грача, а не наоборот. Джон решил плыть по течению. И дать Робардсу тот накал страстей, который был необходим, чтобы чтобы в итоге разрядить обстановку:
— Какого дементора ты мне угрожаешь, Робрадс? — в сердцах возразил Грач, — Мы не в Хогвартсе, Мерлин побери! Ты пришел в мой дом! За помощью. За информацией. Так какого соплохвоста ты мне тут выдаёшь? Допрос в Министерстве, серьёзно? С чего ты взял вообще, меня это должно пугать? Нет, не отвечай.
Грач позволил своей злости выплеснуться наружу. Только наблюдая настоящие эмоции человека, можно после - ему поверить. Ложь не должна быть полностью ложью. Иначе не сработает.
— Я. Не. Выставляю. Тебя. Никуда, — процедил Грач с напором. И раздраженно, но куда более спокойной добавил, — Сказал же, помогу, чем смогу.
Грач отпил огневиски и откинулся на спинку своего кресла. Он переводил дух или только делал вид - не разберешь. Он обвёл взглядом комнату, улавливая знакомые, но едва различимые в полутьме силуэты. Называя похоронное агенство домом, Грач не врал. Здесь он обрел свое место, семью. Здесь он необратимо изменился и стал тем, кем являлся сейчас. Наезжая на Робардса в ответ, Грач чувствовал себя в полном праве. Должность управляющего в таком серьезном заведении говорила о Граче как о приличном молодом человеке. Незаконную часть его деятельности невозможно было отследить. Да и чем таким страшным он занимался? Торговал чужими тайнами, информацией, знакомствами. О большем Нел не мог знать. Так какого черта Робардс пытается прижать его, словно какой-то криминальный авторитет?
В действительности же предположения Робардса были правдивы и любая из угроз, будь она воплощена в жизнь, могла бы разрушить жизнь Грачу и ещё десяткам людей с которыми он работал. А за последнее преступление ему светило бы двадцать лет в Азкабане. Сыворотка правды. Легиллименция. Грачу могло бы повезти, благодаря связям и магическим способностям. А могло и нет. Проверять он не собирался. И, разумеется, Робардс был абсолютно прав в том, что криминальная карьера Грача закончилась бы мгновенно. Один визит в Министерство, одна статья в Ежедневном Пророке, и всё. Можно самому в гроб ложиться.
— О, я именно в том положении, Нел, — тем не менее, ответил Грач на очередной выпад в свою сторону, — Ты просишь меня рисковать. При том, что сам даже не помнишь нашей дружбы. Вполне разумно с моей стороны - просить в ответ о гарантиях. Или хотя бы удостовериться, что ты понимаешь суть дела.
По скромному мнению Грача, Робардс совершенно не понимал. Вообще ничего. Словно его откатило в развитии до школьного уровня. Самостоятельное расследование в Лютном Переулке - самая бредовая затея из возможных. И невероятно опасная, особенно для кудряшки-аврора. И для Грача, бывшего в Лютном "своим". Если хоть одну мелкую пешку закроют по его вине и об этом станет известно, Грачу нужно будет бояться отнюдь не Министерства. Криминальная клоака всея магической Великобритании - это не Хогвартс. Здесь, при открытой силовой стычке, ему нечего противопоставить врагу.
— Хорошо, меня устраивает, — согласился Грач. Главное, чтобы Робардс понял. Чтобы скукоженная изюминка в его голове, которую он считает мозгом, слегка шевельнулась. Чтобы он отступил и отправился домой пить чай с успокоительными травами. И жить дальше. Не потому, что Грачу не плевать на его безопасность. Вовсе нет.
— Да, я уверен, — подтвердил свои слова Грач. Имя Аманды Филдс часто упоминалось в газетах в связи с делом Робардсов, как и её колдографии. — Абсолютно.
Подтвердить теорию из газет... Самый логичный выбор сейчас, когда Грач ещё не продумал в деталях, по каким лабиринтам Лютного проведёт неуёмного Робардса. И как заставит успокоиться. Впрочем, цепочка постепенно выстраивалась в его голове. Робардс хочет провести расследование? Он его получит.
— Само собой, — кивнул Грач, мысленно прикидывая, кого из своих должников он может заставить сыграть роль поручителя для Робардса. Настоящего он навестит сам, — Тебе понадобится оборотное зелье и подходящее лицо. Я не буду бродить по Лютному с аврором. Без обид.
От последнего признания Робардса, по спине пробежали мурашки. Кажется, только теперь Джон осознал смысл и парадокс этой ситуации. Они оба потеряли семью. Только Робардс хотел найти тех, кто уничтожил его жизнь. Хотел, чтобы свершилось правосудие. А Грач... Грач нашел. И получил свое правосудие. Может, не так уж они отличаются? Сочувствие становилось реальным.
— Надеюсь, поиски правды не сделают тебя клиентом "Э.Л.Ь.М" — горько усмехнулся Грач.
Отступи, Робардс! Просто отступи!

Отредактировано John Rook (2017-12-10 05:10:49)

+1

10

Лайонел усмехнулся уголком губ и качнул головой мол не хочешь, не буду. В любом случае, чем меньше он произнесет вслух, тем лучше. Он мог честно признаться самому себе, что вполне мог сболтнуть лишнего или ляпнуть что-то не то. Непозволительная роскошь в данной ситуации. Оставалось только строить из себя человека, знающего на сто процентов, что он делает. Другое дело - слушать Грача и гадать, что конкретно из всего вываленного было правдой? Кто-то кому-то в Хогвартсе угрожал? Так себе дружба, как ни посмотри. Если она вообще была. Хотя в данном случае это была и не угроза вовсе. Так, описание радужных перспектив альтернативного варианта развития событий. У Рука был выбор, у Робардса он тоже был. И Нел выбрал пойти по пути не самому законному, так что в конце то концов, может они с Джоном не так уж и отличаются.
Но насколько настоящими были эмоции? Робардс печенкой чуял, что верить ему сложно. Он все равно был склонен предполагать, что Грач так акцентирует внимание на своей готовности ему помочь, не из ностальгии по школьным годам, а из нежелания портить себе жизнь открытой связью с Министерством.
Лайонел молча выжидал и не сказать, что это давалось ему без труда. Держать лицо было сложно, а Джон, либо действительно выпустил пар, либо тайно посещал ВАДИ все эти годы. Будь Робардс так хорош, как какой-нибудь Силькерк, например, и будь у него на это время, он бы прошарился по подноготной Рука по полной заранее, а не полагался бы на одни лишь слова Брэйди. А теперь что? Придется верить Джону на слово и не рыпаться? В общем то, рыпаться ему в любом случае было некуда. Маленькая назойливая мыслишка о том, что Грач эту "незначительную" деталь уже раскусил, свербила и не давала покоя.
- Не помню - он не спеша кивнул в подтверждение - Ты можешь это подтвердить? С чего бы мне тебе верить, а? Каждый встречный может сказать мне, что был моим другом. Ключевое слово - был - он почти упомянул, что Ленни почему-то ни о каком Граче ему не рассказывала, но говорить о Ленни, вплетать ее во все это, было нельзя. Он замолчал на пару секунд и положил руки на подлокотники кресла. - Так уж вышло, я начал новую жизнь, не то чтобы по своей воле. Теперь доверие нужно заслужить заново. Ты доверяешь мне, когда я говорю, что прикрою тебе спину? Вряд ли. Так же, как я не доверяю тебе. Придется рискнуть. Нам обоим. На этот раз он не хотел оставлять выбора ни себе, ни Джону. Пререкания были пустыми и создавались только за тем, чтобы либо потянуть время, либо запудрить друг другу мозги. Лишним временем Робардс не располагал, а мозги у него и так перманентно болели весь последний год.
- Я знаю, на что иду. И предполагаю, на что придется пойти тебе. Я все-таки аврор, помнишь, друг? Мы там не только пончики жрем, а умение вытаскивать чужие жопы из пекла у меня после потери памяти не атрофировалось, так что за свою не беспокойся. 
Что Рук подразумевал под сутью дела? Тот факт, что им придется пообщаться со всякими преступными элементами? Что Лютный не радужная страна единорогия? Что те, на кого он пытается выйти, максимально опасны? Вот так сюрприз! Это, наверное, совсем не те же люди, что проникли в один из самых охраняемых особняков, как минимум, Большого Лондона и выжгли не самую маленькую семью уважаемых служителей правопорядка, половина из которых превосходно могла постоять и за себя, и за всех своих близких. 
Хорошо, что Джон, наконец, со всем согласился или сделал вид, что согласился. Лайонел был уже на грани того чтобы повысить тон или как Грач притвориться выпускником ВАДИ. Или вовсе не притвориться. Он и так долго терпел.
Робардс легонько хлопает руками по подлокотникам и встает, прямо намекая, что рассиживаться здесь больше не намерен. - С этим я разберусь - о том, где раздобыть оборотное или как обойтись без него Нел подумает не здесь. Невольно он, разумеется, уже подумал - в Аврорате все на учете, так что оттуда стянуть не получится. Да и совесть бы не позволила. Раз уж он ринулся вести расследование отдельно от Аврората, то разбираться с издержками будет своими силами. Он в последний раз на сегодня смерил Рука взглядом: - Свяжись со мной по зеркалу, как все будет готово. Развернулся и пошел прочь, на ходу накидывая капюшон. Фраза Грача застала его на пол пути к двери, и он замер на месте. - Смотря кого иметь в виду под "клиентом". Того, кто ляжет в гроб, или того, кто гроб закажет? Лайонел не оборачивался к Джону, просто продолжил идти и вышел в Лютный, стараясь не думать о том, что шансы у него пятьдесят на пятьдесят, а клиентом Э.Л.Ь.М.а он уже вроде как стал.

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » дружеская встреча выпускников Слизерина (нет)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC