Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » ночь живого мертвеца


ночь живого мертвеца

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/Ynlb5.gif

ночь живого мертвеца

ДАТА: 1 июля 2021

МЕСТО: Лютный, E.L.M.

УЧАСТНИКИ: John Rook & Gilroy Brady

Похоронное бюро любит своих клиентов платёжеспособными, мёртвыми и без планов к воскрешению.
Иначе как-то неловко получается.

[icon]http://sd.uploads.ru/uX7dR.gif[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-11-21 19:52:47)

+1

2

Мистер Френсис Букер выглядел как добропорядочный волшебник. Парадная мантия, сшитая точно по его меркам, сидела идеально и была дотошно выглажена. Темная шевелюра, чуть тронутая сединой, была уложена волосок к волоску. Начищенными до блеска ботинками можно было освещать улицу.
Можно было с уверенностью сказать - в юности мужчину считали красавцем. Но возраст и хорошая жизнь взяли свое: мужественность лишь угадывалась в чертах его лица, за исключением выдающегося подбородка. Брови были сведены к переносице, и даже с расслабленным лицом это выражение не уходило.
Букер был серьезным, деловым человеком. На протяжении шестидесяти лет руководил семейным предприятием. Успел трижды жениться, обзавестись большим потомством. И, конечно, немалым состоянием, которое включало не только деньги, но и редкие магические артефакты. Френсис был из тех волшебников, что в быту отвергали все немагическое, и даже шнурки не могли завязать без волшебной палочки. Несмотря на новую политику Министерства Магии, таких закостенелых волшебников-конформистов, осталось огромное множество. А в их домах - занятных и не всегда законных волшебных вещиц.
И всё бы ничего, вот только Френсис Букер был... мёртв. Он лежал в гробу, как положено покойникам, и выглядел вполне умиротворенно. Грач стоял рядом и разглядывал старика. Ему ещё двадцати лет не исполнилось, а во взгляде не было и тени страха. После двух лет работы в похоронном бюро, парень стал циничнее прежнего. А наблюдать за покойниками и их родственниками приходилось по долгу службы. Грач наблюдал лишь с небольшим интересом, собирая факты и делая выводы о том, что за человек перед ним. И как он может эту информацию применить.
Сегодня утром Грач имел удовольствие лицезреть всё семейство Букер. Каждый стоил отдельного рассказа. Особенно якобы убитая горем супруга. Заказала премиальный пакет услуг и самый помпезный гроб из имевшихся - так любила мужа. Ага. Будет не удивительно, если именно она отправила старика на тот свет. Грач покойнику не сочувствовал, точно уверенный, что тот не был добропорядочным членом магического сообщества.
Едва его тело пересекло, так сказать, порог похоронного бюро, за личными артефактами мистера Букера выстроилась очередь. Тридцать восемь галеонов отстегнул мистер Джонс за медальон с его шеи. Нашелся покупатель и для увесистого перстня, украшавшего разбухший указательный палец покойника. И даже внес предоплату. Ведь как говорится: нет предоплаты - нет человека. С минуты на минуту должен был прибыть курьер.
В своей деятельности Грач не видел ничего пред рассудительного. Подумаешь! Жители Лютного Переулка и похлеще делишки проворачивают, и ничего. А ему, единственному кормильцу в семье, надо устраивать свою жизнь, выбиваться в люди. Не всю жизнь ведь гробы таскать. А если уж пришлось таскать - надо пользоваться моментом! Мертвым всё равно. Вон их сколько в соседней комнате в холодильных камерах лежит, и никто ещё не воспротивился.
Единственный, кого опасался Грач, - это его начальник. Опасался в эту самую минуту, стоя возле гроба мистера Букера. Босс был не дурак, и наверняка догадывался, что его мальчик на побегушках мутит свои делишки в похоронном бюро. Но вот такие! И прямо вот так! Одному Мерлину известно, как бы отреагировал владелец похоронного бюро, если бы в столь поздний час заявился в свое заведение. Положа руку на сердце, Грач знал, что ничего страшного бы не случилось. Просто старый хмырь заставил бы взять его в долю. Потребовал бы процентов восемьдесят. А делиться Грач не собирался.
Грач лично проследил, чтобы мистер босс свалил из Э.Л.Ь.М. Рабочий день бальзаматора тоже давно закончился. Даже Серен покинула свою каморку. Давно перевалило за полночь. Было то самое время, когда в Лютном переулке становится небезопасно. Самое время для подобных заварушек.
Грач вздохнул и подумал: пора. Он достал из кармана мантии бархатный мешочек и встряхнул. На его широкую ладонь выкатилось кольцо - точно такое же, как на пальце покойного Букера. Бывший слизеринец отличался сообразительностью: идея заменять украденное подделкой пришла почти сразу же, как он начал бизнес. Именно поэтому никто его не поймал до сих пор.
Ничего сложного, серьезно. Нужно просто заменить одно кольцо другим. Как сотню раз до этого. Грач привычно коснулся холодного тела, придерживая руку мертвеца, и потянул за перстень. Тот не поддался. Грач тоже не собирался останавливаться. Он тянул, и тянул, но какая-то магия удерживала кольцо на месте. Сука!
Грач не успел даже глазом моргнуть, как вдруг его пальцы попали в стальной захват. Наконец-то его прежде равнодушное лицо затронули эмоции - недоумение, страх, паника. Мертвец с рёвом поднимался из гроба, готовый защищать самое ценное - перстень. Его глаза горели синим в темноте.
В ужасе парень рванул прочь, пытаясь избавиться от цепкой хватки. Но мертвец кинулся за ним, бросился на него, резво выпрыгнув из своего гроба. Грач отлично дрался в школе, но не мог составить конкуренцию восставшему мертвецу, которому придавала сил магия, дремавшая в кольце. Грач отбивался, прорываясь к своей волшебной палочке, оставленной у входа в зал. Пока руки покойника не сомкнулись на его горле.
Здесь я и умру, - пронеслось в голове.

Отредактировано John Rook (2018-02-01 21:45:53)

+2

3

Шла вторая неделя работы Брэйди, новоявленного, значится, Гилроя на господ Борджина и Бёрка, и, в общем и целом, исключая фоновый стресс с периодическими выбросами адреналина от встреч с местной публикой, Брэйди уже начал чувствовать, что приживается. Он выучил расположение почти всех товаров на полках (а что пару дней назад продал мрачному хмырю вместо черепа коня русского князя череп горной козы, так это ничего страшного... это же коза была, верно?). Он больше почти не испытывал желания спрятаться под прилавком от особенно жутких посетителей и даже выучил, как к кому обращаться, чтобы не схлопотать хук в нос или заклинание в почку.
Он особенно гордился тем, что навострился узнавать постоянных клиентов даже под слоями грязи, пыли, грима и фальшивой бородой. И это всего за неделю с небольшим!
Удивительно, но, получивший работу за прилавком в Лютном от отчаяния и, верно, по очень пьяной лавочке (нет, Брэйди всё ещё не помнил, как это с ним приключилось), он действительно оказался хорош. Сам себя не похвалишь, как говорится... начальство не похвалит точно.
Нет, Борджин вчера вот даже шлёпнул Брэйди по плечу с такой силушкой, что то до сих пор болело, и процедил сквозь зубы и пахучую самокрутку с ядрёным колумбийским табаком:
- Ничо, Кудряш, молодцом держишься! Скоро совсем матёрый будешь.
Брэйди далеко не был уверен, что собирается матереть здесь, в этой... профессиональной нише. Но он не мог не признать: чудом нашедшаяся работёнка спасла его от голодной смерти, ну или что там бывает с магическими бомжами. И жилищный вопрос тоже решился как-то сам собой: хотя комнаты над магазином были отданы под загадочные нужды начальства, а потому для въезда лишнего квартиранта не годились, Борджин уже на третий день нашёл для Брэйди свободную квартирку в маггловском районе, недалеко от чёрного входа в Лютный - "Должен будешь", сказал. Брэйди знал его микроскопически недолго на тот момент, да и на этот тоже, но уже успел понять, что долги были основной разменной валютой Джека Борджина. Быть должным такому, как он? Черевато проблемами, как пить дать, но не в позиции Брэйди было воротить нос: идти ему всё равно было больше некуда.
Бёрк же, по ощущениям, ступал более осторожно; движения кошачьи, нарочито замедленные - то ли наблюдает, то ли готовится напасть. Улыбается при этом по-прежнему холодно-сладко. Если Борджин норовил кинуть Брэйди в самое пекло - по крайней мере, по меркам новичка притормози-я-неделю-в-Лютном, - то Бёрк, напротив, не торопился выказывать доверие. Смотрел оценивающе, с добрую минуту, цокал языком и - "Ммм, нет, лучше сделаю сам".
И покуда метод Борджина работал неплохо: не захлебнулся - значит научился плавать! - метод Бёрка заставлял Брэйди хотеть сделать больше. Уж больно бесило и брало на слабо это злоебучее цоканье!
Вот и сегодня: по разговору боссов Брэйди ещё днём смекнул, что в похоронное агентство неподалёку поступил кто-то именитый и имеющий, чьи артефакты неплохо бы заполучить, и всё ждал какого-нибудь интересного задания... Но день шёл, наступил вечер, а заданий не было. Вечер плавно перетёк в ночь, магазин, честь по чести, давно закрылся, но Брэйди не спешил домой - потому что не спешил и Бёрк.
Рассортировав масляные лампы с предположительными джиннами по цветам и размерам, Брэйди всё-таки не выдержал и постучался в начальственный кабинет с вопросами. Как то: не желает ли Бёрк, чтобы он, Брэйди, наведался в похоронное бюро... например? На разведку... например?
Уже произнеся то, что он произнёс, Брэйди понял, что сам, по собственной воле, напрашивается на визит к покойничкам в ночь глубокую. Можно было бы подумать, что он пытается выслужиться перед Бёрком. Или - что он постепенно превращается в адреналинового наркомана, и ему нужно больше доз, больше приключений! Или - что покойнички за полночь ему предпочтительнее пустой, необжитой, пахнущей старостью и одиночеством квартиры.
Но он старался не задумываться и потому с нетерпением ждал ответа под пронизывающим взглядом.
- Ммм... - привычно протянул Бёрк, и сердце Брэйди приготовилось опять с разочарованием ухнуть вниз, но продолжение внезапно было другим: - Не уверен, что твоей квалификации достаточно...
- Я квалифицирован! - поспешил заверить его Брэйди. - Подсмотреть? Я могу. Заболтать? Проще простого! Хотите, прикрытие обеспечу - смотрите, я умею в гопак!
Не сходя с места, прямо на пороге кабинета Брэйди продемонстрировал, как он умеет в гопак, пнул комод по правую сторону и чуть не уронил вазу китайского вида.
Умение лихо отбрасывать коленца досталось ему на неделе от одного из покупателей, чей пол он не угадал и чья Таранталлегра до сих пор отдавалось болью натруженных мышц в его ногах и хохотом Борджина в позорных воспоминаниях.
К чести Бёрка, тот сохранил лицо - разве что поострел взглядом, когда покачнулась ваза.
Сплёл пальцы перед собой, хмыкнул, что-то про себя решил. И постановил.
- Прогуляйся пока в их сторону. Они ещё могут быть открыты. Не думаю, что ты сладишь с Грачом, но почему бы не... не попытаться, в самом деле?
Брэйди воссиял и закивал кудрями. Потом уточнил:
- А если закрыты?
По губам Бёрка мелькнула тень улыбки:
- Ты можешь попробовать Алахомору.
Вот и пойми его, издевается или нет.

До E.L.M. прямиком по Лютному было с полминуты ходу - не о чем говорить. Света внутри как будто не было или было несущественно мало, но, приближаясь, Брэйди услышал... какую-то возню? На всякий случай, не зная сам почему, он ускорил ход и, добежав до двери, распахнул её без стука. Она вправду оказалась незаперта.
И да, из глубины помещений определённо раздавались звуки борьбы. Брэйди поспешил на шум.
И сначала не увидел ни хрена, во всяком случае - ничего понятного, пока не подсветил себе Люмосом. Вот тогда расклад сразу прояснился: инфернально, в полумраке и среди гробов, один чувак душил другого чувака - причём с очевидным успехом. Дальше Брэйди не думал - если бы подумал, наверняка бы использовал палочку.
Вместо этого он с криком бросился на спину душегубу.
- А ну отпусти! - завопил он в ближайшее ухо, повисая на душегубе всем весом и оттягивая назад, захватом под подбородок пережимая дыхательные пути. То ли информация через ухо долетела прямо в мозг, то ли кудрявая ноша доставляла слишком много хлопот, но жертву убивец таки отпустил - правда, и Брэйди стряхнул безо всяких усилий, как таракана, всего-то попятившись на шаг-два. Уже встретившись спиной с деревянным полом, тот осознал, что было не так в его ощущениях: слишком холодный был что-то этот душегуб. Иии теперь он поворачивался к Брэйди. Шёл на него, приближаясь, наступая...
- Ступефай! - крикнул Брэйди, наконец вытащив из кармана джинс палочку и спешно отползая назад. Внушительная фигура перед ним сперва замерла как будто бы... а затем как ни в чём ни бывало продолжила надвигаться. Брэйди продолжил отползать - и начал паниковать: - Ступефай дуо! Триа! Да твою же мать!
Глаза, смотревшие на него сверху вниз безо всякого человеческого выражения, светились ярко-синим.

[icon]http://sd.uploads.ru/uX7dR.gif[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-11-21 19:31:18)

+1

4

Смерть была Грачу если не другом, то верным союзником. Они были знакомы с детства, когда мальчишкой он потерял мать. Застал её лежащей на холодном кухонном полу, смердящую, умирающую в луже собственной блевотины и испражнений. Он держал её за плечи, пытался сделать хоть что-нибудь, но было поздно. Сил женщины хватило лишь на обвинение. Джон видел, как застекленели её глаза, чувствовал, как пульс перестал дрожать под кожей. Жизнь покинула Лорен в одно краткое необратимое мгновение.
"- Офигеть, какие жуткие лошади! Это вообще законно детям показывать?" - усмехнулся Джон, приближаясь вместе с друзьями к карете, которая должна была доставить их в Хогвартс.
"- Какие ещё лошади? Здесь ничего нет, разве не видишь? Кареты поедут с помощью магии, правда ведь круто!" - ответил ему одноклассник. Но в том и дело: Джон видел. Даже в полумраке он в мельчайших подробностях видел фестралов - черных крылатых лошадей, похожих на скелеты.
Джон тогда не испугался. Он завороженно смотрел в большие печальные глаза, тянул ладонь к невидимой морде и фестрал потянулся к нему в ответ. Позже Грач отыскал в Хогвартсе конюшню, загон и пастбище, и знакомая стремная морда приветственно ткнулась ему в плечо. Время от времени он возвращался.
Летом перед шестым курсом, когда Грач по обыкновению шатался по маггловскому Лондону, его внимание привлек гвалт толпы. Казалось бы, что такого интересного может происходить в обычном парке? Он протиснулся ближе, к ограждению из желтой ленты. Туда-сюда сновали люди в полицейской форме и без. Пользуясь суматохой Грачу удалось проскользнуть за ленту, скрываясь в листве подобраться к эпицентру событий. Он был достаточно близко, чтобы разглядеть изуродованные тела мужчины и женщины, когда над ухом раздался строгий голос: "- Эй, пацан, а ну брысь отсюда!"
Затем умерла бабушка. Джона вызвали в кабинет директора, провели с ним проникновенную беседу, проводили в морг. Там, стоя возле мертвой старухи, Джон снова не испугался. Он не впервые терял близких, не впервые видел смерть, и по-прежнему глядел с равнодушием и легким интересом. Словно чувствуя холодную ладонь на своем плече, как жест дружеской поддержки. "Он просто в состоянии аффекта" - подумали учителя, когда Грач вернулся к школьной жизни так, словно ничего не произошло. И самое страшное здесь - то, что ему действительно было плевать.
Позже он устроился на работу в похоронное бюро. Его словно тянуло туда, где смерть. Словно от чужих несчастий веяло не холодом, а теплом. Не ужасом, а спокойствием. Каждый день он видел покойников и границы стерлись окончательно. Грач смотрел на мертвые тела как на испорченное мясо. А живых людей, как на свежее, ещё способное пригодиться. Неадекватный ублюдок.
Собственная смерть в планы Грача не входила и пугала до чёртиков. Не просто пугала, а внушала парализующий ужас, застилающий сознание густой пеленой. Джон никогда не подвергал свою жизнь опасности. Он мог рискнуть чем угодно, но не собственной шкурой. И уж точно Грач не собирался умирать по глупости. Быть задушенным ожившим трупом на собственной работе... Он бы точно попал в рейтинг идиотских смертей. Особенно учитывая, как часто парень шутил о восставших мертвецах и своей работе.
Грач боролся с обидчиком отчаянно, пытался вырваться из захвата. Магия кольца словно сделала тело монстра каменным. На краткий миг Грачу удалось освободиться и сделать новый рывок, но мертвец нагнал его снова. Джон подумал о том, как коллеги найдут его тело. Совсем как тогда, когда он обнаружил свою мать. Должно быть, это будет Серен, когда приходит на работу всегда вовремя. Или это должно случиться раньше, когда явится за кольцом курьер...
- А ну отпусти! - раздался воинственный клич, позади мертвеца мелькнули чьи-то кудри, и руки мертвеца на шее разжались. Грач не стал ждать второго шанса, и отполз в сторону. Он жадно хватал ртом воздух. Спотыкаясь о собственные конечности, Грач попытался подняться, и  как только ему это удалось - рванул к своей волшебной палочке.
Монстр тем временем нашел себе новую жертву. Щуплый мальчишка пытался оглушить его заклинанием. Безуспешно. Грач не мог бросить своего спасителя: ведь он получит немало денег за кольцо. Слухи в Лютном Переулке распространяются быстро. Кем прослывёт Грач, если не сможет провернуть такое простое дело? Уж явно не тем, с кем стоит связываться. Да и труп нужен целым и невредимым.
- Инкарцеро! - немедленно выкрикнул Грач, направив палочку на мертвеца. Волшебные путы связали того по рукам и ногам. Мертвец пытался вырваться из ловушки, веревки на нем угрожающе натянулись. Требовались все магические способности Джона, чтобы его удерживать.
- Надо отрезать ему палец! - сказал Джон, но видимо его не поняли, - РЕЖЬ! БЫСТРО! ОТРЕЗАЙ ПАЛЕЦ! НА КОТОРОМ КОЛЬЦО! - кричал он во всю глотку, еле удерживая врага, - ДАВАЙ ЖЕ!

Отредактировано John Rook (2018-02-01 21:27:18)

+2

5

Как-то иначе Брэйди представлял себе этот поход - скорее, знаете, визит вежливости, от соседа к соседу, я у вас тут на новеньких, вот вам яблочный пирог, заходите в гости, продайте артефакты...
На деле же творилась полная фантасмагория то ли из дешёвых современных ужастиков, то ли из нелепых-смешных начала ХХ века. Только вот Брэйди было не смешно. Ну ни капельки.
Пытаться сдать назад задом по полу от надвигающегося на него неживого убивца - ну такой себе тактический ход, но у Брэйди вместо тела оцепенел мозг, поэтому он просто пятился и пялился - в очи синие, как заворожённый. Попробовать подняться на ноги и дать дёру в его кудрявую голову пока не приходило.
Из ступора его вырвал чужой голос, завопивший откуда-то сверху:
- Инкарцеро!
Брэйди вздрогнул, но связывали, конечно, совсем не его, а зомби-терминатора, что вот-вот - и наложил бы на него лапы свои загребущие, крови человеческой жаждущие. Или не крови? Может, он души высасывал? Или просто чувствовал по отношению к живым видовую нетерпимость?
Выглядел он, при этом, вполне себе как человек, насколько можно было разглядеть в темноте. Мужчина в летах, разве что... несколько озверевший. Издавая странный гортанный звук и обнажая зубы, он рвался из пут, сковавших его движения, и путы не так чтобы достаточно сильно сопротивлялись: на вкус Брэйди, они могли бы проявить больше усилий. Тем не менее, от удушения случайно зашедших кудрявых они его удержали, а потому Брэйди наконец мог безбоязненно (ну почти) подняться на ноги и показать зомбяку с чувством сложенную дулю:
- Вот тебе, а не бублик с маслом! - сердце всё ещё прыгало у него где-то под кадыком, но получилось почти дерзко. Эффект ослабил прыжок юной лани на полметра в сторону, когда душегуб вдруг больно резво дёрнулся к нему из-под верёвок.
— Надо отрезать ему палец! — закричал парниша, который первый оказался в списке будущих жертв: именно он применил заклинание связывания, он же удерживал его сейчас.
- Что? - тупо переспросил Брэйди и перевёл взгляд с парня на всё ещё рычащего и сверкающего ненатурально синим глазом зомбяка, осмотрев последнего с головы до пят. По его разумению, палец был далеко не самой большой их проблемой. Разве что он решит выковырять им глаза...
— РЕЖЬ! БЫСТРО! ОТРЕЗАЙ ПАЛЕЦ! НА КОТОРОМ КОЛЬЦО! — завопил парень, и вот тут до Брэйди наконец дошло. Кольцо! Артефакт! Ну конечно же!
Не тратя время на то, чтобы хлопнуть себя по лбу, он начал озираться вокруг в поисках острых предметов, но очень быстро понял, что здесь и так не видно ни зги - с чего бы было видно ножик? С другой стороны, они находились в похоронной конторе, да ещё и в Лютном, значит, без колюще-режущих тут не могло обойтись по определению.
- Акцио, нож! - крикнул Брэйди и успел смутно понадеяться, что оный не прилетит ему лезвием в ладонь, прежде чем раздался лёгкий свист, и он таки смог вовремя поймать вполне себе прилично выглядящий тесак за безопасную рукоять. - Держи его крепче, - предупредил он парня, и так явно сдерживающего буйного мертвеца из последних сил, выдохнул, вдохнул, ещё раз выдохнул, и кинулся в бой с оружием наголо.
Поймать ледяную руку слишком активного трупа оказалось непросто: как бы Брэйди ни прилаживался, она изворачивалась и хватающими движениями рвалась к его шее, очевидно мечтая сомкнуть на ней пальцы и выдавить к чертям весь кислород. Хм, пальцы... Брэйди замер, подумал (не очень долго) - и шагнул поближе к трупу:
- Окей, на, душ- Агрх! - как и ожидалась, нежное пожатие горла не заставило себя ждать. Зато и рука дёргаться перестала, крепко зафиксировав жёсткую хватку на своём объекте желаний.
Стараясь не сосредотачивать внимание на факте резкой остановки подачи кислорода и боли в области шеи, Брэйди спешно вцепился в руку мертвеца и херакнул ножом чуть выше основания пальцев - как раз под кольцо. Нажим, ещё надавить - Брэйди не очень понимал, что сломается первым: кости на руке мертвеца или его шея - и слышится хруст, и - лезвие ножа проходит сквозь холодную плоть, Брэйди еле успевает затормозить движение, прежде чем лезвие касается его пульса. Хватка на его горле не просто ослабевает - исчезает; Брэйди падает на пол, держась за шею, шумно вдыхая кислород, и почти одновременно с этим на землю оседает и тело в верёвках - уже не зомби-маньяк, просто труп. Без двух пальцев и с одним надрезанным.
Откинув нож в сторону, Брэйди подбирает лежащий рядом с ним палец, на котором всё ещё надет коварный перстень, поблёскивающий мутным камнем. Он снимает его, с усилием, откидывает палец в сторону, взвешивает на ладони артефакт.
- Побрякушка... - бормочет хрипло. Вскидывает голову и ловит взгляд того, с кем только что победил самого настоящего живого мертвеца.
Ухмыляется в пол-лица:
- Это было... круто!

[icon]http://sd.uploads.ru/uX7dR.gif[/icon][sign]   [/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-11-22 00:41:15)

+2

6

Сейчас Джон выглядел едва ли не страшнее своего обидчика. Волосы растрепались, одежда помялась, глаза горели натуральным безумием. Совсем не тот презентабельный вид, к которому стремился Грач в своих фантазиях. Немало лет пройдёт, прежде чем эти фантазии станут реальностью и Грач взлетит вверх по карьерной лестнице. Сейчас он простой гробовщик, обычный парень, работяга. Только в компании отбросов ему было, чем щеголять. Не смотря на все его способности и образованность.
Удерживать мертвеца в объятии магических пут было действительно сложно. Грач был напряжен, как натянутая струна, весь сосредоточен на кончике волшебной палочки. Артефакт придавал покойному мистеру Букеру такую громадную силу, что Грач реально опасался, что тот вот вот выскользнет. А дальше - только Мерлин знает, что придёт в его мертвую голову. Пока нежданный кудрявый сообщник приходил в себя, Джон только и мог, что орать:
- Режь, блядь, быстрее!
Разглядывать и оценивать незнакомца времени особо не было. Но кудрявый оказался в нужном месте, в нужное время, поэтому сомнений у Грача не возникло: это именно тот, кто нужно. Курьер, который пришёл за артефктом. Вот ведь какой провал! Что подумают заказчики, если парниша им расскажет, что сделка прошла с осложнениями в виде воинственного зомби? Нужно было как-нибудь сгладить ситуацию. Потом. Когда они выберутся. Или, точнее, если выберутся.
- Акцио, серезно? - в панике завопил Грач, инстинктивно пытаясь пригнуться. Он был уверен на сто процентов, что можно было бы придумать заклинание получше, чем сраное Акцио! Но в такой стрессовой ситуации ему и самому ничего не шло на ум. А затем из каморки Серен раздался грохот и в комнату влетел здоровенный, сука, тесак!
— Держи его крепче, - сказал кудрявый (так его Грач окрестил про себя, что было совершенно невежливо, ведь ему самому было бы жутко обидно зваться в чьей-то голове "носатым", например) и полез на мертвеца. Грач ответил что-то невразумительно-одобряющее и последовал совету: продолжил держать. И наблюдать за пируэтами кудрявого так, как наверное только врачи наблюдают за ритуалами традиционной медицины, шаманскими танцами какими-нибудь. Ну что ж, Инкарцеро слабело, а на войне все средства хороши! Даже самые идиотские.
Через пару минут всё было кончено. Покойный мистер Букер, лишившись нескольких пальцев, снова упокоился, как положено. А кудрявый, счастливый до усрачки, принялся рассматривать добытый с боем артефакт. Грач привалился к столу, переводя дыхание, пытаясь уложить как-то в голове случившееся. Между прочим, никто не предупреждал его о подобных рисках, когда он устраивался в похоронное бюро! Подумал ли он о смене места работы? Ни в коем случае! Такое веселье нельзя пропускать. Грач хрипло рассмеялся.
— Это было... круто! - как нельзя лучше выразил его мысли кудрявый, с которым настало время познакомиться. Грач теперь обязан ему жизнью, что ли?
- И не говори, - усмехнулся Джон в ответ и протянул ладонь для рукопожатия, - Я Грач. Рад встрече!
Впрочем, расслабляться было нельзя ни в коем случае! Вдруг кому-то из сотрудников агентства придёт в голову заглянуть на работу посреди ночи. За забытыми вещами, скажем... Вдруг явится владелец собственной персоной и застанет Грача над трупом мистера Букера, находящегося вовсе не там, где положено, в ненадлежащем виде и в неполной комплектации? Да ещё и в компании какого-то незнакомца. И с артефактом в руках. И с подделкой в придачу. Тот запросто мог воспользоваться каминной сетью в своем кабинете или главном зале, и... Ну нет!
- Надо тут прибраться, - озвучил очевидное Джон. Комната и впрямь напоминала поле боя. Он подвинул стол, на котором располагался гроб, на прежнее место и вновь направил палочку на мертвеца. - Левикорпус!
Покойник поднялся над полом, его конечности безжизненно болтались. Как и положено! К счастью. Грач выровнял тело в воздухе и аккуратно опустил в гроб. Без тени брезгливости он поправил тело, волосы и костюм. Ну вот! И не поймешь, что случилось.
- Так, дай-ка это мне! - обратился Грач к своему новому знакомому, и не дожидаясь ответа, ловко забрал у него из рук кольцо. Артефакт отправился в мешочек, чтобы нельзя было перепутать его с подделкой. Оставалось придумать, как вернуть на место пальцы. Не кидать же их в гроб отдельно! На этот счёт у Грача уже было в голове решение, - Я сейчас! Найди пока пальцы!
Парень выскользнул из комнаты и направился прямиком в каморку Серен. К полке с готовыми смесями. Покойников частенько привозили в состоянии, непригодном для того, чтобы красоваться в гробу перед кучей родственников. В таких случаях бальзаматорам приходилось собирать человеческий паззл и чем-то соединять его части. Джон общался с Серен достаточно, чтобы точно знать, чем. И где оно лежит. Вся эта возня с трупами ему нравилась.
Грач вернулся со склянкой зелья. Освещая свой путь палочкой, он приладил пальцы на место и капнул немного вонючей жидкости. Конечно, пальцы не приросли на место - лишь кожа затянулась. Косметический эффект. Если особо не шевелить тело, ничего не отвалится. Грач надел на палец мертвеца поддельное кольцо и с довольным видом оценил проделанную работу. Идеально!
- Вот и всё! - довольно улыбнулся Джон, - давай-ка свалим отсюда нахер!
Свалить отчаянно хотелось. И забыть восставшего покойника как страшный сон. Кому рассказать - не поверят даже! Правда, у Грача осталось одно неоконченное дело. Он достал мешочек с артефактом и сунул его Брэйди, уверенно добавив, - Не забудь это. ты же за ним пришёл! И с меня пиво! - Грач хлопнул нового приятеля по плечу, - Погнали!

+2

7

Надо сказать, всё вот эта, вся эта баталия, растянувшаяся, ну от силы, на пару минут, была более захватывающей и экстремальной, чем всё, что случилось с Брэйди со времён его появления в Лютном. Ну то есть, он-то по юности зелёной (полторы недели назад, ага) считал, что в Лютном одни маргиналы да уголовники, и проклятия тут сыпятся вместо "добреутречка", и кровь льётся реками каждую ночь во славу Сатаны. Но нет, на практике репутация переулка себя явно не оправдывала, что, с одной стороны, успокаивало Брэйди безмерно в первые дни, а с другой - разочаровывало все последующие.
И вот! Наконец-то! Случилось! То, о чём можно будет рассказывать внукам, если он до них, конечно, доживёт. Ночью, разумеется, в шторм, в кромешной темноте, подсвечивая лицо Люмосом. Историю о том, как их дедуля победил живого мертвеца.
Брэйди не рассчитывал, что чуть было не придушенный чувак разделит его восторги, но - надо же! Ответом на его шальную улыбку стал хриплый смех, и вскоре ему уже приветственно протягивали руку, представляясь.
- О, - присвистнул Брэйди, - так вот ты какой, Грач! Наслышан, рад знакомству, я... Брэйди. Гилрой Брэйди.
Бонд, Джеймс Бонд. Но новое имя его (точнее, старое второе) как будто всё ещё требовало быть произнесённым, чтобы привыкнуть, свыкнуться с мыслью, что он теперь - другой человек. Звучало максималистски, но Брэйди едва вышел из подросткового возраста, так что ему ещё позволялось.
Пока назвавшийся Грачом прибирался вокруг, Брэйди занял позицию столба с глазами посреди лавки, наблюдая за пацаном. Выглядел тот... ну, немногим старше самого Брэйди, так посмотреть, и, если поднапрячься, Брэйди мог припомнить, что видел его в школе. На ум шли слизеринские цвета, но он бы не поручился. Да и важно ли было всё это, школьное прошлое, здесь и сейчас?
Как по Брэйди, так ни капельки. Какая разница, был ли ты храбрым сыном Годрика или хитрожопым сыном Салазара, если по итогам оба вы оказались в Лютном переулке, в ночном похоронном бюро, где на полу валялись чьи-то свежеотрубленные пальцы. Брэйди гораздо больше зацепил тот факт, что Грач, будучи, опять же, едва ли старше его, уже успел завоевать достаточное уважение Бёрка, чтобы быть им упомянутым. Чтобы быть тем, с кем Бёрк считался. Пытающийся каждый будний день прыгнуть чуть выше головы, чтобы получить, наконец, одобрение треклятого начальства, Брэйди не мог это не оценить... и не преисполниться воодушевления. Значит, это реально - прижиться в Лютном за парочку лет. Значит, это реально - стать здесь кем-то значимым.
Хотел ли он стать здесь кем-то значимым? О, это был вопрос без ответа. Из той породы, что очень хотелось залить пивасиком, чтобы о них не думать.
Пока он зависал, Грач подскочил к нему и, не дав и слова вымолвить, забрал перстень - Брэйди только и успел, что издать ему в спину пару растерянных звуков. Блин, а чего он хотел? Чего вообще рот раззявил? Мог же дать дёру с перстнем раз сто, пока Грач не спохватился, так нет же, стоял тупил. А теперь уже и поздно. Брэйди с досадой потёр лоб. Вот поэтому Грача Бёрк воспринимает всерьёз, а тебя нет, бестолочь!
Грач вернулся, и Брэйди тоскливо следил за его манипуляциями, думая о том, что скажет начальству и как представит свой эпический провал так, чтобы его сразу не уволили. Как вдруг - протянутый мешочек, а в мешочке кольцо, и:
- Не забудь это, ты же за ним пришёл! И с меня пиво!
У меня День рождения, пронеслось в голове Брэйди. Или Рождество. Ханука!
- Дааа, точно, спасибо! - он понятия не имел, с кем попутал его Грач, но поправлять его не собирался ни за какие коврижки. Одно дело - лохануться один раз, но от предложенного словами через рот артефакта и пива впридачу отказался бы только ну последний идиот. - Пиво! Ты читаешь мои мысли, чувак!
Пряча мешочек в карман, следуя за Грачом и посмеиваясь от полноты чувств, Брэйди думает, что ночь определённо удалась.

[icon]http://sd.uploads.ru/uX7dR.gif[/icon][sign]   [/sign]

0


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » ночь живого мертвеца


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC