Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » YOU STOLE MY CAULDRON » We Welcome You


We Welcome You

Сообщений 181 страница 210 из 240

1

ТЕМА ДЛЯ ЗАЯВОК ОТ ГОСТЕЙ


► Игрок, приютивший гостя из этой темы, после принятия его анкеты получит 100 галлеонов.
► Заявка должна быть заполнена строго по шаблону.

ВНЕШНОСТЬ:
Если не можете определиться, опишите типаж - мы вам поможем.
ОПИСАНИЕ:
Все, что вы уже знаете о персонаже.
ПОЖЕЛАНИЯ:
С кем и во что хотите поиграть, в каких сюжетных завихрениях поучаствовать.
ТРИГГЕРЫ:
Чего вам не следует предлагать.

ПРИМЕР ИГРЫ

Обязателен

Код:
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#fedc3d][/td][/tr]
[tr][td bgcolor=#19cbcb][/td][/tr]
[tr][td]
[b]ВНЕШНОСТЬ:[/b] 
Если не можете определиться, опишите типаж - мы вам поможем.
[b]ОПИСАНИЕ:[/b] 
Все, что вы уже знаете о своем персонаже.
[b]ПОЖЕЛАНИЯ:[/b] 
С кем и во что хотите поиграть, в каких сюжетных завихрениях поучаствовать.
[b]ТРИГГЕРЫ:[/b] 
Чего вам не следует предлагать.
[/td][/tr]
[tr][td bgcolor=#d1d1d1][/td][/tr][/table][spoiler="[align=center]ПРИМЕР ИГРЫ[/align]"]Обязателен[/spoiler]

0

181

atlantic написал(а):

Думаю, втайне она всегда мечтала стать аврором, и если сначала шанс еще был, то после укуса на мечте пришлось поставить крест (потому что все конечно очень толерантны и вообще молодцы, но оборотней, я думаю, в Аврорате всё ещё не жалуют).

Почему же, у нас в Академии авроров уже учится Лора Гойл, которую однажды тоже покусал оборотень) Этим летом она проходит практику в аврорате. В Министерстве к оборотням относятся даже приветливее, чем в других местах, в конце концов, именно ММ показывает пример всей Британии, и нынешний министр следит за тем, чтобы пример был положительный)

0

182

Scorpius Malfoy
блин, вот надо вам где-нибудь это зафиксировать что ли, а то у меня весь день крупные непонимашки по поводу того, что можно, а чего нельзя) хотя, может, дело во мне...
просто по тому, что было прочитано в "разумных магических существах", сложилось впечатление, что как бы толерантность к оборотням проявляют, работу найти помогают, но не в госструктурах, а исключительно в частном секторе. оттого и мои сомнения)
в любом случае, задумка в том, чтобы сначала поработать на сидячей министерской должности, а потом расхрабриться до подачи заявления в Академию авроров.

0

183

ATLANTIC, мы перечитаем и, если что, поправим, спасибо)
Из сидячих должностей могу предложить вам вакансию секретаря служащего среднего звена - не руководителя отдела, но, возможно, главы штаб-квартиры того же аврората. Гарри Поттер уже идет к нам, коллеги на форуме тоже найдутся. Конечно, сразу после школы вас бы не приняли на эту должность, но если девушке уже 25-28 лет, у нее было время продвинуться по служебной лестнице)
Кстати, если вы хотите играть политику и отстаивать права оборотней, то напрасно пренебрегаете Управлением поддержки) Там не только раздают бесплатное зелье и щелкают непослушных волков по носу, но и коллективно размышляют о том, как можно улучшить положение оборотней в обществе. При Управлении собираются стаи - группы поддержки, в рамках которых вы, подобно Лаванде Браун (известной писательнице), можете вести просветительскую деятельность среди оборотней или даже вместе с ними выходить на Косую аллею с сонорусом и плакатами. Участие в стаях всем оборотням засчитывает в плюс - в Министерстве любят, когда они проявляют активную гражданскую позицию.

0

184

Scorpius Malfoy
за 7-9 лет работы в министерстве дослужиться до секретаря - это как-то грустно) а не кажется ли вам, что Аврорату нужны специалисты по связи с общественностью? этакий менеджер среднего звена) как бы и не высокая должность, но и не совсем на побегушках. Да и звучит солидно)
А почему я пренебрегаю, я объясню) Сейдж, она как бы за то, чтобы в оборотнях в первую очередь видели людей, которые попали в определенные жизненные обстоятельства. Ей кажется, что группы поддержки нужны тем, у кого есть какая-то проблема. А у неё проблемы нет, у неё есть особенность, вот и всё. И продвигать она будет если будет идею о том, что мы все одинаковы, просто у нас у всех разные особенности. И да, под эти особенности нужно подстраиваться: строить пандусы для инвалидов, создавать комнаты для молитв для существ разных религий, или вот давать оборотням пару лишних выходных в месяц вместе с бесплатным зельем) Ну и слово стаи ей абсолютно чуждо, потому что стаи - это про зверей. А мы всё-таки разумные существа, которым просто иногда требуются особые условия для комфортного существования. Причем для комфортного существования других) Ну и если Сейдж будет в политике продвигаться, то как индивидуальность, разумное существо, а не как зверь. Потому что в первую очередь она себе позиционирует именно так, а оборотнем она является только одну ночь в месяц, в полнолуние, и то только физически. Немножко сумбурно, но вот так я размышляю на эту тему)

0

185

ATLANTIC, интересно размышляете, продолжайте)

atlantic написал(а):

за 7-9 лет работы в министерстве дослужиться до секретаря — это как-то грустно)

У секретарей тоже есть своя иерархия. Но да, за 7-9 лет вы и до секретаря главы отдела могли дослужиться)

atlantic написал(а):

а не кажется ли вам, что Аврорату нужны специалисты по связи с общественностью? этакий менеджер среднего звена) как бы и не высокая должность, но и не совсем на побегушках. Да и звучит солидно)

В имеете в виду пресс-аташе, того, кто отбивается от журналистов и делает официальные заявления вместо руководителя?

0

186

Scorpius Malfoy
Продолжу размышления уже после регистрации)

Боги, а ведь всего то формулировку поменяли, а звучит в разы серьезнее.
Да, примерно это я и имела ввиду. Но как бы хозяин - барин; откажете - пойду в секретарши)

0

187

atlantic написал(а):

Боги, а ведь всего то формулировку поменяли, а звучит в разы серьезнее.
Да, примерно это я и имела ввиду. Но как бы хозяин — барин; откажете — пойду в секретарши)

Мы посовещались и решили, что конкретно в аврорате такой должности нет - зато есть в целом в Отделе магического правопорядка, равно как и в других отделах. У каждого пресс-аташе есть личный ассистент, в их обязанности входит организация и мониторинг прессы, короче, придется писать пресс-релизы, собирать конференции, отслеживать, что о вашем отделе пишут в СМИ, распространять новости для публикаций, такое. Девушку до тридцати могут принять на работу, но для этого ей понадобится опыт работы журналистом, ибо придется писать много, часто и в новостном стиле)
Мне нравится, каким вырисовывается ваш персонаж, приходите скорее! Министерских как раз не хватает)

0

188

Scorpius Malfoy
Отдел магического правопорядка в целом меня вполне устроит)
Всё пропишу, всё будет!)
Мне тоже нравится, скоро буду!)

0

189

ATLANTIC, ждем!)

0

190

ВНЕШНОСТЬ:
Aubrey Plaza
ОПИСАНИЕ:
Джиллиан Поттс, 32 года. Окончив весьма недурно Хогвартс (факультет Хаффлпафф), отправилась в кругосветное путешествие – постигать все прелести жизни. Например, побывала в Италии, даже немного выучила язык: ведь Мартини бывает как ‘rosso’, так и ‘bianco’. Два года спустя, она вернулась на родину и долго перебивалась с места на место, пока не осела в Министерстве Магии – запихнули по протекции в Бюро регистрации и контролю вампиров или Управление поддержки оборотней (в зависимости от того, кого на форуме больше). Та самая «фифа» из канцелярии, у которой живая очередь за справками превращается в мёртвую. Большую часть времени проводит либо на обеденном перерыве или в туалете, собирая сплетни – и так до пятницы. Знает самые злачные места в городе. Обладает весьма специфичным чувством юмора. Практически каждую историю начинает с фразы: «Однажды, когда я делала минет…». 
ПОЖЕЛАНИЯ:
В любых. И, разумеется, в министерских.
ТРИГГЕРЫ:
Открыта к любым предложениям.

ПРИМЕР ИГРЫ

День постепенно подходил к концу: на калифорнийском небе вот-вот покажется пухлая луна; в окнах догорали последние солнечные лучи, а зайчики-непоседы, видимо в спешке, отпрыгивали от стёкол и исчезали из виду. На душе не спокойно: казалось будто кто-то, где-то там далеко-далеко, тянет кота за яйца – в ушах стоял пронзительный истошный вопль; потом дознавателю и вовсе послышался скрежет ногтей по доске, любимая забава учителей младшей школы. Наверное, стоило бы прилечь, провалиться в сон и навестить старого друга – Орфея – в его царстве, но эти мысли, словно пчелиной рой, всё жужжали и жужжали в голове, перед ними даже душ оказался бессилен.
Процедура дознания началась, мягко говоря, неважно: попался чересчур неразговорчивый «товарищ» с лицом-кирпичом, обладающий полезными разведданными. Кругом война; дорога в побочный штаб заняла не так много времени, хотя Верити успела невольно провести детальный подсчёт битого стекла (более трёх тысяч осколков) и своим орлиным взглядом отыскать едва поблёскивающие пули, застрявшие в некогда излюбленных торговых центрах и супермаркетах.
– Пора бы тебе начать говорить, – сказала она обыденным тоном. – Не хочу показаться самым злобным ребёнком в песочнице, но за железной дверью у меня за спиной притаилась парочка «вышибал», по секрету, я их называю Траляля и Труляля (их выдала характерная лысина), готовые в любой момент, по первому моему зову, – щёлкнула пальцами для придания своей речи драматичности, –  ворваться сюда и выбить из тебя всю дурь.
Встав из-за стола и зайдя за спину пленника, женщина наклонилась к его уху и прошипела. – А, затем, когда тебе покажется всё происходящие сном, я вколю тебе лошадиную дозу адреналина и, вместо лёгкого воздействия на психику, перейду к откровенному насилию. – Уайден сделала паузу, а мгновение спустя добавила. – Пожалуйста, позволь мне поиздеваться над тобой. Конечно, есть вероятность, что твоё сердце не выдержит такие нагрузки, ну, и даже в смерти есть плюсы – передашь от меня привет Стиви Уандеру.
Прошло полчаса.
– Ладно, оставим пустые угрозы и, наконец, перейдём к делу. Только учти, отказываясь сообщить нам местоположение отряда Вигилантов, ты обрекаешь себя на муки и страдания. Пока парни будут тебя колошматить, я спою тебе песню Тейлор Свифт. Я ужасна в этом – медведь наступил на ухо и изрядно на нём поплясал. Ты предпочитаешь «Shake it off» или «Bad blood»?
Пятнадцать минут спустя.
– Израненный и такой невозмутимый… А, ну, нахер. Отдайте его Марджери – я одна не вывожу.
С позором и разбитой задницей (по какому-то странному стечению обстоятельств, её доставили обратно на повидавшем виде Уазике, который так и норовил взлететь на каждой попадающейся по пути кочке) вернувшись в главный штаб, Верити прямиком отправилась в зал: как известно, спорт – лучшее лекарство от любой напасти.
Пульсирующая боль в руках подсказала женщине, что, наверное, стоит прекратить истязать себя: война в самом разгаре, впереди ещё столько дерьма выльется. Ей нужно что-то с этим сделать и как можно быстрее. Всё полетело из рук, когда пришли тревожные вести из дома престарелых, куда Уайден определила отца. Был человек – и нет его. Возможно, стоило обратиться за помощью, но до этой самой поры она умудрялась оставаться хладнокровной и беспристрастной.
Пробило полночь или около того – Верити не следила за часами. Сидя на кровати и залипая в планшет под аккомпанемент своей соседки, женщина решила немного пройтись: пустые коридоры – тишина, спокойствие, –  настоящая благодать. Дознаватель толком и не заметила, как свернула на кухню. И как рука потянулась к заветной банке с арахисовой пастой. Но её уединение было прервано…
– Виновна, – пробубнила женщина и выдавила из себя короткий смешок. «Хэйз только вошёл или уже был здесь – чёрт его знает; я прямо дурнею на глазах, когда добираюсь до сладкого. Ой…».
– Будешь? – поинтересовалась она, по-хозяйски, пододвигая тарелку к Джейсону, на котором, не много не мало, лежало десять сладких сэндвичей. Стараясь избежать неловкости, Верити неожиданно ляпнула:
– Ты никогда не задумывался над тем, зачем на обратной стороне компаса зеркальце?

0

191

POTTS, гспди, у меня вот ни один персонаж с вами особо не пересекается на первый взгляд, но ААААААААА вы охуенны хдд
Я вам сейчас постараюсь сюда подогнать оборотня, который должен ненавидеть ваши мёртвые очереди!
(Ну и на самом деле я бы всё равно с вами поиграл, хотя вы в Министерстве, а я в Лютном - последний таки злачнее некуда)

Отредактировано Gilroy Brady (2017-10-09 17:39:43)

+1

192

ОБОРОТЕНЬ ПРИБЕЖАЛ И ОБОРОТЕНЬ С ГИТАРОЙ В ВОСТОРГЕ
я слишком давно ждал хоть кого-нибудь из министерства, да

+1

193

POTTS, Вы выглядите очень классно! Мне нравится ваш подход к рассказам о жизни. У меня нет связей в министерстве (пока), но я была бы рада познакомиться)

+1

194

POTTS,  А я чую в вас дух Парков и зон отдыха, и сердечко радуется.
Приходите,  вон с вами сколько желающих зазнакомиться)

+1

195

Potts написал(а):

в зависимости от того, кого на форуме больше

У нас два вампира (один из них не очень активный, зато второй смешной) и два оборотня (с одним вы знакомы, а другой работает в Министерстве - это славная барышня в вашей возрастной категории). Мы будем рады любому вашему выбору!)
От себя добавлю, что тоже хотел бы познакомиться с гэпэшной Эйприл)

+1

196

ВНЕШНОСТЬ:

Sid Ellisdon

https://78.media.tumblr.com/tumblr_m0qnfyVs7n1qb06n5o1_1280.jpg

ОПИСАНИЕ:

я как-то начал писать и не смог остановиться, извините

я очень извиняюсь, но текст повторно не прочитал и не вычитал после волны вдохновения, так что, наверняка, могут попасться ошибки
I. Глава, с которой все начинается
Мэделин Гамп тяжело было назвать красавицей. Бедняжка, к сожалению, собрала от своих родителей все самые дурные черты их внешности - от отца ей досталось коренастое телосложение, крупный нос картошкой и короткие пальцы, напоминающие сордельки, от матери малышка Мэдс унаследовала жесткие и колючие рыжие волосы, пухлые, словно бы ужаленные осой, губы и большую грудью, которая не была бы таким явным минусом, если бы Мэделин умела ее правильно использовать. Окрестить Мэдс "умницей" язык также не поворачивался. Она никогда не хватала звезд с небес при том, что была достаточно трудолюбива, усердна и старательна за исключением тех моментов, когда начинала мечтать, а помечтать Мэделин любила, и особую роль в этом сыграли женские бульварные романы, которыми сперва была завалена ее комната в доме родителей, а затем и небольшая квартире в Лондоне, которую она сняла, когда начала жить отдельно, проходя практику в Министерстве Магии, после того, как ей удалось  - пускай и не очень блестяще - закончить Хогвартс. Большую часть рабочего дня Мэдс проводила за нудной бумажной волокитой, которую на нее сваливали абсолютно все, у кого находились более важные дела, и, как правило, такие дела находились практически у всех. Мэделин не умела отказывать. Она послушно заполняла один отчет за другим, мечтая о том, как вернется домой к оставленной с вечера книги, чтобы наконец-то узнать, как же именно мистер Уокер сделает предложение своей кузине. И сколько бы отчетов не опускалось на ее стол, первым малышка Мэдс бралась за те, которые ее просил - если данный глагол вообще уместен в данном случае - заполнить мистер Макнейр. Как и сама мисс Гамп, Уолден Макнейр не был красавцем, к тому же у него была дурная репутация не только из-за прошлого, но и из-за настоящего, но скромную и неловкую Мэделин отчего-то влекло к нему. Возможно, всему виной было то, что Уолдена так же не пользовался любовью в коллективе, но в отличие от самой Мэдс достаточно стойко сносил обидные насмешки и комментарии в свой адрес. Может быть, она просто заставила себя поверить, что любит его, потому что ей хотелось кого-нибудь любить. И, никто не исключает того, что, как и в большинстве случаев, за возникновением чувств ничего не было сокрыто, и Мэделин Гамп просто полюбила Уолдена Макнейра только за то, что он просто жил здесь и сейчас. Нельзя сказать точно, испытывал ли Макнейр к девушке ответные чувства, но они ему безусловно льстили и он великодушно позволял малышке Мэдс любить себя. И она любила. Так сильно, что порой ей было даже больно.
Уолден не всегда считал нужным обращать внимания на чувства Мэделин, напоминающей ему верного и послушного мопса, что смотрела на него преданно-влюбленными глазами, и порой забывал об ее существовании, даже если она находилась с ним в одном комнате. И так его тайны становились их общими. Он не ожидал от нее предательства или бегства - слишком уж сильно в нее проросла любовь к нему, и Макнейр этим пользовался. Когда у него не было денег, он брал их у своей малышки Мэдс. Когда ему хотелось секса, он шел к своей малышке Мэдс. Когда ему нужно было поговорить с кем-то из своих старых знакомых,  они располагались в гостиной его малышки Мэдс, пока та суетилась на кухне. Порой ее излишняя любовь и привязанность к нему раздражали и злили  Уолдена, и тогда он мог даже поднять на Мэделин руку, но она всегда прощала его, даже если он не нуждался в ее извинениях. Возможно, когда-нибудь, решив, что ничего более удачного ему не подвернется, Макнейр и сделал бы Мэделин Гамп предложение, но Он вернулся. а затем началась война... В тот день, когда кирпичная крошка хрустела и стирала его кожу до белизны гостей, и Уолден был готов попрощаться с жизнью, Мэделин отыскала его. Нашла как верный пес - коротколапый и толстозадый мопс, который весьма забавно смотрелся среди погрома, разрухи и непрекращающихся выкриков заклинаний и стонов. Он позволил себе обмякнуть в ее руках, уткнувшись носом в колючую капну жестких рыжих волос, и она перенесла их туда, где не было ничего - опустевший дом ее родителей.
II Глава, в которой появляется сын и теряется отец
Они прожили вдвоем целых два года, за это время Уолден несколько располнел на стряпне Мэделин, а та в свою очередь похудела, как если бы Макнейр питался не обычной пищей, а ее жизненной силой. Малышку Мэдс иссушала работа в Министерстве, из которого ее чуть было не выгнали после того, как узнали, что она "якшалась с одним из этих". Но, выдержав ни один допрос с пристрастием, Мэделин сумела остаться на своем рабочем месте, испытывая страх каждый раз, когда ей приходилось покидать или возвращаться домой. Уходя, она боялась, что уже не сможет вернуться, а, приходя обратно, тряслась от страха, что не застанет Уолдена, который частенько, пребывая в плохом настроении, грозился, что уйдет. Разумеется, ему некуда было идти, и он это знал, и Мэдс это знала, и все же он пугал ее этими словами, а она послушно пугалась.
Весной двухтысячного года Макнейр начал замечать какие-то странные перемены в Мэделин. Она словно стала красивее. Это было странно, непонятно, но глядя на ее пухлое, не утерявшее детской нежности, лицо, на проступающую из-под одежды окружность живота, на эти нелепые рыжи волосы, Уокер, разорви вас горгулья, находил свою Мэдс, если не красивой, то хорошенькой. Она никогда такой не была. Уолден, не отличавшийся особой тактичностью и не терпящий на себя различного рода магических воздействий, спросил Мэделин напрямую, хорошенько ухватившись рукой за ее еще увеличившуюся грудь: что здесь, сожри тебя дракон, происходит? И она призналась, смущенно краснея и прикрывая свой порядком выпячивающийся живот, что у них будет ребенок. Когда этот кричащий звереныш появился на свет, то было решено, что Уолден даст ему имя, а Мэделин свою фамилию, вопреки всем ее желаниям назвать сына Уолден Макнейр младший, они окрестили его - Бенедик Уолден Гамп. Когда Уолден стал отцом ему пятьдесят шесть лет, а Мэделин в том году исполнилось двадцать шесть.
Бенедик был шумным и поперечным ребенком. Казалось, что он не замолкал ни на минуту, а, когда его просили помолчать или хоть немного успокоиться, он принимался голосить еще сильнее. Так что нет ничего удивительного, что Уолден, никогда не задумывающийся о детях и не хотевших их, не испытывал теплых чувств к собственному отпрыску, с которым ему приходилось проводить время, пока Мэделин работала, рассказывая в Министерстве о том, как же ей повезло найти такую прекрасную нянюшку как миссис Сеймур. "Миссис Сеймур", к слову, нянюшкой был так себе, но, по крайней мере, не забывал о таких банальных вещах, как чистые пеленки и заполненное брюхо младенца. Все несколько усложнилось, когда Бенедик начал ползать, а сломленный ревматизмом и потерявший свою палочку еще во время битвы при Хогвартсе Уолден едва мог за ним поспевать. Не, чтобы он переживал за ребенка, просто не горел желанием выслушивать плач Мэдс, если тот случайно погибнет по чьему-то злому умыслу и недогляду. И все стало окончательно хуже, когда Бени научился говорить. Он не затыкался ни на секунду, извергая вопросы, замечания, свои собственные заключения с поистине поражающей скорость. Порой Макнейр ловил себя на мысли, что дементоры не так страшны, как отцовство, но он достаточно быстро заставлял себя выкинуть подобные мысли из головы, пытаясь отыскать хоть какие-то плюсы в этом нелепом и маленьком существе, пробующим встать и каждый раз ударяющимся головой о столешницу. Было странно наблюдать за ним, понимая, что это - твое продолжение, твое наследие и твое будущее. Вскоре его, Уолдена Макнейра, не станет, а этот ребенок будет жить, взрослеть и совершать плохие и хорошие поступки. Каким он вырастет? Если пойдет в мать, то не очень умным. А, если в него? Эта мысль занимала Уолдена, и с тех пор, как она зародилась в его голове, он начал пытаться разыскать в сыне признаки себя самого.
Бенедик был не только непоседливым, упрямым, но еще и ужасно вспыльчивым. Казалось, что он мог разозлится на все, что угодно - от потерявшейся машинки до цвета тарелки, в которой Мэделин дала ему кашу. И в такие минуты, когда Бени не мог найти другого выхода для эмоций, он принимался орать. Громко, надрывно, заходясь в кашле и чуть ли не задыхаясь. Успокаиваясь на несколько минут, он вновь принимался вопить, не успокаиваясь даже тогда, когда машинка находилась, а каша отправлялась в другую тарелку. Со временем, взрослея, Бенедик уже не только вопил, но и пускал в ход свои маленькие, плотно сжатые кулаки. В порыве ярости он мог бить по столу, по игрушкам, по стенам, даже по матери, но никогда не замахивался на отца. Он только мог сверлить старика обиженно колючим взглядом, упершись своими толстыми ножками в пол и вцепившись пальцами в плюшевого медведя. Макнейра это только забавляло - ему нравилось наблюдать за злостью ребенка и было приятно, что тот не считает возможным поднять на него руку. Возможно, он даже смог полюбить бы его, если бы у него было чуть больше времени... Они перестали быть столь осторожными. Прошло много времени, и тревога поутихла. За эти все эти семь лет Уолдену порядком осточертели стены дома родителей Мэделин, и однажды, воспользовавшись тем, что Мэдс на работе, а Бени спит, Макнейр отправился в Лютный. Быть может, он не изменился так сильно, как считал. Кто знает, возможно, за домом Мэделин все это время следили и только ждали, когда он проколется. Кто знает, может, все это было просто случайным стечением обстоятельств, но когда Уолден допивал вторую кружку пива в пабе, в тот вбежал отряд авроров. Целый отряд, чтобы задержать одного немощного старика, все же попробовавшего сбежать. Одни говорили, что кто-то из молодых авроров не выдержал и выстрелил ему в спину. Другие утверждали, что у Макнейера случился сердечный приступ. А третьи были уверены, что это и вовсе был не Уолден Макнейр и эти ублюдки просто напугали несчастного старика до смерти.
Мэделин почувствовала неладное стоило ей только переступить порог дома. Бенедик вопил, сидя на полу в гостиной и звал отца, вокруг него царила полная разруха и хаос, как след первого сильного всплеска магии. Упав в кресло, Мэдс беззвучно зарыдала, не в силах успокоить ребенка, страх и паника которого пропитали все ее нутро. На следующий день, после ночи проведенной в сдавленном плаче и хрупко склеиваемой надежде, Мэделин узнала правду из газеты. Бенедик все продолжал всхлипывать, а она понимала, что не сможет сейчас сказать ему правды и никогда не сможет привести на могилу отца. Где они его похоронят?
III Глава, в которой мы узнаем о Бенедике гораздо больше, чем нужно для знакомства
После того, как их осталось двое, Мэделин продала дом своих родителей и вместе с сыном перебралась в небольшую квартиру в Лютном переулке. Первую пару месяцев, после того Уолдена не стало, ей ничего не хотелось. Целыми днями она лежала на узкой кровати, игнорируя прилетавших с работы сов и требовательных криков Бени, изголодавшегося по ее вниманию и соскучившемуся по еде. Иногда, когда Бенедик засыпал сморенный голодом, Мэдс представляла, что вот сейчас она возьмет палочку, наставит ее на спящего сына и произнес заклинание, которые ни одна хорошая мать не должна говорить, приставив палочку к голове своего ребенка, а затем убьет себя. Она так часто и так ярко представляла себе картину собственной смерти, что просыпаясь Мэделин не раз удивлялась тому, что все еще жива. Впрочем, своей неиссякаемой меланхолией она рано или поздно довела бы и себя, и сына до смерти, если бы не сердобольная соседка, проживающая с ними на одной лестничной площадке. Пожилая миссис Сокер, которая ни разу не была замужем и не имела собственных детей, а "миссис" стала исключительно благодарю возрасту, была властной, но доброй женщиной, страдающей от одиночества и огромной любви, которой ей некому было отдать, пока рядом с ней не поселилась малышка Мэдс и ее бойкий мальчишка. Именно миссис Сокер спала Бенедика от голодной смерти своим восхитительным тыквенным супом с хрустящими гренками. Именно эта бойкая и жизнерадостная пожилая леди подняла Мэделин на ноги и заставила шевелиться и двигаться, чтобы не увязнуть в собственной тоске и печали на долгие годы. "Мужчины - это как пара перчаток" - любила говорить она, усевшись в единственно кресло в гостиной, которая одновременно играла и роль спальни, - "ты можешь получить идеальную пару на свое восемнадцатилетие, а можешь, так и не отыскать подходящей тебе. Но это не значит, что нужно посвятить свою жизнь поиску перчаток или грусти по по поводу их потери, ведь в конце концов, замерзшие руки можно засунуть в карман или спрятать подмышки" - Мэдс не до конца понимала, что миссис Сокер хотела этим сказать, но была ей благодарна за то, что она была рядом, а так же взяла на себя большинство хлопот, связанных с Бени, который с возрастом стал еще более неуправляемым и несносным. Казалось бы, он должен был перерасти свои истерики и перепады настроения - по крайней мере, так казалось самой Мэделин - но становясь старше, Бенедик лишь приобрел способность вспыхивать как спичка от любого слова или неверного действия, что шли вразрез с его желаниями. Он был упертым и своевольным ребенком, который руководил собственной матерью с помощью крика и сжатых кулаков, когда же привычные истерики не помогали добиться желаемого, Бенедик поступал особенно жестоко - он успокаивался и в моментально воцарившей, почти звенящей тишине принимался собирать свои вещи в тряпичный рюкзак, подаренный ему миссис Сокер. Когда он сделал так в первый раз, Мэдс, рассмеявшись, поинтересовалась: куда же это он собрался? И его ответ заставил мисс Гамп побледнеть и судорожно всхлипнуть, пытаясь удержать подступившие к горлу рыдания - он собирался к папе. Бени не очень хорошо помнил отца, и на память ему остался лишь расплывчатый образ, пахнувший чем-то одновременно горьким и кислым. Бенедик помнил - или ему только хотелось помнить - скрипучий смех, странные сказки с пугающим концом и ленивые игры в мяч, когда сухая рука кидала мяч куда-то в сторону, а он бежал за ним следом. Еще Бени помнил каркающий голос, подначивающий его, когда он колотил мать по ногам: сильнее, еще сильнее, ударь ее хорошенько... - со временем этот голос еще ни раз возникал в его голове, подсказывая не самые хорошие и правильные решения.
Манипулировать миссис Сокер было значительно тяжелее, чем матерью, и после нескольких неудачных попыток, Бенедик оставил это дело, высказывая свое недовольство исключительно надутыми губами и бурчанием себе под нос. Но миссис Сокер было плевать на его недовольства. Ее забавляла неожиданная роль бабушки и доброй крестной феи, она отдавала всю себя этой игре, обучая Бенедика читать и писать, пытаясь развить в нем любовь к литературе и обуздать дурной нрав. Бени схватывал все налету, и в этот была самая большая проблема - ухватившись за самое начало, в дальнейшей он терял интерес, и книги с яркими картинками оставались недочитанными, раскраски не обретали цвета и на половине. Единственное, что увлекло и покорило Бенедика на долгие годы, были полеты. На его восьмое день рождение Мэделин и миссис Сокер подарили ему детскую метлу, поднимающуюся от пола всего на несколько метров, но даже и этого оказалось достаточно для того, чтобы в первый же день крохотная квартира Гампов превратилась в поле боевых действий, а сам Бени не только обзавелся десятком синяков, но и лишился пару шатающихся зубов. Счастью его в тот день не было предела. И вопреки всем прогнозам Мэдс, метла не оказалось заброшенной через пару недель, а долго была любимой вещью Бенедика, пока не сломалась на несколько кусков после того, как он врезался на ней в стену дома.
Несмотря на все старания миссис Сокер, по большей части Бени рос как сорняк. С трудом высиживая обязательные занятия на кухне миссис Сокер по чтению, математике, английскому языку и ботанике, Бенедик сбегал на улицу, где его ждала такая же орава долговязых, тонкошеих мальчишек, совершающих набеги на конфетные прилавки и кидающихся камнями в ничем неповинных кошек. Бени достаточно так часто слышал от прохожих, что он пропащий, что рано или поздно, если не изменится попадет в Азкабан, что такими непутевыми мальчишками дементоры завтракают, что поверил в это. Если все вокруг говорят, что ты гадкий, то почему бы не быть таким на самом деле? И Бенедик был. Он влезал в драки, совершал мелкие кражи, за которые всегда расплачивалась миссис Сокер, вылезал ночью из окна на улицу, чтобы просто бесцельно бродить, кутаясь в куртку. И, если честно, то Бени не имел ничего против такой жизни. Его все устраивало, за исключением тех вечеров, когда он приходил к своим друзьям, где ему приходилось смущенно жать руки их отцам. В памяти Бенедика рука отца была тощей, жилистой с пергаментной кожей, и эта рука из воспоминаний совсем не походила на руки отцов его друзей из настоящего. Бени завидовал своим друзьям, но он был достаточно смышленым, чтобы не просить у матери нового отца. Никакой нормальный мужчина не смог бы полюбить малышку Мэдс. Бенедику было десять, когда он категорично отказался продолжать спать с матерью в одной кровати и перебрался на раскладное кресло у противоположной стены комнаты, и это был первый раз, когда он увидел и понял, что его мать может тоже чего-то страстно и сильно хотеть. Мэделин не кричала и не пыталась его ударить, вместо этого она просто упала на кровать и беззвучно разрыдалась, прижав к груди тяжелую подушку. Они не разговаривали несколько дней, мать упорно игнорировали все попытки сына на примирение, и Бени, который до этого дня крутил матерью как ему вздумается, сдался. Он вернулся к ней в кровать и снова начал спать, уткнувшись носом в ее мягкую грудь, а через пару недель ему пришло письмо из Хогвартса.
Сказать, что в тот день, когда они - Бенедик, Мэделин и миссис Сокер - отправились за покупками к школе, Бени был счастливым, значит, не передать его эмоции и на одну десятую. Мэдс искренне боялась, что ее взорвется от переизбытка чувств, а миссис Сокер, до этого много раз представляющая как все это будет выглядеть, только успокаивала ее, стараясь не отставать от несущегося впереди Бенедика, которому хотелось всего и сразу, однако аппетиты пришлось уменьшить. И даже отказ в покупке метлы, категоричный запрет на любую живность в доме и несколько потрепанные учебники не оттенили восторга Бени, достигшего своего пика, когда они пришли за волшебной палочкой. Нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу и чуть ли не подпрыгивая на месте, Бенедик был уверен, что найдет свою палочку сразу же, но пришлось проявить немного больше терпения, чем у него было, прежде чем заветная и самая главная вещь в его жизни удобно легка в узкую ладонь точно была создана только для нее. Это был самый лучший момент за весь день, и еще на протяжении, как минимум, недели Бене вспоминал о нем с особым трепетным восторгом, то и дело подбегая к комоду, в котором хранилась его палочка, и которую ему запрещалось трогать до того, как он отправиться в школу. Ожидания были мучительны и приятны одновременно. Проведший почти все ночи своих одиннадцати лет с матерью Бени и не подозревал о том, что может начать скучать по ней, как только они придут на перрон. Тоска и тревога из-за расставания были чем-то новым и непонятным для Бенедика, и он невольно цеплялся за руку Мэделин, которая, увлеченная разглядыванием чужих семей, казалось не замечала растерянности собственного сына, и это привело к очередной вспышке злости со стороны Бени. Они даже не попрощались толком - она смазано поцеловала его в щеку, прижав к себе, а он чересчур резко дернулся, пытаясь уйти от ее смущающей нежности, которой ему на самом деле так не хватало. Бенедик хотел, чтобы мама ушла, как только он сядет в поезд, но она стояла на перроне еще очень долго, после того как поезд тронулся.
Это было чертовски волнительно стоять во всей этой шумной толпе, дожидаясь, когда назовут твое имя, и тебе придется подняться по ступеням и сесть на высокий стул, чтобы какая-то говорящая шляпа решила: на какой факультет ты отправишься. Мэделин закончила Хаффлпафф, миссис Сокер была выпускницей Рэйвенкло, а его отец, если верить маме, учился на Слизерине. Приятели, с которыми Бени таскался по Лютному, часто рассказывали, что отец обещал выпороть или оттаскать за уши того или иного, если они попадут не на тот факультет. А какой факультет для Бенедика Уолдена Гампа был тем? Вздрогнув всем телом, когда его имя назвали на весь зал, Бени поднялся на сцену и взобрался на стул. Он не был похож на мать, и поэтому не хотел бы обучаться на том же факультете, что и она. Миссис Сокер ему нравилась, но она была чересчур умной. А отец... Он помнился ему как сухая рука, обвитая змеей - и это было последним о чем Бенедик успел подумать перед тем, как шляпа выкрикнула: "Слизерин!" - и один из четырех столов залился бурными аплодисментами. Потом не раз, возвращаясь к этому дню в воспоминаниях, Бенедик будет думать о том: а куда его отправила бы шляпа, не вспомни он руку отца?
Восторг от учебы испарился значительно позднее, чем можно было ожидать от Бенедика. Ему нравились некоторые из уроков, например, Заклинания, Защита от темных искусств и, конечно же, Полеты на метлах, но были и те, от которых хотелось выть мандрагорой - Трансфигурация, и те, которые попросту вгоняли в сон - Травология, История магия. Все усугубляло бесчисленное количество правил, которых следовало придерживаться, если ты не хотел быть отчисленным. Порой эта идея посещала голову Бенедика, но получаемые из дома письма, в которых миссис Сокер описывала, как она горда за него и как счастлива, заставляли откладывать прерывание собственного образования до лучших времен. К тому же, похвала на занятиях по Заклинаниям так же играла против мимолетных желаний покинуть в Хогвартс и отправиться в какое-нибудь удивительное путешествие. Возможно, заведи Бени друзей, он сумел бы отыскать удивительное путешествие и в стенах школы, но его дурной и вспыльчивый нрав сыграл с ним злую шутку, и ему так и не удалось стать для кого-то чуть больше, чем просто "приятель" или "сокурсник". Помимо подпитывающих эго уроков Заклинаний и действительно интересных занятий по Защите от темных искусств в школе было еще кое-что, что доставляло Бенедику ни с чем несравнимое удовольствие – квиддич. По сравнению с этой игрой, переполненной скоростью, азартом и свободой, все остальные казались детской забавой и не более того. Бени влюбился в квиддич самой искренней и пылкой любовью, на которую он был только способен, и когда ему удалось занять на третьем курсе место загонщика в команде Слизерина, он был готов умереть от радости в ту же секунду. Усердные тренировки, игры, после которых болело и ныло все тело от счастья победы или соленого вкуса проигрыша - это было то, ради чего Бенедику хотелось жить, и он всерьез задумывался о том, чтобы после выпуска уйти в спорт. Миссис Сокер радовал его энтузиазм, конечно, ее еще больше радовали бы его успехи в учебе, но "он хотя бы занимается чем-то полезным и получает от этого удовольствие". Мэделин же не высказывала ни особого энтузиазма по поводу целей сына, ни какого бы то ни было протеста. Ей словно было все равно на Бенедика.
Пугающие равнодушие начало прорастать в сердце Мэделин, когда Бени было уже четырнадцать лет, и он отдыхал дома на летних каникулах. Он и раньше отмечал за матерью некоторую холодность к его рассказам о школьной жизни, но в этот мучительно жаркий июль это стало особо заметно. Если раньше она хотя бы пыталась выжать из себя улыбку и подобие хоть какого-то интереса, то теперь она перестала делать и это. Миссис Сокер, считая Бенедика уже достаточно взрослым, жаловалась, что его мать все больше замыкается в себе, что она почти не ест и перестала следить за собой, что ее вот-вот и выгонят с работы, если только она не умрет раньше от собственного нежелания жить. Если честно, то Бенедик не испытывал к матери особо сильных теплых чувств, однако пытался расшевелить ее ради миссис Сокер, но все было без толку. Не действовали ни увещания, ни крики, ни угрозы, ни его вошедшие в привычку обещания уйти - Мэдс было все равно. Она приходила в себя лишь в кровати, когда Бени укладывался рядом с ней спать. Тогда в ее заплывших скукой глазах мелькала некая искра, и она начинала напевать, перебирая сыну волосы. Она называла его ласковыми прозвищами, которыми никогда не называла в детстве, и гладила по голове, запутывая свои пухлые пальцы в его вечно всклокоченных волосах. Но и эти проблески со временем начали меркнуть и окончательно потухли летом перед шестым годом учебы в Хогварсте. В это лето Мэдс потеряла сына, но вновь обрела мужа - она начала обращаться к Бенедику исключительно ласково "Уолден" или кокетливо "мистер Макнейр", возвращаясь в своем обезумевшем разуме в те дни, когда они вместе работали в Министерстве Магии. Совсем не так Бени рассчитывал узнать правду о своем отце. Но, даже несмотря, на откровенно нарастающее безумие матери, Бенедик продолжал спать с ней в одной кровати, пока однажды ночью... Он просто сбежал. Собрал все свои вещи и сбежал к миссис Сокер, ничего не объясняя и не желая слушать оправдания хныкающей в растерянности Мэделин. Через неделю после этого инцидента Бени вернулся в Хогвартс.
Все его мечты, планы на будущее разрушились в ноябре. Вечером у них должна была быть игра с Рейвенкло, а утром Бенедик получил письмо от миссис Сокер, в котором она писала, что его матери стало совсем дурно, и она была вынуждена отправить ее в больницу Святого Мунго. Вот так вот, его мать сошла с ума, и ей будет абсолютно плевать на то, каких высот он достигнет и кем станет в будущем. Он уже мертв для нее, есть только сухая рука с изображением черепа и змеи по имени Уолден Макнейр, его отец. Веры в будущее и хорошего настроения не прибавил и проигрыш в матче, за время которого Гамп трижды чуть было не был удален с поля за чересчур жесткую игру. За ним и раньше такое водилось, но еще никогда, даже сильно разозлившись, он не пытался искалечить человека бладжером. Все усугубилось после того, как команды опустились на землю, и кто-то из соперников бросил не самую удачную шутку в адрес Бенедика. На долю секунды весь мир померк, а потом взорвался от криков, и кто-то пытался оттащить Бени от сверженного на землю рэйвенкловца и вырвать из его рук палочку, которой Бенедик размахивал, хотя бедолаге на земле и так хорошенько досталось от его кулаков. Он живой! Он настоящий! Следы от его кулаков болью отметин покрыли лицо несчастного парня, разве невидимка так может? Я живой, мама. Я настоящий... Четырнадцатого ноября две тысячи шестнадцатого года Бенедик Уолден Макнер был исключен из Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.
Бени вернулся в Лютный переулок. Надо было жить дальше. Нужно было на что-то есть, чем-то платить за квартиру и содержание матери в больнице святого Мунго. Собственное будущее. до этого яркое и многообещающее, теперь казалось огромной и черной бездной, в которую ему предстояло нырнуть, зажмурившись и зажав нос, чтобы не захлебнуться. Паника, волнение и страх не давали думать. Единственное, что Бени точно знал - у него есть метла, он летает получше многих, и кому-нибудь да пригодится в качестве курьера.
Его карьера началась с фразы: «парень, я слышал, ты хочешь заработать?» - Гамп действительно стал курьером, только вот вместо посылок с дамскими шляпками или подарками ко дню рождения, он занимался доставкой драконьих яиц, редких птиц и прочей живности, за которую некоторые коллекционеры и зельевары были готовы заплатить невероятные суммы. Время шло, и вскоре Бенедик стал принимать участие и в добыче «товара». Учился он быстро, впрочем, как и всегда, запоминая все на ходу, точнее на лету, так как времени для инструктажа и каких-либо объяснений в минуты отдыха не находилось, зато его всегда было вдоволь вовремя погоней за гиппогрифом. Как оказалось браконьерство было тем самым, для чего он, Бенедик Уолден Гамп, и был рожден, по крайней мере, так говорил один старый охотник, хлопая юношу по плечу, отчего парень широко улыбался, заливаясь краской. Он, никогда в детстве не слышавший доброго слова от отца, был падок на любое теплое слово и внимание от мужчин. Прошло около шести лет прежде чем, дороги Бенедика и его наставника разошлись. И, несмотря, на громкий скандал, чуть было не переросший в магическую дуэль, в тот день, когда малыш Бени захотел жить и охотиться самостоятельно, Гамп был благодарен вонючему старику за все то, чему он его научил - от раставления силков для гиппогрифов до сплетения уздечки для келпи. Рано или поздно родителям - даже названным - приходится отпускать своих детей, ведь так? Бенедик думал об этом каждый раз, когда проходил по вычищенным коридорам святого Мунго, чтобы притвориться
Уолденом Макнейром для одной безумной старухи.

ПОЖЕЛАНИЯ:
Хочется эмоций, страстей, движения, накала чувств, чтоб аж зубы сводило. Ну и просто хочется быть кому-то нужным
ТРИГГЕРЫ:
по большей части я всеяден, так что тут разбираться по ходу только

ПРИМЕР ИГРЫ

Герр Эрдманд обещал с ним заниматься, дополнительно репетировать, и только от осознания этого утихшее было возбуждение нахлынуло на Герхарда очередной волной жара, из-за которой он перестал ощущать холод пронзающего его ветра, гулящего уже по готовящемуся ко сну Дрездену. Все хорошие мальчики в этот час были у себя дома, и только Герхард Леманн сжимал онемевшими от холода и напряжения пальцами сотовый телефон, не вслушиваясь в слова, но погружаясь в голос своего преподавателя, который интересовался им и беспокоился о нем. Значит ли это, что он ему нравится?! С силой прикусив потрескавшуюся от ветра губу и заполнив рот солоновато-металлическим привкусом собственный крови, Гера кивал в такт словам герра Эрдманда, искренне наслаждаясь каждой секундой этого незамысловатого разговора, на деле не выходящего за пределы формального общения преподавателя со своим учеником. И все же Герхарду виделось в этом нечто большее. Катая под языком жевательную резинку, найденную в преподавательском столе, он честно ответил, что не простыл, и тут же не менее честно соврал, что вышел лишь на пару минут, чтобы вынести мусор и поговорить по телефону, потому что бабушка не любит, когда он с кем-то разговаривает. Покусывая бесцветный и безвкусный пласт жвачки, Гера не решался признаться герру Эрдманду в том, что не строит таких высоких целей и после окончания учебы пойдет туда, куда его примут. Ему нравилось слушать, как мужчина говорит о том, чего он может добиться и кем стать, даже если это всего лишь заблуждение. Такие как он никем не становятся, они просто существуют изо дня в день, но это совсем не страшно, если каждый день он может хотя бы немного видеть Удо Эрдманда.
-Хорошо, до свидания. - коротко ответив на совет идти домой, Герхард продолжил в равнодушное гудение телефонных звонков: - И доброй ночи, герр Эрдманд. - вставив наушники обратно в телефон, Леманн включил свою единственную запись на телефоне, спрыгивая со скамьи и направляясь в сторону своего припрятанного в кустах велосипеда. Старуха уже давно легла спать, сморенная бездельем и таблетками, и ее совсем не интересует в каком часу вернется ее блудный внук, не способный даже принести стакан воды. А блудный внук, крутанув педали, направился в противоположном дому сторону. Возможно, сегодня вечером ему удастся заметить фигуру герра Эрдманда в желтом прямоугольнике светящегося окна.
Эта неделя прошла незаметно быстро. Каждый день был похож на предыдущий, и Герхарду так и не удалось узнать в какую сторону смотрят окна квартиры Удо Эрдманда, но зато его персональная коллекция пополнилась сигаретной пачкой преподавателя, которую тот забыл в курилке и которую не обнаружил там, спустя десять минут, когда опомнившись вернулся обратно. Внутри пачки лежало несколько сигарет и дорогая зажигалка, ставшая настоящим сокровищем сокровищ среди всех драгоценностей Леманна. Закрывшись дома в туалете, так как единственная комната в квартире была занята ворчливой бабкой, он по долгу игрался с зажигалкой, выбивая из нее подрагивающее голубое пламя, которым, как и герром Эрдмандом, можно было любоваться целую вечность. Но через пару-тройку дней только смотреть стало недостаточно, и тогда узкая, покрытая ссадинами и подсыхающими коростами ладонь начала поглаживать огонь до саднящий боли. На нескольких подушечках пальцев даже вздулись пузыри, которые Герхард вскрыл тут же в туалет раскаленной на пламени зажигалкой иглой. Он никогда не испытывал ничего подобного. Ни одна боль не напоминала эту, которая наполняла его от вещи, которая принадлежала герру Эрдманду. Опьяненный этим чувством Леманн не смог удержаться от того, чтобы этой же наколенной иглой не выцарапать на своем бедре две буквы, покрытые бисеринами крови, "U.E.". Это оказалось больнее, чем прокалывать иглой пузыри на пальцах, и несколько дней потом он заметно прихрамывал, но это того стоило. Боль в бедре утихла к воскресенью, когда Гера, боясь опоздать, а потому добравшись до автовокзала на полтора часа раньше, приветствовал герра Эрдманда смущенно неуверенной улыбкой.
-В школе. Мы приезжали на экскурсию, - поездка до Берлина не оправдала всех надежд Леманна. Когда он ездил в столицу в третьем классе, то у них была остановка через час, чтобы немного размять ноги, поносившись вокруг автобуса. Разумеется, Герхард не собирался бегать с герром Эрдмандом вокруг автобуса, но он надеялся, что сможет немного посидеть на месте преподавателя, когда тот выйдет на остановке, но, увы, тот автобус был школьным, и его водитель прекрасно понимал нужды своих пассажиров, а от рейсового транспорта такой щедрости ожидать не следовало. Зато ему удалось немного полежать на плече герра Эрдманда, притворившись спящим. Гера был бы совсем не против проехать так до самого конца, но страх разоблачения, заставил его отвернуться в противоположную сторону, вжавшись щекой в мягкое сидение. - Ага, - потерев глаза и потянувшись, Герхард поднялся, закидывая за спину рюкзак, который он ни на секунду не выпускал из рук во время поездки. Среди обязательной мелочевки любого путешественника, такой как зубная щетка, паста, мыло и полотенце, и распечатанной статьи припрятались картонный стаканчик из-под кофе, синий колпачок ручки, зажигалка и куски мела, с которых и началась коллекция имени Удо Эрдманда.
Геру мало интересовались красоты Берлина и окружающие люди, на всем пути от междугороднего автобуса до такси, он неотрывно следил взглядом за светлым затылком герра Эрдманда, стараясь идти с ним в ногу, перенимая походку и мелкие движения рук, одна из которых сжимала рукоять дорожной сумки, а вторая сигарету. Леманн не курил, и сейчас чувствовал какую-то странную пустоту в своей левой руке. Игра в подражание прекратилась, когда они добрались до такси и коренастый водитель с торчащими мочалочными усами помог им загрузить вещи в багажник. Герхард редко прислушивался к желаниям своего организма, предпочитая игнорировать их, но в этот раз он не смог скрыть свой голод, заявивший о себе громким урчанием на весь салон автомобиля - похожий на каменного гнома таксист поспешил отвесить шуточку, и Леманну ничего не оставалось, кроме как, сконфуженно улыбнувшись, выдавить из себя смех, попытавшись спрятать раскрасневшееся лицо в высоком вороте черной водолазки.
Отель, в который они приехали, совсем не походил на те гостинцы, которые обычно рисуют на путеводителях, но много ли в своей жизни Герхард видел отелей? Стараясь не отставать от герра Эрдманда и не потерять его среди немногочисленных постояльцев, теперь уже по причине банального страха перед незнакомым местом, Леманн крепко сжимал лямку рюкзака и ручку своего чемодана, поднимаясь следом за преподавателем на нужным им этаж. Судя по лицу остановившегося на пороге комнаты герра Эрдманда, который явно хоть что-то да понимал в отелях, место это было не из лучших. Шмыгнув носом и проведя под ним рукой, в пальцах которой теперь был зажат электронный ключ от комнаты, Герхард неуверенно шагнул вперед, улыбнувшись в ответ на приветственные слова герра Эрдманда.
-Хочу, - после рева желудка в такси врать было бессмысленно. - Х-хорошо, - растерянно уставившись на пол перед собой, Герхард разжал пальцы, позволяя полупустой дорожной сумке упасть на пол, приподняв небольшую тучу пыли. Звонко чихнув и вновь шмыгнув носом, Леманн направился в противоположную двери стороны, чтобы, протиснувшись сквозь тяжелые шторы, неохотно поддавшиеся его рукам и с  трудом разъехавшийся в стороны, выйти на балкон, который оказался более сговорчивым, и вскоре по полу заскользил сквозняк, а номер наполнил шум Берлина. С балкона их комнаты было видно проезжую часть и какие-то дома, и Герхард вновь задался вопросом: а что же видно герру Эрдманду, когда он выходит покурить? Заведя руку за ухо и коснувшись приклеенной к нему жевательной резинки, которую он так боялся потерять, Гера медленно выдохнул, краем уха прислушиваясь к голосу преподавателя в наушниках.
-В-вы не против, что я выбрал эту кровать? - к тому моменту, когда герр Эрдманд вернулся, нехитрые пожитки Леманна в виде одного свитера, джинс, рубашки и коричневого костюма, который, наверняка, был ему великоват в плечах, уже висели в шкафу, а сам Герхард, обложившись листами распотрошенной статьи, по-турецки сидел на кровати, расположенной ближе к выходу. - У меня в комнате из окна видно кирпичную стену, - вытащив один наушник, Гера повернул голову в сторону дрожащих от ветра штор, - а отсюда проезжую часть. А что видно из Вашего окна, герр Эрдманд? - не поворачивая головы, Леманн лишь слегка скосил взгляд в сторону мужчины.

0

197

можем кому сдамся написал(а):

Хочется эмоций, страстей, движения, накала чувств, чтоб аж зубы сводило. Ну и просто хочется быть кому-то нужным

Ну, хм.
По факту, я могу организовать и страсти, и движение. Ваш персонаж связан с животными вне закона, мой - страстный любитель живых тварей и цветуечков. Но при этом еще дружелюбный и слегонца нелепый, что тот щенок лабрадора.

0

198

Hugo Granger-Weasley, что же это звучит весьма мило особенно сравнение с щенком лабрадора, я был сражен

0

199

можем кому сдамся написал(а):

что же это звучит весьма мило особенно сравнение с щенком лабрадора, я был сражен

Отлично тогда, приходите, я вас заиграю.)
Только там правда, если что, уровень драмы сильный-сильный будет сложно организовать, потому что для этого Хьюго я хз сколько раз надо по голове стукнуть будет. ХД
Мой мозг, конечно, сгенерировал какие-то возможные моменты в отрыве от всего, но я понятия не имею, насколько они по факту будут рабочими.

Отредактировано Hugo Granger-Weasley (2017-11-06 17:18:33)

0

200

МОЖЕМ КОМУ СДАМСЯ, здравствуйте! У вас интересная история, но не все в ней складно.

можем кому сдамся написал(а):

Малышку Мэдс иссушала работа в Министерстве, из которого ее чуть было не выгнали после того, как узнали, что она "якшалась с одним из этих". Но, выдержав ни один допрос с пристрастием, Мэделин сумела остаться на своем рабочем месте, испытывая страх каждый раз, когда ей приходилось покидать или возвращаться домой.

Связь с пропавшим Пожирателем - веский повод для того, чтобы Мэделин заинтересовались авроры, которые после войны получили право проводить допросы с применением легилименции, то есть "расколоть" девушку, не владеющую окклюменцией, они бы сумели без труда.
Не попасться Уолден мог только в том случае, если бы ему удалось покинуть битву за Хогвартс самостоятельно и затем на протяжении хотя бы года инкогнито скрываться вдали от цивилизации (в городе или магической деревне любой опознал бы его по объявлению о розыске). Тогда Мэделин в период, когда проводились допросы, попросту не знала бы ничего о местонахождении Уолдена и не выдала бы его. Затем, когда интерес авроров к ней угаснет, Уолден может выйти с ней на связь, и история продолжится.

можем кому сдамся написал(а):

Целый отряд, чтобы задержать одного немощного старика, все же попробовавшего сбежать.

Судя по формулировке, вы и сами осознаете нелепость ситуации. Для старика отряд не нужен.

А по пожеланиям я вам могу сказать вот что: в Лютном вам будут рады. У нас там как раз играется весь накал, страсть и движ. Есть там и Общество недовольных волшебников, в котором сына Макнейра примут с распростертыми объятиями, и вагон других нечестных на руку дельцов, в компанию которых органично вольется браконьер. А еще вас можно словить и обеспечить проблемы с законом - очень драматично! Не могу сходу придумать нам личную линию, но, я думаю, вы найдете игру и нужные эмоции)

0

201

Scorpius Malfoy, большое спасибо за комментарии - сам при написании сомневался в этих и еще в парочке моментов, так что благодарен за подсказки к тому, как их исправить, чтоб все было логично и не резало глаза

0

202

можем кому сдамся написал(а):

МОЖЕМ КОМУ СДАМСЯ

Обращайтесь!

0

203

ВНЕШНОСТЬ:
К выбору внешность, в целом, отношусь спокойно. Самое главное, чтобы подходила под придуманной образ)
ОПИСАНИЕ:
Ок, я попробую)) Очень расплывчатый у меня в голове образ пока)
Девушка/женщина.
Сильная персонажка, хладнокровная девушка, которой, возможно, много пришлось пережить. Не слишком доверчивая по отношению к людям, но есть те, кого она ценит и оберегает.
Я бы даже сказала, что у нее есть внутренний стержень, который ничем не сломить, сколько бы раз она не упала - все равно поднимется.
Все свои мысли выражает прямо, из-за чего далеко не всем нравится.
ПОЖЕЛАНИЯ:
Я люблю экшн, люблю события, которые меняют персонажа, заставляя его переживать все новые и новые для себя эмоции.
Хотелось бы также найти игры с романтикой, но не обязательно пару. То есть просто сюжеты на несколько игр.
ТРИГГЕРЫ:
Инцест или отношения с сильной разницей в возрасте точно нет.

ПРИМЕР ИГРЫ

Не так давно, кажется лет сорок или пятьдесят назад, Айлу научили одному простому фокусу - если хочешь узнать что-то о городе, в котором живешь, или о людях в нем обитающих - иди в библиотеку, бери местные газеты за последний десяток лет, и просматривай их. Этот трюк она уже однажды проворачивала, и сейчас пришло время его повторить. Но сначало следовало прикупить какой-то либо одежды, ведь с собой она практически ничего не взяла, а город был просто отвратительно холодным и безрадостным. Выбрав себе красный свободный свитер,  узкие джинсы, кроссовки и добавив к этому теплые носки, девушка, наконец-то, почувствовала, что в этой городе можно хоть как-то существовать.
В библиотеку Айла вошла уверенно и попыталась пройти сразу же в зал, но женщина на входе остановила девушку, требуя предъявить ее карточку. После короткого разговора, они выяснили, что никаких карточек у блондинки нет, так что придется открыть. Айла начала злиться, ей не нравилась соблюдать условности также сильно, как и не нравилось, когда ей мешали идти к задуманной цели. Ее раздражение немедленно передалось и женщине, так что к концу оформления карточки, они уже друг друга ненавидели достаточно сильно, чтобы Айла швырнула деньги на стойку, и в ответ ей также швырнули готовый абонемент. Разница в их раздражении были лишь в том, что после этого маленького инцидента Ламия почувствовала себя гораздо лучше, а вот женщине стало действительно нехорошо. Разумеется, Айла не собиралась пожирать всех окружающих ее людей, а потому она постаралась отключить поглощение энергии  и отправилась далее в читальный зал.
Газеты, как выяснилось, больше не хранились в печатном виде, а были занесены в электронный каталог, который нужно было листать. Она попыталась забить имя своего сводного брата, а также его истинную сущность, но не нашла ровным счетом ничего. Тогда она взяла пару книг по истории Эдинбурга и одну из последних газет, чтобы отвлечь себя от мрачных мыслей. Однако вопреки ожидаемому ощущения спокойствие, раздражение опять начало просыпаться в ней. Как Эллиот посмел так долго не находиться! Ламия никогда не обладала особенным терпением.
- Мисс, возможно у вас есть книги, которые вам уже не понадобятся?
Айла оторвалась от чтения,  подняла голову и рассеяно посмотрела на юношу, что к ней обращался. От него немедленно потек вкусной поток энергии неуверенности в себе и тревоги. Ламия просто не смогла себе отказать в удовольствии. По ее губам начала расползаться довольная улыбка, которая не предвещало ничего хорошего.
- Мне понадобится помощь, - нежно произнесла она. - В одном небольшом деле.
Она протянула руку, хватая его запястье и протягивая к себе. Вероятно, он бы начал сопротивляться, но будучи всего лишь человеком, он не мог пойти против ламии с ее гипнотизирующим взглядом. Скоро их лица оказались рядом, так что еще немного и казалось и губы их коснуться, и, возможно, ламия бы так и поступила, если бы вновь не вспомнила о своих личных переживаниях, которым эти людишки постоянно мешали. Она резко отшвырнула его руку, взгляд ее стал недовольным.
- А все эти книги можешь забирать, - громко произнесла она, привлекая внимания. - Они абсолютно бесполезны!
В их сторону моментально повернулось несколько голов, кто-то зашипел, кто-то недовольно покачал головой, глядя на работника, чьи-то взгляды застыли на самой Айле.
- Мне нужно найти человека, но в ваших долбанных газетах нет ни одного упоминания о нем!

0

204

Здравствуйте) у нас в заявках много прекрасных девушек и женщин, и я вот хочу предложить кандидату Дарлы Дурсль) у неё есть два сводных брата: я и Уинстон Дурсль, она чистокровная и на данный момент является активным членом общества недовольных волшебников, причём радикальной его части
Дарла очень необходима нам для развития личного семейного сюжета, который как раз таки меняет вектор характера персонажей, заставляя их в каком то роде взрослеть, есть наброски на несколько эпизодов вперёд (без игры точно не останется), помимо семьи на форуме ещё есть это самое общество недовольных и много людей, с которыми она так или иначе связана
От игрока хотелось бы желания играть и активно идти на обсуждение, потому что поговорить нам будет о чем) ну и ещё чувство юмора и самоирония будет большущим плюсом в карму
Собсна, сама заявка: We Want You

+1

205

ГОСТЬ1РЕШИЛАПОПРОБОВАТЬ, здравствуйте! А вы не хотите вписаться в аврорат? А то у нас только один функционирующий аврор (и это не я) и полфорума преступников. Ловить-не переловить!

От себя могу предложить роль Дафны Гринграсс - моей тетушки. Она второй заместитель министра, внешность - Кейт Бланшетт. Выросла в либеральной семье, не в темном мэноре, а в Лондоне, очень городская дама, на природе не выдерживает и пяти минут, если рядом есть озеро - сразу идет топиться. Обременена черным чувством юмора и порочной любовью к рябиновой настойке. Во внерабочее время всегда слегка подшофе, но ей это совершенно не мешает. У нее цепкий ум и холодная кровь, она рациональна, логична, безупречно образована. Лояльна Гермионе Грейнджер. В Министерстве выполняет роль связующего звена между ним и чистокровными потомками Пожирателей, но сама их не любит и осуждает, порой высказывает мысли куда более жесткие, чем само Министерство.
Я думаю, что она предпочитает девушек, но это не точно.

Под ваше описание очень хорошо подходит Аврора Синистра. В акции образ расплывчатый, Гермиона как раз собиралась дополнить ее семейным конфликтом - прописать Авроре дочь, которую с детстве женили с наукой, но она, вот это поворот, решила стать артисткой, провалила экзамен в ВАДИ и теперь танцует в кабаре. Мама, конечно же, осуждает.
Скоро у Авроры начнется учебный год, но она будет часто бывать в Лондоне, потому что уже в этом сентябре в школу пойдет принцесса Шарлотта, а где Шарлотта, там беды на директорскую голову. Экшн вполне возможен - на принцессу давно точит зуб Общество недовольных волшебников.

Из сильных женщин у нас еще есть Клементина Крам, у нее в наличии два играющих внука и целый полк селебрити, с которым можно устроить вью/колдосессию.

Вивьен Брэйди, возможно, не такая уж хладнокровная, но, несомненно, сильная. Экшн ей брат гарантировал, она находится в очень интересной позиции, которая уже сама по себе событие, которое изменит персонажа. К тому же у нас есть еще один сквиб, я думаю, они с Вивьен найдут точки соприкосновения.

От Гилроя есть еще одна акция на жрицу - наверняка жизнь в Египте была нелегкая, а сейчас она как раз переживает первое приключение в своей жизни. Кто знает, куда это ее приведет?

Уинстон Дурсль ищет Дорею Булстроуд, эта девушка - просто все вами перечисленное в превосходной степени: сильная, как Халк, сложная, как человек, которого воспитали кошки, прет, как танк, в жизни хлебнула дерьмища. Не знаю, как насчет экшна, но где Уинстон, там драма. А еще у него есть брат, с которым вы точно знакомы, он котик.

Лили (и я заодно) ищем ей даму в пару. Она тоже подходит под ваше описание, разве что мысли выражает не так уж прямо в силу врожденной вежливости.

+3

206

ГОСТЬ1РЕШИЛАПОПРОБОВАТЬ, доброго времени суток)
У вас тут уже куча предложений, но я все равно попытаюсь втиснуться.
Есть Элеанор "Ленни", которая определенно личность сильная. Всегда при собственном мнении, захотела - пошла наперекор семье, знает, чего хочет. Сколько и чего она хлебнула на пути к вершине - решать вам, но там явно все случилось не по щелчку пальцев. Палец ей в рот не клади.
С моим персонажем они предельно близки со школьной скамьи. За год до текущих событий, на семью Робардса было совершено покушение, сожгли их особняк, Лайонел единственный чудом выжил, но потерял память. Единственный человек, который остался с ним и на его стороне (как, собственно, и всегда) - Элеанор. Выходила парня, заменила ему семью, чем не тот единственный человек, которого она ценит и оберегает?)
Из событий, меняющих персонажа, - Лайонел с потерей памяти изменился, Ленни приходится приспосабливаться к этим изменениям и на деле, меняться самой. В моих планах было свести их в пару.

И еще одна дама - Дебора Тики, колдопсихолог, который работает с Лайонелом уже год. Тики и хладнокровная, и не особо доверчивая, ее такой воспитали, но не факт, что ее все устраивает. Она как раз, несмотря на возраст, в процессе пересмотра жизненных ориентиров. Плюс у нее своеобразные отношения с семьей.
Вовлечение в ситуацию/историю Лайонела толкает ее на выход за пределы отношений пациент/доктор, она невольно вовлекается в несанкционированное расследование, которое начинает Робардс, чтобы найти убийц своей семьи. Вот вам и экшен, и события, которые могут изменить персонажа.

0

207

Спасибо всем-всем за отзывчивость и предложения! Не могу сказать, что я прямо определилась(много предложений!), мне нужно ещё немного подумать какая роль мне ближе)
Сейчас думаю над ролями Дарлы, Амбридж (внезапно хд), Лоры Гойл, Дореи Булстрод)
Определюсь завтра или послезавтра, и обязательно отпишусь)

0

208

ГОСТЬ1РЕШИЛАПОПРОБОВАТЬ написал(а):

Амбридж (внезапно хд)

И правда внезапно)
Мистер Флинт будет очень рад секретарю, он уже подготовил для нее эпический сюжет, приключений там хоть отбавляй)
Будем ждать вашего решения!

0

209

Добра! Вроде как понравилась ролевая, поэтому пишу сюда, может вдруг получится:

ВНЕШНОСТЬ:
Вот тут пока не определился. Может быть Робин Лорд Тейлор.
ОПИСАНИЕ:
Тут особо немного, тем более я пока не знаю пропустят ли такое.
Короче родился в Лондоне, учился в Хогвартсе. Еще со школьных лет его заинтересовали говорящие портреты, точнее как их делают и почему они имеют некоторые особенности (вроде путешествия по другим своим портретам и "системы" открывания/запирания дверей, как в случае Полной Дамы). Хочет создать такой состав краски, который позволит ему творить магию без палочки, а точнее оживлять собственные фантазии (в пределах разумного, конечно, без вселенского армагеддона), нарисованные на бумаге, или на любой твердой поверхности (пол, стены, потолок, например). Мог даже иметь кое-какие успехи вначале игры (если администрация пропустит, конечно).
Пол мужской.
Возраст примерно 20-26 лет.
Насчет занятия после Хогвартса я еще не определился.
Персонаж хоть и художник, но прекрасно понимает, что это не самый стабильный заработок и поэтому уделяет рисование времени как хобби, сосредоточившись на основной профессии.
По характеру в целом не злой. Местами может быть озлоблен, но не на окружающих, а на самого себя, так как считает, что у него нет никаких талантов. При этом умеет искреннее радоваться за тех, у кого талант есть и даже не делает им гадостей из зависти.
Умеет выслушивать других людей, а порой может и совет такой дать, который поможет человеку быть более уверенным в себе.
ПОЖЕЛАНИЯ:
Ну, просто быть нужным. Может даже чтобы персонаж нашел себе друзей и товарищей, которые помогут побороть озлобленность и не дадут ей перерасти во что-то разрушительное для окружающих. Ну и хочется раскрыть своего персонажа в полной мере.
ТРИГГЕРЫ:
Да тут по ситуации.

ПРИМЕР ИГРЫ

Один из постов в эпизоде за Петира Бейлиша с Серсеей Ланнистер

Петир взглядом изучал королеву, которая пришла сюда с ним поговорить. Явно не просто так она пришла и притом уж точно ей будет не интересно слушать его отчет, касаемо текущего положения финансовых дел в стране. Думается, она и без него может всё узнать, так что этот вариант сразу отпадает, да и как-то слишком просто для этого.
Красивая златовласая королева. Мечта любого мужчины. Только вот пересмешник не спешил обманываться красивым обликом. Порой красивые люди очень жестоки и он убедился в этом на собственной шкуре.
Смотреть не на красивую обертку, а на то, что внутри и тогда он сможет получить доступ к человеку после тщательного анализа. Петир усвоил это в детстве и не собирался отступаться от этого.
- Предполагалось, что я здесь оказался потому, что лорд Аррен был впечатлен моими делами в Чаячьем городе. Выделился тем, что увеличил там сборы и обогнал всех своих бывших коллег вместе взятых, - пожав плечами, ответил мужчина. Ну, тут лукавить не приходилось. Бейлиш действительно потрудился на славу там.
Хотя еще помогла Лиза, которая настолько его любит, что уговорила своего мужа дать ему шанс проявить себя. Бедная бедная Лиза. В глазах её виден огонь любви. Пламя настолько огромное, что может спалить всю столицу к черту.
Её любовь пылкая, но, увы, не взаимная. Петир никогда не любил эту женщину, предпочитая старшую дочь Хостера Талли. Но та недосягаема, вышла замуж за младшего брата того, с кем он сражался на дуэли и живет счастливо. Ну и пусть.

«Между нами стояло то, что я был низкого происхождения, а теперь я достиг много и достигну еще больше. Прибежишь ли ты ко мне теперь, Кэт?» - Порой думал над этими Петир.
В голове порой прокручивался такой вариант, что она бросила своего мужа и прибежала к нему, говоря о том, как была неправа, но эту картину он быстро уничтожил у себя в голове. Это только мешает. Любовь вообще мешала ему всю сознательную жизнь.
«Не прибежишь. Семья, долг и честь. Ты живое олицетворение девиза своего дома, Кейтилин Старк.» - Вынес мысленный вердикт новый мастер над монетой.
Думать об этом было опасно. Бейлиш в тайне опасался снова поддаться своим чувствам и сотворить еще какую-нибудь глупость. Нет, этого нельзя допускать. Ведь всё так хорошо складывается и не нужно зря всё рушить.
- Вы правы, моя королева. Делает. Только вот я по прежнему остаюсь человеком низкого происхождения, но это не мешает мне заниматься тем, чем я занимаюсь на данный момент, - просто и лаконичный ответ Мизинца.

А вот дальнейшее уже показалось ему интересным. Королева явно хочет сохранить разговор в тайне от всех, включая своего супруга и его десницы. Только вот зачем? Чего она добивается? Это уже становится интересным. Тем более как тут не понять, что разговор должен быть конфиденциальным, когда тебе говорят об этом прямо и притом четко и ясно? Ну, тут сложно не понять, если честно.
«И какую же игру затеяла наша королева? Уже что-то замечает, примечает, но пока не действует, ибо просто нет смысла. Возможно, она хочет собрать вокруг себя сторонников, так, на всякий случай, чтобы лучше спалось. Но всё это явно не просто так.» - Решил Петир.
О да, наша очаровательная королева затеяла собственную игру, только вот какую, еще предстоит выяснить.
Но она явно не особо довольна членами Малого Совета. По крайней мере, исходя из её вопроса Бейлиш понял это так. Неудивительно. Станнис и Ренли на стороне Роберта целиком и полностью и уж точно не встанут на её сторону в случае конфликта.
Великий Мейстер Пицель? Да, он будет на её стороне, опасаясь гнева Тайвина Ланнистера, чей нрав известен всему Вестеросу, только вот какая польза от старика, который, в сущности, бесполезен и ничего из себя не представляет даже в интеллектуальном плане? Бесполезный сторонник. Только если надо кого-то уморить лечением. Но это тоже стоит взять на заметку, вдруг пригодится.
Евнух Варис? Он вообще загадочная фигура во дворце. Непонятно, кто он такой на самом деле и чего хочет. Таинственный мастер над шептунами, который умеет добывать информацию и вообще оказывается везде и всюду. Ходят слухи, что он владеет каким-то колдовством, но сам Петир так не считал.
Просто умение и много пташек, которые находятся везде и всюду. А еще говорят, что в Красном Замке есть какие-то тайные ходы. Что если Паук о них более чем осведомлен? Тогда неудивительна его способность появляться в самые неожиданные моменты.
- Насчет конфиденциальности, ваше величество. Я всё понимаю, но когда вокруг пташки нашего дорогого мастера над шептунами, то тяжело держать что-то в тайне, но можно попытаться, - произнес Петир обыденным тоном, словно он с таким сталкивался уже какой раз. Хотя это просто лишняя попытка напомнить королеве, что их могут подслушать и стоит аккуратно вести разговор.
- А насчет верности остальных людей нашего славного государя, то тут сложно сказать что-то определенное. Великий Мейстер, конечно, служит государству, как и положено его должности. Сир Барристан? Он верный рыцарь, который возвышает любого, кому служит, он раньше служил Безумному Королю, но не думаю, что он так уж не лоялен нашему нынешнему королю. Ведь у него могла быть куча возможностей сделать так, чтобы король умер и не быть обвиненным в убийстве, но он этого не делает. Варис. Наш добрый друг евнух вызывает у меня лишь недоумение, ваша милость. Он утверждает, что служит стране, но так ли это? Ведь альтруизм нынче такой же редкий, как и драконы, которые вымерли давно, если не ошибаюсь, - принялся говорить Бейлиш. В основном он держался нейтрального тона. Пока еще только предстоит прощупать королеву и понять, что она на самом деле от него хочет. Да и что вообще может сказать. Надо разговорить её, чтобы она рассказала как можно больше.
- Остаются еще его братья. Но хотят ли они сесть на Железный Трон? Это уже другой вопрос, - сказал он.
- А что вы сами думаете по этому поводу, ваша милость? Ведь вы здесь намного дольше меня и видели этих людей чаще. Наверняка вы уже давно поняли, кто есть кто. Вы все же дочь Тайвина Ланнистера - одного из умнейших людей Вестероса, если я не ошибаюсь, - произнес Петир с улыбкой на устах.

0

210

МАГ ИСКУССТВА
Вы такой интересный** Я вас с радостью задружу! Мои оба-два персонажа попадают в ваш возрастной рэйндж, так что с кем-то из них он легко мог бы быть сокурсниками. Ну а даже если нет, если ваш основной заработок будет базироваться где-то в районе Косого/Лютного, у меня, с одной стороны, есть разъебай с шилом в заднице и ворохом проблем по карманам, Гилрой Брэйди, очень приятно, а с другой - милый  помощник капитана котельной мастерской, Молли Уизли младшая. Если возникнет желание с кем-то из них пойти в товарищи, я очень рад буду.
Аааааа ещё я сейчас глянул на вашу внешность и заорал. Вы случайно это... сыном владельца моего магазина быть не хотите? Его на форуме нет, пока только заявка на него, от меня, но я думал прописать ему в ещё одной заявке семейной драмы с сыном - вас случаем не интересует?)

Отредактировано Gilroy Brady (2017-11-26 10:43:19)

0


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » YOU STOLE MY CAULDRON » We Welcome You


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC