Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » dancing shoes


dancing shoes

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s5.uploads.ru/dNyvZ.gif

Get on your dancing shoes
You sexy little swine
Hoping they're looking for you
Sure you'll be rummaging through

ДАТА: июнь 2020

МЕСТО: Тисовая улица, 4

УЧАСТНИКИ: Gilroy Brady & Winston Dursley

Надевай свои танцевальные туфли, и пускай они с ног собьются, пока ищут тебя.
Забудь про своих родителей, Брэйди, твоя настоящая семья здесь.

Отредактировано Winston Dursley (2017-07-26 22:20:57)

+4

2

Брэйди теряется во времени. Он как будто в вакууме, в невидимом пузыре, которого, как прокажённого, избегает касаться бурлящая жизнь вокруг. Обходит стороной.
Его запала - встать и вылезти из шкафа, пройти мимо родителей, забрать из гаража комиксы и подранный плакат и уйти, грохоча колёсами чемодана, вдоль по улице, решительно и с гордо выпрямленной спиной, - хватает ненадолго. Он влезает в автобус до Лондона, отсчитывает мелочь водителю, забивается в угол - и внезапно от мыслей никуда не деться, некуда бежать; он пытается уснуть, чтобы убить время, но сон не идёт, и он пойман в своей голове, как муха, угодившая лапками в смолу. Он смотрит в окно, не отрываясь, все сорок минут дороги, и за это время теряется во времени окончательно.
Лондон, и он сбит с толку, дизориентирован настолько, что не сразу соображает, где найти телефонную будку, а потом - долго вспоминает номер, который единственный помнит наизусть. Аппарат с кнопочками и рычагом выглядит внезапно таким сложным и непонятным, как и всё вокруг, что Брэйди хочется свернуться в жалкий комок внизу, закрыть голову руками и попытаться исчезнуть. Но он волшебник и знает, что этот фокус ему пока не по силам - и потому просто звонит.
Просто. Он просто умереть готов, он в этот миг предпочёл бы, потому что объяснять ситуацию даже кому-то настолько близкому, как Дурсль, - это пытка. От того, каким чужим и слишком очевидно фальшивым звучит его голос, Брэйди под землю готов провалиться, но - да, и это вне сферы его компетенции тоже.
Слова и предложения разваливаются, разрозненные; Брэйди пытается их удержать.
- Привет, - говорит он. - Как лето? - спрашивает он. - Тут такое дело, - говорит он. - Я амм... - он ничего не говорит. - Мне... - и снова провал. - Менявыгналииздомаможноутебяостановиться? - как будто если он будет говорить быстрее, то Уэйд не услышит причины и не захочет переспрашивать.
В голове он уже прокручивает, что будет делать, если (когда) Дурсль напомнит ему, что у него большая семья и не особо большой дом, и, "прости, чувак, я бы рад, но...". Можно пойти в "Дырявый котёл". У него почти нет денег, надолго не хватит, но он мог бы попробовать договориться работать за проживание... Дурсль соглашается. Брэйди ещё не может поверить в это, но уже записывает адрес, прямо на ладони, ручкой, висящей у аппарата. Дурсль даже диктует, на какой автобус ему лучше сесть и как добраться. Брэйди кивает и кивает, забывая, что этого не видно по телефону. Когда он наконец кладёт трубку, у него есть то, чего не было ещё пару минут назад: направление.

Дом на Тисовой улице выглядит так же, как десятки, сотни других. Как его... бывший дом. Есть что-то общее. Но в этом его вроде как ждут.
Брэйди стоит напротив и не может решиться ни подойти ближе, ни, тем более, позвонить в дверь. Он осознаёт, насколько чужеродно и нелепо выглядит здесь - в этой своей дурацкой розовой футболке с кричащим принтом и узких джинсах, с чемоданом, в который запихана вперемешку вся его жизнь. Он знает, насколько он не к месту.
Но у него не так чтобы есть выбор.
Он вдыхает и выдыхает, глубоко, и, дребезжа колёсиками, пересекает дорогу, огибает машину у дома; доходит до входной двери и жмёт на звонок.
Когда она открывается, он растягивает губы в улыбке и протягивает: "Здрасте!" - и всё равно, кто окажется перед ним.

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-08-09 00:38:42)

+4

3

Это было последнее лето, последние наши с Верноном каникулы перед выпуском. Фактически, последний раз, когда я возвращался сюда жить - в начале прошлого учебного года я сказал себе, что тусоваться с родителями под одной крышей - не очень клево, и вообще попахивает тунеядством. Тунеядничать я не хотел - правда, понятия не имел тогда, кем хочу быть после выпуска. Впрочем, сейчас тоже не знаю, но жизнь длинная, до выпуска еще целый год, успею за это время что-нибудь сообразить. Вернон... Ну, там уже как он сам захочет, я на эту тему с ним не разговаривал, боюсь пугать пацана, он и так с круглыми глазами родился, теперь ходит и шокируется всякой хрени. Если я спрошу у него сейчас, какие у него планы на будущее и что он будет делать через год, рискую нарваться на пространный монолог, который в конце окажется завуалированным "я не знаю" или еще чем-то. Ну его.
Дарла только с поезда соскочила, а уже строчит письма своему возлюбленному, от которого меня тошнит. Когда она выпрашивала у матери булочки, я поджег пару ее листов, и в итоге все любовное письмо сгорело к мерлиновой матери. От отца я получил подзатыльник, Дарла надулась как вышеупомянутая булочка, зато Вернон одобрительно хмыкнул - этот хмырь нам обоим не нравится со страшной силой. Еще бы, к нашей младшей сестре яйца подкатывать - а ведь она официально нас так и не познакомила. Не понимает, глупая, что без нашего с братом августейшего решения хрен ей, а не свадьба и семеро детишек, и даже если родители будут согласны, его ничто не спасет.
В общем-то, на это лето у меня были свои планы. Дел было явно побольше, чем портить любовные настроения младшей сестры - встретившись со своими маггловскими друзьями (которым все вот уже почти семь лет успешно пиздят, что детишки семьи Дурсль учатся в элитной школе-интернате, на завтрак жрут золотые слитки, а на ужин - бриллианты), я понял, что их увлечение телефонами - не просто увлечение, а какая-то повальная мания. В телефоны напихали все - и, собственно, телефон, и игрушки всякие (какие угодно, господи), а шагомер, и еще просто дохрена всякого. Про интернет я вообще молчу - чтобы разобраться там, пришлось позорно идти и признаваться отцу, что я в этих неколдовских штучках ничего не смыслю. С его же помощью мне удалось зарегистрироваться в одной социальной сети - и теперь я то и дело бегал к отложенному на заднем дворе (чтобы магия не мешала) телефону - почту проверить, мемасики посмотреть, новое видео и музыку заценить. Вот музыки в Хогвартсе точно не хватало, и черт возьми, я бы многое отдал, если бы была возможность протащить туда плеер с плейлистом. Хотя протащить-то я мог, но вот заставить работать - нет. Магия перебивает технику, та не может работать (вообще), когда рядом пользуются магией. В Хогвартсе так тем более - если честно, я с трудом понимаю, как папа выживает. Единственный неволшебник в нашем доме, он с удовольствием пользуется благами палочки Эсме - но, если честно, это было больше похоже на альтруизм. Никакой тебе микроволновки (в которой еда мало того греется, так еще и крутится как на карусели), стиральной машины (та же карусель, только без подогрева и с водой) и прочих радостей жизни - все с помощью заклинаний и зелий. Если честно, я уже подзабыл, каково здесь - и в маггловском мире, и в собственном доме. Когда на протяжении шести лет девять месяцев живешь в замке, полном магии и народа, весь остальной мир как-то стирается из реальности. Приехать сюда - будто вернуться в свое детство и в параллельный мир заодно. Странно. Непривычно.
Вернон раскладывает вещи, Дарла, скорее всего, в панике переворачивает дом, пытаясь найти чистый пергамент, а я вдыхаю чистый и свежий воздух (вообще нет, после гор Шотландии) и сижу на заднем дворе, ковыряюсь в телефоне, когда он неожиданно звонит. Номер в телефонную книгу не вбит, но я все равно беру трубку - я мало кому давал свой номер, и если звонят, значит, произошло что-то важное.
- Привет, - неуверенно отвечаю я, прежде чем понимаю, кто это. Мать его, Коллин Брэйди, собственной персоной! - Нормально...
Наверное. Мы же вот только этим утром виделись?

Его голос звучит странно, на срыве, как будто он сейчас разрыдается. Я стискиваю зубы и сжимаю трубку в пальцах сильнее, потому что эта его напускная бравада не обманывает никого, включая его самого, и только нервирует. Что-то случилось. Абсолютно точно что-то случилось, иначе он бы и не вспомнил обо мне сегодня - это не тот день, чтобы скучать по друзьям, с которыми буквально только что расстался.
И он говорит. Выпаливает практически одним словом, мне нужно несколько секунд, чтобы понять, что именно он только что сказал, но когда я понимаю, мне хочется выбросить к мерлиновой матери телефон и отправиться туда - где бы он сейчас ни был. Начистить морду его отцу, отобрать бигуди у матери, поставить в угол сестру. Что значит, выгнали из дома? Какого хрена? Он же только что приехал! Что они такого о нем узнали (что в принципе не особо возможно, поскольку мы ни разу не проебывались настолько, чтобы Школа отсылала родителям письма, а сами они бы не узнали, потому что магглы), что не захотели больше видеть в своем доме? Да какого хрена, это ведь и его дом тоже! Он там родился, рос, вы же его ебаные родители!
- Ладно, - говорю я ему. - Не паникуй. Сейчас мы со всем разберемся.
Я едва не бегу со всех ног обратно в дом, но вовремя останавливаюсь, когда вспоминая, что там он работать не будет. Поэтому мне приходится орать Эсме прямо с улицы (и обеспечить себя несколькими зрителями в виде смотрящих в щелочку между занавесками соседей, думающих, что я их не вижу), и пытаться как можно быстрее объяснить все ей, при этом закрывая микрофон ладонью и отчаянно жестикулируя. Ну давай же, давай быстрее!
К счастью, она соглашается - впрочем, другого я от нее и не ждал. Ее реакция похожа на мою - уходя обратно в дом, она бормочет, что ни за что бы не выгнала родного ребенка из дома, каким бы он ни был, и я победно поднимаю кулак к небу. Отлично.
- Конечно, можешь, мы постелим тебе на коврике у порога и научим приносить газетку, - я пытаюсь шутить и очень надеюсь, что ему не слышна моя паника в голосе. Меня трясет от мысли о том, что его выгнали из собственного дома ни за что ни про что, и вот что самое ужасное - я ничего не могу с этим сделать.
Нет, по крайней мере, я могу дать ему кров. Конечно, я не оставлю лучшего друга на улице, какого хрена. Я пытаюсь объяснить ему, как можно лучше добраться до моего родного городка - попутно спрашиваю, есть ли у него деньги, потому что хоть у меня и есть метла, но летать над маггловским городом на ней Эсме не разрешит мне совсем. К счастью, Брэйди отвечает, что денег у него хватит, и только после этого я прощаюсь. Прощаюсь и еще раз тридцать говорю ему, что жду, что все будет клево, что я очень рад, что он проведет лето со мной, что тут очень круто, а Эсме готовит потрясающие булочки, но за них придется воевать со сторожащей кухню Дарлой - и еще миллион всяких вещей. Потом дыхалка отключается, а вместе с ней отключаюсь и я - жду.
За пару часов все, включая Дарлу, которая воюет с чемоданом, собираются к живущим неподалеку Макалистерам - я помню их младшего, мелкого пиздюка, который все время жаловался на нас старшим - я же, с разрешения Эсме, остаюсь дома в полном одиночестве - ждать Кудряша. Хожу по дому, думая о том, как же он все-таки доберется, о том, что произошло и что бы я сделал, будь рядом - все в голове смешивается в одну кашу, я злюсь на всю эту поганую ситуацию, на людей, которые не то, чтобы достойны называться его родителями,на себя за то, что посмел быть таким счастливым в это утро и день, когда мой лучший друг страдал. Интересно, где мы ему постелим? Вещи-то, скорее всего, будут либо в чулане (дом-музей Гарри Поттера), либо в нашей с Верном комнате, а спать он будет либо там, либо на диване. Впрочем, диван - это, наверное, вряд ли. Если папа не будет против его компании по утрам, конечно. Брэйди спит как сурок, но даже его запах поджаренного бекона будет будить - а, к черту все! Как-нибудь расселимся.
В прихожей дребезжит звонок, и я бегу к двери, отчаянно матерясь, потому что умудрился споткнуться об стол. Открываю - и Коллин стоит за ней, растерянный и пытающийся выглядеть так, будто он в порядке - а у самого даже кудряшки поникли, как змеи у Горгоны. Так что первым делом я просто делаю шаг вперед и обнимаю его - парень, ты приехал на Тисовую, теперь все будет в порядке, не стоит ни о чем беспокоиться, у нас впереди еще целый год в Хогвартсе, а это лето как-нибудь переконтуешься, ничего страшного, мы найдем тебе место.
- Привет, друг, - широко улыбаясь, говорю я, и это все, что я говорю из того, что мне хочется сказать. Слова скачут на языке, легонько бьют и норовят сорваться, но я не собираюсь выводить его на откровенный разговор - черт возьми, действительно наплевать, что именно там произошло, главное, что он теперь здесь, со мной, а я его в обиду не дам, и вообще. Пускай даже не задумывается ни о чем. Мой план на лето теперь звучит примерно так: не дать Кудряшу расклеиться и показать ему дивный мир моей семьи и города. Остальное приложится.
- Давай сюда свой чемодан, - голосом, не терпящим возражений, говорю я, и забираю из его рук чудовище на колесах, которое сам же этим утром и помогал запихнуть в поезд. Ничего страшного. Все в порядке. Все будет хорошо.

[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

Отредактировано Winston Dursley (2017-08-04 01:05:28)

+5

4

Дверь открывается, и за ней Уэйд.
Брэйди сам не знает, кого ожидал; приготовился, кажется, к папе-маме-троюроднойтётке - отсюда криво налепленный на лицо вежливый оскал, который не до конца сползает даже при виде друга. Брэйди не может определиться, что ему делать с лицом - и с собой? Он так устал за этот день, но что-то внутри заставляет упрямо держать фасад, оборону и ручку чемодана - последнюю аж до белых костяшек пальцев, как последнюю надежду утопающего. Он не успевает определиться до конца, когда Уэйд вдруг шагает вперёд и одним махом сгребает его в объятия, такие крепкие, что, будь это другой день, Брэйди бы (почти) притворно крякнул и завопил бы о сломанных рёбрах. Но сегодня другой день. И Брэйди позволяет себе на секунду прикрыть глаза и благодарно уткнуться носом в скрытое тканью футболки тёплое плечо.
Дурсль отстраняется, и - само радушие, само невысказанное, но почти осязаемое участие; забирает, почти выдирает у Брэйди из рук чемодан, и руки тут же сжимаются в нервные кулаки - Брэйди не знает, куда их деть, и себя вместе с ними. Он сглатывает и осторожно заходит в дом, затворяя за собой дверь.
Внутри до странного тихо: Брэйди, признаться, ожидал обратного, зная по рассказам и, частично, по знакомству о большом и шумном семействе Дурслей.
- А где все? - спрашивает он у мельтешащего уже где-то впереди Уэйда. Это, в свою очередь, наводит его на другую мысль: - Твои же, ну... Они точно не против, что я тут... буду?
Для него согласие Дурсля - всё ещё где-то за гранью понимания. То есть, сам бы он сделал то же, сказал бы то же, не колеблясь ни на мгновение, если бы решение зависело только от него. Но оно не зависело, а его родители никогда не любили гостей своих детей, уж тем более не потерпели бы постоятельцев. Тем более, на всё лето... Тут, впрочем, разум Брэйди всё ещё вступал в зону "Нет, сынок, это фантастика": наверняка имеется в виду, что он побудет у Дурслей какое-то время, пока не найдёт, где ещё перекантоваться. И он постарается найти. Просто не сегодня. Сегодня, если честно, для него уже немного слишком.
С шумом втягивая носом воздух, он с усилием выныривает из своих мыслей, оглядывается. Вокруг всё ещё никого, всё ещё слишком тихо. Он засовывает ладони в задние карманы джинс и покачивается с пяток на мысы.
- На коврике спать положишь, говоришь? Так я не против, если что. Только подушку дай, и я счастлив.
Слово на букву "ща" горчит на языке, как будто он соврал и тут же был пойман на лжи - фу, пакость! Брэйди улыбается.
- Извини, что нарушил день семейного воссоединения и всё такое. Знал бы, предупредил заранее, ну знаешь, ещё в поезде, но это порушило бы сюрприз. Это всё равно что заранее спалить жениху, что в торте стриптизёрша.
Ему кажется, если он продолжит говорить, если он пошутит как-нибудь особенно удачно, то Дурсль рассмеётся, и он сам рассмеётся, и всё магическим образом наладится. Он не уверен в том, что и эта магия ему по силам. Но он готов попытаться.

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-08-09 00:38:25)

+3

5

Чемодан нужно срочно куда-то запихнуть, я кручусь на входе, не давая Коллину пройти, пока не решаю, наконец, запихнуть его на время в чулан под лестницей - все равно пока не знаю, как Эсме и папа нас распределят. Так что пока они тусят у Макалистеров всей гурьбой, вещи Кудряша будут валяться там - не думаю, на самом деле, что он будет против.
Против чего угодно, видимо. Вот интересно, если бы им не сказали, что у волшебников совершеннолетие наступает в семнадцать, они оставили бы его у себя еще на год (читай: лето)? Ведь очевидно было, что они решились на такой ход, едва их сын достиг совершеннолетия - дескать, теперь мы не обязаны с тобой крутиться, гуляй куда хочешь.
Вообще, судя по рассказам (очень редким и неохотным), в его семье всегда было что-то такое. У меня сложилось впечатление, что они никогда не хотели бы, чтобы Коллин был волшебником, но уж простите, это каким дегенератом нужно быть (вспоминаю ненароком своих бабушку с дедушкой и неловко хмыкаю; чемодан, наконец, пролезает сквозь узкую дверь). Неужели действительно из-за этого? Выгнали из дома потому что он волшебник? У нас двадцать первый век или как? Мне всегда казалось, что вековая маггловская фобия давно канула в небытие - ну действительно, если вспоминать охоту на "ведьм", это же было так давно и практически неправда, и сейчас, казалось бы, самое время принять истину. Почему среди действительно адекватного и толерантного мира встречается такое? И почему оно не где-то далеко, а буквально здесь, с моим лучшим другом? Почему именно он должен был пасть этой жертвой?
Думать о нем как о жертве - плохая идея. Коллин разглядывает гостиную и кухню с унылым облегчением, я проскальзываю вперед него и пожимаю плечами. Мне, наверное, действительно не стоит задумываться о том, как именно произошло произошедшее - ну, случилось и случилось, самое важное - это что я смог помочь ему. Но вот он стоит здесь, лишенный дома, еще несколько часов не подозревавший о том, что такое вообще может произойти. Успел ли он увидеться со своей сестрой? Или ему прямо с порога сказали уходить? Не открыли дверь? Как это случилось?
Мне не нужно об этом думать, но я все представляю, как дверь захлопывается у него перед носом, и сердце буквально на части рвется. Я не представляю, как это возможно - не понимаю, как можно было так сделать с собственным ребенком. Не могу поставить себя на его место - несмотря на все грехи бабушки и дедушки, о которых так неохотно и редко говорит отец, моя семья всегда была максимально лояльна - к кому угодно. И к волшебникам, и к магглам, счастье, что семья смешанная.
- Они к соседям в гости свинтили. Сын у них - пиздюлина еще та, так что я ничего не теряю, просиживая штаны тут, с тобой, - я криво улыбаюсь, пытаясь не сорваться в пучину отчаяния и злости, еле удерживаюсь на шатком плоту тупых шуточек. - Да они даже не заметят, ребенком больше, ребенком меньше - думаешь, они нас считали, когда мы с поезда сошли? Сгребли в охапку и домой, если честно, я до сих пор уверен, что мы взяли с собой кого-то лишнего.
Господи, только бы он держал планку, а то меня ведь действительно сорвет - заодно с ним. Я запихиваю свою злость и готовность разбить кому-нибудь виноватому голову куда подальше, задумчиво кручусь на кухне и пытаюсь понять, чем занять руки, себя и вообще.
- Стриптизерша, - я почти смеюсь и качаю головой. - Жрать хочешь? - тебя вообще покормили так или так просто выгнали? - Эсме сегодня ничего особенного не готовила, все-таки к гостям собирались, но хоть что-то точно найдется. А касательно коврика -
не дури. Я, правда, сам еще не знаю, что и как, но это уже Эсме сама разберется. Не парься.

Мне страшно, что он сейчас либо разрыдается, либо начнет все рассказывать, и потом обязательно разрыдается. Я так боюсь этого, потому что тогда не выдержу и сам, и потому что я просто банально не готов к такому разговору - я боюсь, что не смогу найти нужные слова и поддержать его, у меня до сих пор вся эта херня в голове не укладывается, я просто не понимаю, как такое могло произойти. Почему именно с ним.
[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

Отредактировано Winston Dursley (2017-08-05 14:03:48)

+4

6

Брэйди невольно хмыкает в ответ на реплику о принципах слежения за бесчисленными отпрысками семейства Дурсль: это напомнило ему фильм, который он с упоением смотрел ещё в детстве, "Один дома", и потом не раз пересматривал с сестрой, первые две части. Маленький Коллин всегда завидовал Кевину, ему хотелось пережить столько же приключений, быть таким же отважным и смекалистым, и надрать задницы глупым ворам. Теперь... теперь он, пожалуй, завидовал ему не очень. И вполне себе понимал то чувство, когда просыпаешься - и ррраз! У тебя нет семьи. Хуйня какая-то, а не Рождество.
Дурсль всё болтает и болтает, больше, чем обычно - интересно, он дома всегда такой говорливый? Спрашивает, хочет ли Брэйди жрать - и тот конкретно зависает. Вопрос застаёт его врасплох: ретроспективно, несложно вспомнить, что еду он видел крайний раз утром в поезде, и были это, кажется, утащенные с кухни тыквенные кексы да леденцы-конфеты. Потом... ну, не до еды было.
Ему и сейчас не до неё, если честно. В животе отчётливо пусто, но эта пустота настолько гармонирует с общим его мироощущением, что кажется самой естественной вещью на свете. Заполнять её мнится лицемерием. В итоге Брэйди, не зная, что ответить, лишь неясно пожимает одним плечом и, со скрипом отодвигая стул, садится за кухонный стол - коль скоро Уэйд и так уже полез в буфет.
- Не хипеши, - бросает он в спину другу. - Я не привередливый. - Он немного молчит, смотрит на свои пальцы; отстранённо думает, что в приличных домах наверное моют с дороги руки. Тихо добавляет: - Но если у вас есть чай...
Чай - не лицемерие, чай - это что-то горячее, стабильное, заземляющее. Ему бы так не помешало этого сейчас. По скользящей ассоциации Брэйди вспоминает, как терпеть не могла чай с молоком в детстве Виви, но улыбнуться этой мысли не успевает: его вдруг накрывает пониманием, резким и оглушающе громким - он так и не успел увидеться с сестрой. И он понятия не имеет, когда ему теперь предоставится шанс. Двенадцатилетнюю девочку едва ли так просто отпустят на прогулку в большой город в компании брата нон грата. Брэйди думает о том, что не видел её с зимних каникул, и она наверняка ещё выросла за эту весну. Брэйди думает о том, что очень скучал и скучает по ней...
Так громко хлюпать носом он точно не собирался.
Дурсль оборачивается, конечно, чёртчёртчёрт. Те самые, грязные, не вымытые с дороги руки пытаются как можно скорее стереть предательскую влагу с щёк, но те всё равно мокрые, а теперь ещё и горят со стыда.
- Они отдали мою комнату ей, - зачем-то пытается объяснить он Дурслю, оправдаться перед ним за сопли, - а я даже не смог её увидеть. Не комнату. Чёрт... Вот срань...
Брэйди прижимает основания ладоней к глазам, как можно сильнее, пока не перестанет печь, пока не перестанет течь. Его правая нога нервно отбивает ритм по деревянному полу. Ему стыдно. Но он смутно рад хотя бы тому, что поломался не там (заседание в шкафу не считается), не за долгие часы в пути, а здесь. Где, он чувствует это уже теперь, он всё-таки в безопасности.

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-08-10 21:24:13)

+4

7

Из еды дома и правда шаром покати, но Брэйди говорит "чай", и я незамедлительно хватаю из буфета те самые булочки (Дарла меня убьет, и его заодно), какие-то кексы и всякую остальную дрянь, которую вроде бы принято жевать с чаем. Сгребаю все в охапку и кидаю на стол, кручусь на кухне как бешеный лис, отказываясь признаваться, что боюсь смотреть на друга. Мне кажется, что еще немного, и меня просто разорвет изнутри желчью и злостью, которая копится с самого момента его звонка - и я знаю, что он сорвется, я жду этого, движения нервные, палочка дрожит в пальцах, когда я направляю ее на чайник - давай же. Начни говорить об этом.
- Чай так чай, - легко соглашаюсь я, подогревая воду, доставая чашки. - Все не съедай, а то придется улепетывать от гнева Дарлы, и Эсме заодно. Хотя у меня есть здесь пара укромных мест по городу, я тебе может даже покажу, но не в первый же день туда сваливать.
Я разливаю чай, когда слышу позади себя звук, и поворачиваюсь так быстро, будто меня заклинанием пришибло. Он плачет и размазывает слезы грязными ладонями, следы грязи от пальцев на щеках, смотрит чуть ли не затравленно, а я уже и сам готов разреветься - я просто не знаю, что ему сказать, не знаю, чем утешить человека, у которого не осталось ни дома, ни семьи. Мерлин, так больно думать о том, что мы виделись вот только этим утром, и никто из нас не знал, что мы снова увидимся вечером - и при каких обстоятельствах.
Чертовы ублюдки.
Они отдали его комнату мелкой - так вот что. Он приехал в дом, где для него больше буквально не было места - и ради чего все это. Он даже не успел увидеться со своей сестрой, сколько ей? Десять? Двенадцать? Она-то точно вряд ли понимает, что происходит, интересно, что эти люди говорят ей. Что ее брат - не кондиция? Что он не прошел проверку, что он больше не член их семьи? Что? Вот черт, она ведь совсем маленькая, а Коллин - че хуже? Разве он не их ребенок? Разве он не ребенок все еще, даже школу не окончивший, разве ему не нужны поддержка и забота, чем они думали, когда вышвыривали родного сына на улицу? Какая разница, какой он, Эсме была права, с собственными детьми нельзя так поступать, да даже мы с Верном ей не родные, а о нас она печется так же сильно, как о Дарле - если не сильнее, потому что она-то у нас девушка сознательная, а вот мы... Неважно.
Ставлю чайник не глядя обратно - и как ожог мне за это не прилетел - и подхожу к нему, сажусь рядом с его стулом, коленями упираюсь в пол, отвожу его руки от лица и осторожно сжимаю в своих.
- Посмотри на меня, - и когда он, наконец, смотрит, я все еще не знаю, что ему нужно услышать. Не знаю, но глядя на него, с грязными и мокрыми щеками, с красными глазами, в которых застряло выражение отчаяния, я просто не могу молчать. - Все будет в порядке. Сейчас ты здесь - и у нас впереди целое лето на всякую хрень, которую нельзя было делать в Хогвартсе, ну, у меня есть пара идей, как распорядиться этим временем,- я неловко смеюсь и кусаю губы, мне страшно, что я несу какую-то херню, которая совершенно явно не помогает, но продолжаю. - Не думай о том, что произошло, черт с ними, теперь ты здесь, и ты в безопасности.
Мне страшно и просто невероятно обидно за него, мне ужасно хочется отомстить, показать им, чего они добились своим высокомерием, мне обидно за его сестру, которая еще маленькая и ничерта не понимает, и кто знает, что они говорят ей о ее брате, и с какими мыслями она будет смотреть на него, когда увидит снова - если вообще увидит. Черт, это все такая херня - такая херня, которая вообще никогда не должна была происходить.
[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

+3

8

Брэйди проваливается в чёрную дыру, оглушённый собственными слезами и их видимостью, очевидностью своего горя; это, блин, полный пиздец, и он не хочет отводить ладони от лица, боясь увидеть реакцию Уэйда - увидеть что-то не то... Он точно не ожидает - чужих рук на своих руках, мягко, но настойчиво опускающих их - вниз, но - не отпускающих. Являющих миру заплаканное ебло Коллина Брэйди.
Брэйди моргает растерянно через мокрые слипшиеся ресницы и видит перед собой Уэйда. Чего бы он ни боялся в нём увидеть, этого там нет и в помине. Там не жалость, но сопереживание, не снисхождение, но забота, не раздражение, но... Что-то очень тёплое, необъяснимое. Это Уэйд держит его за руки, рассеянно гладит большими пальцами ладони Брэйди, и у того сжимается что-то внутри, в груди и внизу живота... Голод, наверное, и всё-таки стоит сожрать эти булочки.
Уэйд смотрит прямо ему в глаза, ни разу не отводя взгляда, и обещает, обещает... Бесконечное лето, идеи, хрень. Его голос - успокаивающий и одновременно с тем уверенный, такой взрослый, даже когда Уэйд запинается и неловко смеётся сам над собой. Брэйди никогда не знал, что в нём есть такое. Даже не смотря на то, что это Уэйд дал ему дом - не сегодня, но много лет назад, за факультетским столом, приняв в свою компанию раз и навсегда. Брэйди до сих пор не представлял, что он может быть принятым настолько.
Он не знает, что сказать в ответ; тупо кивает, дышит рвано, вперемежку со всхлипами, затем - шмыганьем, затем - ровно.
Этот момент - так жаль - совсем не вечен. Ещё несколько секунд, полминуты максимум, и пауза станет самую толику неловкой, у Уэйда затекут ноги, и кто-то из них поймёт, что так долго держать бро за руки - немного пидорски. Но пока оно совершенно, и кухня светла несмотря на опустившийся вечер, и вкусно пахнет выпечкой и чаем.

С чаем они в итоге уходят на диван в гостиной, потому что... наверное, потому что он мягкий и там есть плед? Должна была быть какая-то причина, но Брэйди её не помнит, когда стаскивает за задники кеды, смутно волнуясь о запахе, и забирается с ногами, умащивая в пространстве между голеней чашку с дымящимся чаем. Спинка оказывается достаточно высокой, чтобы можно было отклониться назад и примостить на ней голову.
Брэйди поворачивается к Уэйду. Длинные пальцы его неловко замирают на мягкой ткани пледа в сантиметрах от руки Дурсля, теребят бахрому: подразумевался благодарный жест, но Брэйди в последний момент решил, что, наверное, на сегодня с тактильностью будет перебор.
- Спасибо тебе, чувак, - говорит он тихо. Глаза против воли закрываются, но ему совершенно точно нужно сказать важное: - Спасибо за... за то, что впустил.
Это так тупо, но он отрубается раньше, чем успевает услышать ответ.

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

+3

9

Несколько недель спустя - мы все еще в той же локации. Родители его не одумались, как ни странно, не послали родному сыну сову с извинениями (наплевать, что они магглы) и не умоляли его вернуться в лоно семьи. Я понимал, что, скорее всего, они даже не знают, где он сейчас обитает, и это бередило во мне ту самую слепую ярость, которую я в первый же день каникул попытался запихать куда подальше. Выходило, если быть честным, плохо, совсем. Но ради Коллина я старался.
Я замечал в его глазах это выражение - боли и собственной неполноценности, возможно, личной и глубоко переживаемой трагедии, которая все еще развивается в нем, как болезнь, и которую я мог перебить разве что постоянными шутками и новыми делами. Надежда оставалась только на Хогвартс - там-то все будет как раньше, никаких особых забот и достаточно времени на надежду, и даже если такой не останется - на мысли о будущем. Нам ведь действительно, только лето перекантоваться, ничего такого, не так уж это и страшно - целое лето в маггловском мире провести. Иногда даже интересно выходит.
Поселить его пришлось прямо в гостиной - после неконтролируемых психов Верна на тему "почему я должен кому-то отдавать свою комнату" и в особенности после того, как Эсме встала на его сторону, я психанул сам и пафосно ушел из комнаты наверху сам. Почему-то только потом до меня дошло, что Вернону так, вообще, намного лучше - собственная комната, как у Дарлы, где он может делать что захочет. Но оставлять друга в беде я не собирался, и коль уж придется ему провести лето на диване, я его не брошу.
На сегодня у нас была запланирована целая дискотека - хотя проще это было назвать рандомной тусой в честь чьего-то дня рождения. Литтл-Уингинг - маленький городок, новости там расходятся быстро, так что, фактически, про нас и про Брэйди знали если не все, то очень и очень многие. Многие ждали, я так вообще дни считал до этого события, потому что сам по себе город был бесконечно скучным. Эсме не разрешала летать на метлах даже максимально осторожно, разве что за чертой города, до которой, по-хорошему, нужно было еще и доехать. Поехать куда-то, чтобы полетать на метле, да, это даже звучит странно. Так что местная вечеринка представлялась отличным способом развлечься, тем более что у меня чуть ли не с незапамятных времен в чемодане лежала бутылка огневиски.
Верн, конечно, решил остаться дома, маленькая занудная червячина, а Дарла, кажется, уже со своей компанией укатила на место действия. Отец еще не вернулся с работы, Эсме радостно крутилась на кухне, запрягая Коллина, который, кажется, был готов на все, лишь бы не чувствовать себя бесполезным или обязанным, пришлось вытаскивать самыми идиотскими путями. Но на втором этаже нашего дома мне воздалось - при одном взгляде на бутылку огневиски его глаза загорелись.
- План такой, - вещал я, легонько покачивая бутылку. - Мы говорим, что идем к Джонсону ночевать и пытаться играть в настольные игры. Он со своей сестрой старшей договорился, но я на всякий случай ее Конфундусом приглушу, чтобы Эсме ничего не запалила. Ехать нам, в принципе, не так уж и долго, собственно, сам Джонсон нас и отвезет.
Говорить о каких-нибудь правилах поведения среди магглов я не собирался, Брэйди и сам куда легче смог бы провести ликбез, потому что жил полностью в маггловской семье (тут сердце сделало небольшой кульбит, и я попытался отвести эту мысль от себя подальше), да и в любом случае, существуют же всякие непредвиденные ситуации (да, я слышал о нападении дементоров на дядю Гарри в этом же городе бесчисленное количество раз), так что палочки в любом случае оставались при нас. В остальном же - ну, не маленький, и сам поймет, алкоголя и наркоты там будет завались, но на волшебников это действует примерно как шампанское на алкоголика со стажем, для того, собственно, и огневиски - чтобы совсем грустно не было. Было бы еще что-нибудь, я бы обязательно притащил, но закрома оказались пусты как список завоеванных сердец у монашки.
[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

+2

10

Жизнь дома у Дурсля... всякая.
Когда с Уэйдом, Брэйди счастлив. Они творят хуйню, вместе исследуют Литтл Уингинг - Брэйди впервые, Уэйд вспоминая, - множат количество inside jokes, прикалываются над Верном, бесят Дарлу, и кажется, что всё это - лето, счастье, свобода - настоящие каникулы, и Брэйди просто приехал к другу погостить, всего-то.
Но потом иллюзия разбивается - с лёгкостью. Уэйд и Верн ссорятся до ора, до хрипа из-за комнаты, разделяя семью на два воинствующих лагеря - ненадолго, ровно до ужина, но Брэйди сгорает от стыда, не может есть, не может не думать о том, что это он - причина неудобств и разногласий, и не было бы его, всем было бы лучше.
Такие крупные поводы необязательны, хватает и мелочей: как Дадли мимоходом сетует на то, что давненько не заседал в гостиной, и Брэйди понимает, что это всё из-за него, диванного оккупанта. Как Дарла, не смущаясь, громко объясняет кому-то из-подруг, что, да, у них теперь на одного придурка в доме больше, да, друг Уэйда, да ты чё, какой симпатичный, ну так, его из дома выгнали, ага.
Обо всё это Брэйди обжигается, как о случайную крапиву в траве, потому что все эти мелочи-детальки напоминают ему: он здесь не на каникулах, он здесь в статусе беженца. А это поневоле отбирает вкус у спелых ягод и краски у яркого летнего дня.
Брэйди старается не быть совсем уж обузой, впрочем. У него, считай, нет собственных сбережений, кроме совсем куцего остатка на счету Гринготтс - с прошлого лета, когда родители делали перевод средств, чтобы оплатить ему новые учебники. Да и от этой нехитрой заначки Эсме отказывается наотрез. Поэтому Брэйди фактически становится её домовым эльфом. Только без оплаты. Как в старые времена. Он бросается ей на помощь, стоит ей только заикнуться или даже до этого, и в итоге от него частенько больше суеты, чем пользы, но за пару недель он уже навострился нарезать овощи не уродливыми брусками, а почти красиво, и, главное, быстро; замешивать тесто для панкейков и даже однажды запёк в духовке мясо. Честно говоря, он сделал бы для Эсме и больше, ковриком бы выстлался, если нужно - настолько он благодарен ей за совершенно естественный, без капли обвинения или жалости, приём.
Но обычно его вовремя одёргивает Дурсль.
Как вот сегодня - прибежал на кухню, в глазах огонь, и закатил их тут же, при виде Брэйди по уши в обрезках картофельной кожуры. Выдал Эсме какую-то нелепейшую отмазу, типа - отдай мне его, мне нужно обсудить ЧТО-ТО ВАЖНОЕ, и вот они уже в комнате, Брэйди вытирает всё ещё мокрые руки от штаны и... внезапно верит в богов, будду и Мерлина, когда видит бутылку огневиски в руках друга.
Намечается туса. Самая настоящая туса. И они даже не будут на ней последними трезвенниками, потому что Уэйд, золото такое, занычил правильное бухлишко.
Он благоговейно забирает бутыль у Уэйда и нежно целует её в пузатое стекло.
- Чувак, - проникновенно говорит он. - С этой деткой я хоть на край света.
Только теперь он почему-то с кристалльной ясностью понимает, чего его нервишкам не хватало всё это время. Им не хватало нажраться.

Джонсон, плечистый блондин с жвачкой в зубах, заезжает за ними ближе к вечеру, как и условлено. Литтл Уингинг - крохотный городишко, так что едут они от силы четверть часа, могли и пешком догулять. Но на машине, конечно, удобнее. И эффектнее. И как будто бы вы те, кого уже ждут.
Уэйда ждали, конечно: здесь его стихия, его компания, его друзья. Вся его бурлящая активная социальная жизнь, та, что вторая, вне Хогвартса, к которой Брэйди обычно не имел никакого отношения. Брэйди сверкает улыбкой, когда Уэйд его представляет направо и налево, ловит на себе заинтересованные взгляды, а сам старается не думать о том, что... Сам он обычно впадал на лето в полный анабиоз. Отсыпался, смотрел идиотские ТВ-шоу и подсаживался на сериалы, за которыми потом не сможет следить; развлекал Виви; брал старый отцовский велосипед, из его краткого периода попыток в спорт, и гонял по окрестностям; совсем вешаясь со скуки, выпрашивал деньги на автобус до Лондона и проводил там целый день, с утра до ечера или следующего утра, затем возвращаясь домой. У него не было друзей-магглов, которые ждали бы его приезда из "пафосной школки", не было второй жизни - только первая, встававшая на паузу на три летних месяца.
Так что всё это, чей-то День рождения, толпа смеющихся, пьющих, перекрикивающихся через громкую музыку подростков, при которых почему-то нельзя махать волшебной палочкой, - это всё также было в новинку для Брэйди. Но, пожалуй, тот сорт новизны, к которому он мог бы привыкнуть. Волоокая черноволосая нимфа у столика с коктейлями не сводит с него глаз, и Брэйди, уже щедро успевший плеснуть в свой стакан и в себя огневиски, с удовольствием улыбается в ответ и, не задумавшись дважды, дрейфует в её сторону, тем паче, что и Дурсль уже занят активной социализацией и не замечает пропажи.
Нимфу зовут Скай, коротко от Скарлетт, но лучше правда Скай, у неё восхитительно острые локти и плечи и трогательная щербинка между передних зубов. Брэйди смотрит на её губы и её улыбку, и думает, как бы так невзначай её поцеловать?.. Огневиски определённо снял с него барьеры неловкости.
И, по его ощущениям, он вполне себе уверенно приближается к цели (Скай совершенно не возражает, когда он проводит пальцами по её руке, и это определённо хороший знак!), когда вдруг сбоку от них слышатся громкие злые голоса, окрики: где-то по близости явно назревает конфликт.
Брэйди щурится, всматриваясь сквозь блики и людей в толпу, - и ну конечно! Кто же ещё. Уэйд Дурсль бодается с каким-то мудаком. То есть, Брэйди понятия не имеет с кем, но раз Уэйд бодается с ним - значит, мудак. Значит, пора к оружию.
Брэйди бросает последний взгляд на Скай, горестно вздыхает и стартует в сторону зарождающегося пиздеца.
Прекрасный пол прекрасным полом, а лучших дружбанов в пылу боя одних не бросают.
Даже если боя ещё нет, и вообще это летняя вечеринка в маленьком благополучном городке.
- Хэй, что случилось? - подойдя к закипающему Дурслю, Брэйди кладёт руку ему на плечо: мол, я с тобой, а также - погоди бить рожи, сперва объясни. - Нужна помощь?

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2017-10-16 00:01:27)

+3

11

Джонсон был из тех ребят, которые все время пытаются показать всему миру, какие они крутые, смелые, дерзкие. Магглы, которые цеплялись за материальные вещи сильнее, чем гоблины за золото, обычно показывали свою крутость именно с их помощью. У Джонсона была дорогущая навороченная тачка, конечно, телефон, как у всех, и еще до жопы всяких разных примочек, о предназначении которых я и догадаться не мог, пока он не включал/открывал/наводил. Приходилось, конечно, делать кислую мину - я же все это, по идее, и так должен знать. Но проблема была в том, что маггловские технологии развивались слишком быстро - в противовес магическому миру, где век от века все было одинаковым, и только сейчас народ начал шевелиться. Я же, проводя почти год в Школе, понятное дело не успевал за этими новыми тенденциями. Но честно пытался наверстать упущенное за два жалких месяца на Тисовой. Мне это было ни к чему, но, с другой стороны, это было охренеть как интересно. Все эти соцсети, видео, машины и даже игрушечный, но по-настоящему летающий вертолет. Это было очень круто, даже просто жить среди всего этого наверняка было круто.
С другой стороны, большинство магглов крутыми не были. Их вещи были, а они сами - нет, нихрена, обычные тупые люди, просто тупо пользующиеся благами своей науки. В магическом мире каждый хоть что-то отдает, прежде чем получить - усилия, затрачиваемые на выучивание самого обычного заклинания, или создание зелья, которое не купить в магазине - ну, или просто которое можно сделать дома. Но магглы просто отдавали деньги и пользовались - я моей стороны, это было совсем не круто.
Джонсон не был крутым. Он пытался казаться таким, окружая себя всякими пиздатыми вещами, но сам по себе был настолько обычным, что я мог бы назвать еще с десяток таких парней в нашем городке. Ничем не выделяющийся, кроме деньжат своих родителей - нет, конечно, меня должны считать точно таким же. Почему машины нет у меня? Ну, во-первых, бессмысленно иметь машину тому, кто учится в элитной школе-интернате. Во-вторых - это, конечно, потому что меня чуть не вышвырнули оттуда за плохое поведение. Старик Джонсон сжевывает это объяснение на раз-два, смеется и спрашивает, не потому ли что я лазал в другое крыло к девчонкам, я только многозначительно улыбаюсь и, забираясь во внутренний карман куртки Брэйди за сигаретой, заявляю ему, что мал он еще знать все подробности моих прегрешений.
Впрочем, насчет поведения я и не врал - учителя Хогвартса, завидев меня, едва ли не убегают обратно в свои кабинеты. До знаменитых близнецов Уизли в плане проказ мне, конечно, далеко, да и фантазии настолько буйной у меня в запасе нет, но с поведением все было херовасто с первого же дня в Школе. Хотя я вроде бы ничего такого не делал, за что меня можно выгнать... Да и не выгонят они меня, в наше время выгонять оборотня значит навлечь на всю Школу гнев защитников меньшинств. Никто не хочет такой шумихи, включая нашего прелестного директора. Нет, я не хочу сказать, что мне из-за этого все позволено, грани-то я знаю, но даже если что вдруг - меня не отправят обратно срочным рейсом. Просто не смогут.
Обернутые в пергамент травы хорошо пахнут и так же хорошо бьют в голову, и мне остается только поблагодарить всех возможных богов за то, что мой лучший друг Коллин Брэйди так хорошо управляется с магическим эквивалентом наркоты - маггловская не берет, я пробовал еще в прошлое лето, в итоге только пропах марихуаной насквозь и тщетно пытался выветрить этот запах с рубашки. Нет, она потом, конечно, осталась как трофей, но сам факт меня тогда не обрадовал ни разу.
На месте была уже куча народу - пока мы ехали, быстро стемнело, теперь народ освещали фары многочисленных машин. Я протаскиваю Брэйди через толпу, знакомлю со всеми подряд - эту ебаную кучу народа я знаю чуть ли не с пеленок. В какой-то момент ко мне с визгом подлетает девица и смачно целует - и на этом моменте я теряю Коллина окончательно, рукав его теряется, но мне за друга не страшно - чай знает, как вести себя на вечеринках, от здешнего алкоголя не опьянеет, а бутылка осталась при мне.
Кстати, бутылка!
Я достаю ее из магически увеличенного кармана своей куртки и хорошенько прикладываюсь - потому что негоже приходить на такие события трезвым. Девица оказывается именинницей, и по этому случаю уже я целую ее.
А дальше все по накатанной - пьяные обжимания, пьяные же драки рядом с соседним столом, какая-то дебильная песня, которая раздается на всю территорию. И непрерывное мигание фар, которое действует мне на нервы.
- Какого хрена тут происходит, - я врываюсь в компанию парней, активно что-то обсуждающих, с веселым гоготом. Оказывается, что народ собрался устроить гонки по городу - и ясное дело, это противозаконно, но кому какое дело. Естественно, я хочу в этом поучаствовать, но какой-то мудила заявляет, что такой изнеженный пидор, как, простите, я, нихера в машинах не смыслит.
Моя рука дернулась к палочке, но я вовремя себя остановил. Это магглы. Это тупые магглы, которые нихуя не знают и живут в своем ограниченном мирке из всякой техники. В машинах я ясное дело не смыслю, но чтобы тыкать меня в это носом да еще пидором называть!
Поэтому я просто дернулся ударить его по роже - но меня кто-то удержал. Рука на плече явно принадлежала Брэйди, а потом и его голос точно убедил меня в правильности этой догадки. Черт, брат, ты невовремя!
- Этот ублюдок назвал меня пидором, - сквозь зубы рычу я. - И сказал, что я нихера не разбираюсь в машинах!
Его счастье, что в полнолуния я пью аконитовое зелье, иначе специально выследил бы его и глотку нахрен выдрал.

[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

Отредактировано Winston Dursley (2017-11-08 10:28:08)

+3

12

Дурсль не так чтобы пьян в щщи, но поддат достаточно, чтобы вести себя как буйный пикси - типично, Брэйди привык: так то, стоило им наложить лапу на спиртное, у Дурсля все быстро становились пидорами гнойными. Проблема была только в том, что Брэйди обычно никогда не был тем, кто тормозил пьяного Уэйда на поворотах - нет, в задорном угаре он с радостью к нему присоединялся, будь то побоище или опасная вылазка, которая точно обойдётся факультету в сотню баллов. За шкирки их вовремя хватал Олдридж. За это они его немного ненавидели и обзывали мудкиллером, однако слушались, а с утра - слёзно благодарили и обещали проставиться.
Проблема заключалась в очевидном: сейчас Олдриджа с ними не было.
Брэйди за него.
И, пожалуй, он даже условно подходил на роль: вопреки обыкновению (или потому что после сытного обеда небольшое количество огневиски ещё не успело так уж ударить в голову), алкоголь ещё не сорвал ему все тормоза - и не убрал до конца ощущение гипер-осознанности, сопутствующей тревоге, с которым он перманентно жил эти дни. Поэтому-то Брэйди и понимает, смотря на пышущего яростью друга и переводя взгляд на его не менее радужно настроенного оппонента, что в лишние проблемы им влезать не стоит. Конечно, Дурсль жил здесь каждое лето и, небось, напивался тоже и бил морды, но в данный момент, сейчас, Брэйди не может не принимать во внимание палочку Дурсля, которую он взял с собой и которая опасно торчала у него из кармана, криво, как будто он уже пытался за неё схватиться.
Так что он не убирает руку с напряжённого плеча.
Не подзуживает, а, напротив, думает, что сделать, чтобы сбавить градус. Так странно. Так непривычно. Так и рвётся с языка какая-нибудь пакость, после которой точно будет мясо.
Он сжимает пальцы крепче, останавливая не только Дурсля, но и себя.
- Братиш, а ты в них разбираешься?.. - тихо спрашивает он на ухо и получает ну очень звериный взгляд в ответ, Уэйд на него разве что не рычит.- Окей, понял. - Откашливаясь, повышает голос: - Как по мне, так это тупо развод на слабо!
"Ублюдок" ухмыляется, подтверждая догадку. Брэйди хмыкает, огибает Дурсля и подходит к нему близко, почти нос к носу.
- Решил понтануться знанием папкиных журналов или всегда такой борзый? Не пизди зазря, в чём вопрос?
Ухмылка напротив становится совсем уж издевательской и явно просит кулака, но Брэйди держится.
- Окей, кудрявый. Гонки. По городу. Сейчас. Сечёте в тачках? - он наклоняется к самому лицу Брэйди. - Докажите.
"Ебать мой сраный хуй", - проносится у того в голове.
Он оборачивается к Дурслю так, как будто у него онемела шея, и натянуто улыбается.
В его глазах - немой вопрос: "?!?".
Брэйди никогда не садился на руль автомобиля, изредка видел, как водит отец, но не уделял внимания. Каким бы ни был опыт Дурсля, что-то подсказывает Брэйди, что это совершенно не имеет значения: прямой вызов тот проигнорирует, только если сковать его цепями и привязать где-нибудь в лесу. Да и то прибежит с древесным стволом за спиной.
Брэйди кажется, что где-то за много миль отсюда Олдридж чувствует желание ударить ладонью по лбу и не может понять, почему...

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

+3

13

Очень хотелось ему вмазать. Так хорошо, чтобы он забыл, как себя зовут, как машину свою ебаную водить и до кучи - чтобы забыл, как приебываться к честным ребятам, он хоть понял, кого попытался опустить? Никто не смеет так разговаривать с Уэйдом Дурслем, я хочу, чтобы он раз и навсегда это запомнил, чтобы ссался ночами, вспоминая одно только мое имя.
Кто бы мог подумать, что Литтл-Уингинг за девять месяцев моего отсутствия породит таких чудовищ. Этого парня я не знал, даже навскидку не мог сказать, откуда он, так что, скорее всего, приезжий - ну, ему же хуже, потому что из здешнего народа все знают, что мне дорогу переходить не стоит. Как и то, что моего брата трогать не надо, если тебе жизнь дорога. Но этот парень еще ничего не знал - и я, конечно, могу милостиво позволить ему побыть в неведении еще немного. Насрать мне на машины, я летаю на метле лучше всех, если бы захотел, остался бы в квиддичной команде и был бы залогом успеха - только с командой мне плохо работается, лучше в одиночку. Какой идиот будет тратиться на тачку, когда можно выбрать легкую, удобную и аэродинамичную метлу - в этом плане я вообще не понимал людей, которые покупали машины. Ну да, летать могут и по дороге удобно ездить, да, заклятие незримого расширения на багажник, но это ведь гигантская дура, груда металлолома, вильнешь не туда и разобьешься нахрен.
Разобьешься.
Какая, к херам собачьим, разница, разбираюсь я в них или нет? Да я в этих чертовых смартфонах разобрался, я же гений маггловской техники, знаю, что там есть педаль газа и педаль тормоза и все, подумаешь какая наука - одна только мысль о том, как он будет рыдать, когда проиграет, заставляет кровь кипеть.
Я ободряюще улыбаюсь Брэйди. Вот он, кажется, прямо сейчас в штаны наделает, и мне становится от этого ужасно смешно - он же сам жил среди магглов, его родители магглы, неужели он вообще никак не использовал этот шанс? Черт, было бы обидно, потому что мне бы помощь точно не помешала.
- Надеюсь, ты не будешь рыдать, когда проиграешь - терпеть не могу девчачьих слез, - говорю я этому мудаку, сам хватаю Коллина за рукав я разворачиваюсь, ища глазами Джонсона. Ну, на его машине мы уже ездили, так что должно быть попроще.
Самого Джонсона я не нахожу, но вот его машина приветливо сверкает мне хромированными боками - я трясу Брэйди за плечо, привлекая его внимание к этой красавице, и сам забираюсь на водительское сиденье.
- Э-э-э, - многозначительно говорю я, тупо смотря на руль. - А как она заводится?
Я мог бы попробовать ебануть магией, но во-первых, на меня все пялятся, а во-вторых, откуда мне знать, каким заклинанием могут завестись машины - я ни в маггловских, ни в магических не разбираюсь.
Пока я судорожно пытаюсь понять, как выкрутиться из ситуации, в стекло двери кто-то начинает настойчиво стучать. Я сначала резко открываю дверь, чтобы ударить надоедливого чувака, и только потом вижу, что это хозяин машины.
- Черт, прости, мужик! - говорю я, сочувственно разглядывая его и помогая подняться - Слушай, я надеюсь, она застрахована, а ключи я тебе верну. Так уж вышло, что своей машины у меня нет, но ударить в грязь лицом я не могу, ты же понимаешь, - я тараторю так быстро, что он, кажется, вообще смысла не улавливает, но это только обманный маневр. Помогая ему подняться, я свистнул из кармана его куртки ключи, и теперь, забираясь обратно на водительской сидение, блокнул двери, чтобы он не вернул их себе. Радостно помахал перекошенной роже Джонсона, который что-то орал, но его крик тонул в остальных звуках вечеринки. А потом повернулся к Брэйди.
- Не ссы, все нормально будет, я был за рулем пару раз.
Пару раз в прошлом году, но как-будто меня это остановит. Я вставил ключи и повернул их. Машина послушно завелась, и я довольно похлопал ее по приборной панели - понятия не имею, как у магглов, а в магическом мире даже техника обладает каким-то эквивалентом характера, я это давно заметил.
[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

+1

14

Ну да, конечно, как Брэйди и предполагал: улыбка Дурсля в ответ на его взгляд, полный паники, - яркая, злая, абсолютно безбашенная. Брэйди смотрит на него такого, и на несколько секунд ему кажется, что всё остальное не важно, потому что когда Уэйд улыбается так - он порвёт всех и вся, Брэйди не о чем волноваться.
Но потом его отпускает, шум голосов, хохота и улюлюканья вокруг возвращается к нормальной громкости, и Брэйди вспоминает: а, да, они с Дурслем сейчас влезут в груду металла, которой ни один из них не умеет управлять, и попробуют не убиться. Кажется, в этом была идея?
Дурсль тащит к его машине, к машине Джонсона, ха! - и как будто знает, что дела-
— Э-э-э, а как она заводится?
Брэйди со стоном откидывает голову назад. И, пока Дурсль объясняется с хозяином тачки и/или бьёт ему ебло, Брэйди разговаривает с потолком авто.
- Мы умрём, - спокойно докладывает он чёрной обивке. - Я не планировал умирать таким молодым, но, видно, делать нечего. Судьба.
— Не ссы, все нормально будет, я был за рулем пару раз, - утешает его Уэйд: он победил Джонсона и даже, вот, заводит автомобиль откуда-то взявшимися ключами. Брэйди не уверен, чему здесь радоваться, а чему огорчаться: с одной стороны, лицо Джонсона, прижавшееся к стеклу с водительской стороны, как бы намекает им, что только блокировка дверей спасает их сейчас от мордобойни. С другой стороны... возможно, Брэйди всё-таки предпочёл бы разбитый нос встрече с деревом, столбом или какой-нибудь бабулькой, страдающей бессонницей.
Машина дёргается с места; толпа вокруг благоразумно растекается в стороны, и перед ними открывается выезд на дорогу, едва освещённую фонарями. Этот дом - в отдалении от главной улицы, иначе к ним давно вызвали бы копов, и - это всё, что Брэйди известно об исходной точке и уж тем более он не представляет себе дальнейший маршрут. Знает ли Дурсль? Или думает, что знает? Возможно, - Брэйди смотрит взволнованно то вперёд, то на скалящееся азартом лицо друга, пока тот выруливает машину на нужную позицию, рядом с парой других, - за него думает огневиски?
Но затем гул и едва ощутимая вибрация двигателя набирают обороты, и они вдруг срываются с места, так резко, как будто хотят сбежать от собственной тени. У Брэйди захватывает дух от нарастающей скорости, и - он в восторге, и - он забывает о страхе.
- Йуххууууу! - вопит он. От прилива чувств бьёт Дурсля кулаком в плечо, и машина виляет, едва не съезжая в кювет. - Упс. Но ты можешь! Ты блин реально можешь, чувак!
Он открывает окно, коль скоро никакой Джонсон им уже не грозит, и высовывает туда руку, а затем и голову. Ещё немного вопит в ночь от полноты чувств - но мимо со свистом вдруг проносится другая тачка, и он едва успевает нырнуть обратно в салон, чтобы ему не снесло кудрявую макушку.
- Вот мудак! - выдыхает Брэйди, провожая возмущённым взглядом задние фары впереди. Через секунду до него доходит: - Твою мать, он нас обогнал! Жми на газ!!
Если и была в нём до сей поры осторожность, её выдуло ветром прочь в темноту июльской ночи.

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

+1

15

Машина срывается с места так быстро, что меня вжимает в кресло с какой-то бешеной силой - в унисон с той бешеной силой, которая разрывает меня сейчас изнутри. Хочется орать и смеяться одновременно, люди вокруг расступаются перед нами, превращаются в одно малопонятное пятно, смазываются что в глазах, что в памяти - и машина едет дальше, так быстро. Когда ты летишь на метле, ты не особенно замечаешь скорости, потому что наверху все одинаковое - облака, картина внизу, разве что ветер бьет тебе в лицо сильнее. Но здесь все было наоборот - окружающий мир превращался в картину художника-абстракциониста, и никакого ветра не было. Только ощущение огромной силы у тебя в руках. Это бешеное, сумасшедшее чувство, и мне кажется, что я никогда его не забуду - такое даже сравнить не с чем, я никогда такого не испытывал.
Коллин бьет меня кулаком в плечо, видимо, слишком сильно, потому что машина виляет в сторону, и я с невероятным усилием сцепленных вокруг руля рук, возвращаю ее на место - и смеюсь так громко, что уши закладывает.
- Ты в меня не верил? Я же говорил, что умею!
В прошлом году я водил машину под чутким руководством отца, упросив того дать мне пару уроков - мало ли что. Тогда машина двигалась медленно и плавно, и была похожа на сонную черепаху, да и покатался я на ней совсем немного, запутался в этих передачах и бросил дело. Но теперь все было по-другому, тут даже машина была другая, невероятно сильная, почти живая. Если бы мы были в магическом мире, я бы без колебаний в это поверил, но мир магловский таких чудес не подразумевает.
Ветер все же появляется - пускай позже, но. Я боюсь отвести глаза от сжираемой машиной дороги, но ветер врывается в автомобиль сбоку, а Брэйди орет что есть мочи в ослепляющую темноту дороги, и я снова смеюсь, бешено улыбаясь - окно открыл и орет туда, дебил. Пускай. У него слишком мало развлечений в это лето, надо было сделать что-то такое раньше - просто чтобы бедняга хотя бы ненадолго почувствовал себя живым, а то подписался на постоянную помощь Эсме и молчаливым призраком в доме на Тисовой заделался - это уже ни с какие ворота. Нам же семнадцать, запрет на магию вне школы только спал, нам бы развлекаться и радоваться жизни, потому что в следующее лето нам придется думать о том, как же эту дурацкую жизнь жить. Но я почему-то уверен, что мы все придумаем - мы с Брэйди, вместе. Он же теперь совсем один, куда я его брошу, он же мой чертов лучший друг, почти брат. Дебил, правда, редкостный, но что уж поделать - такова моя непосильная ноша, оберегать его от всяких невзгод.
- Что? - я напряженно вглядываюсь в машину впереди, давлю на газ, дергаю переключатель передач, ручку эту чертову, машина вроде делает рывок вперед, но остается на том же расстоянии. - Кудряш, доставай палочку! Колдунь что-нибудь, мы не должны проиграть!
Я же обещал утереть нос этому сопляку - я не могу так просто отказаться от своих слов, мне же будет стыдно выходить на улицу весь остаток лета, всю оставшуюся жизнь. Мы же чертовы волшебники, мы можем что-то поставить против их магловских технологий, в которых они сами нихрена не разбираются! Черт, должно быть что-то, что может помочь!
Машина впереди резко сворачивает влево, и только когда она это делает, я понимаю, что в темноте перед нами вырос двухэтажный дом - домишко, какими весь Литтл-Уингинг застроен, такой же, как наш дом номер четыре, но вот этот невыгодно отличается тем, что в него сейчас врежутся два идиота-волшебника - я ору в унисон с Коллином и кручу руль до тех пор, пока колеся не вывернутся и не позволят нам сделать поворот. Мы едем по газону, сбиваем чей-то почтовый ящик и, наконец, выруливаем обратно на улицу, сокращая расстояние. Блять, нам точно нужно преимущество - а все потому что машина херовая, придурок Джонсон, не мог нормальную колымагу выбрать? Что это вообще за дрянь вместо машины, что у нее двигатель травой зарос или что?   
[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

+1

16

Вот к чему Брэйди точно ещё не успел привыкнуть за то недолгое время, что прошло с его дня рождения, так это к тому, что теперь колдовство вне школы было абсолютно легально, без дураков. Ему всё ещё казалось, что в этом всём есть какой-то подвох, чуялась подстава: ведь не может же быть, что суровые скучные дяди в Министерстве действительно больше не следят за каждым его чихом? Ведь не может же быть, что они реально решили, что 17 лет - это тот самый возраст, когда можно давать в руки объебашенному гормонами подростку палочку безо всяких ограничений (ну почти) и надеяться, что он проявит чудеса понимания, воздержания и гражданской ответственности?
Потому что вот они с Дурслем, смотрите, официально взрослые члены магического сообщества, несутся по ночной улице на маггловской тачке, и что же, что же сделает Брэйди, когда его друг предложит ему применить магию в отношении маггла? Наверное, благоразумно откажется и процитирует соответствующую статью магического законодательства?
- Авис! - орёт Брэйди, молниеносно вынув палочку из кармана и направив её в сторону вражеского авто. Откуда только взялось в голове это заклинание, где только подхватил... ах да, та дуэль, с задротом с Рейвенкло. Синяки от острых клювов сходили долго, было время/желание запомнить и потренировать. И вот надо же где пригодилось!
Стая мелких пернатых пидорасов возникает будто бы из ниоткуда и с гневным клёкотом устремляется за машиной неприятеля, окружает её голосящим, мельтешащим облаком. Из машины доносятся удивлённые, испуганные даже вскрики; она петляет на дороге и вдруг резко ныряет в сторону. Брэйди вдруг пугается и сам, снова выныривает из окна, оглядывается назад.
- Люмос Максима!
Вспышка света успевает выхватить скатившееся с обочины, но, хвала Мерлину, всеми четырямя колёсами прочно стоящее на земле авто. Его окна благоразумно закрыты; птичье облако облепило фронтовое стекло. Брэйди выдыхает со смешком, но после этого тут же чуть не получает инфаркт от крика Дурсля - вместо этого только бьётся от неожиданности макушкой о верхнюю кромку окна.
- Ты чего орё-ААААААААААА!!
Потому что тут он, наконец, сам поворачивается лицом к дороге и видит летящий на них дом: кирпичная кладка, тёмный прямоугольник окна, зановески в цветочек, в маргаритку -
Они успевают свернуть в самый последний момент, не так чтобы на дорогу, скорее - по чьему-то невысокому забору, по лужайке, въезжают в почтовый ящик, едва минуя собачью конуру, из которой раздаётся возмущённый лай, и только затем вновь оказываются на асфальте, продолжая набирать скорость.
Как только Брэйди может снова, наконец, дышать, он начинает орать на Дурсля хриплым, сорванным от крика голосом:
- Ты блять совсем ебанутый?? Это твоя идея о развлечениях?! Останови машину! Это совсемблятьневеселоостановихеровумашину!!
У Дурсля - упрямо сжатая челюсть, взгляд убийцы и брови ветерана Ирака; даже сотрясая воздух, Брэйди понимает по этому лицу и добела сжатым на руле костяшкам, что он не остановится.
Окей, значит - дыхательная гимнастика: вдох-выдох. Вдох-выдох. Брэйди старательно вдыхает через нос, выдыхает через рот, выпрямляется в кресле; машину подкидывает на лежащих полицейских, но Дурсль и не думает отпускать педаль газа.
Глядя вперёд и сосредотачивая внимание на фарах впереди, Брэйди, вопреки рассудку, понимает почему. Хищно подаётся вперёд. Огни фар становятся всё ближе.
- Ещё немного. И мы их сделаем.
Ему не хочется колдовать. О нет. Сейчас ему хочется надрать им задницу вчистую, без подмоги.
- Поднажми ещё.

[nick]Collin Brady[/nick][status]bravado[/status][icon]http://s9.uploads.ru/tgGyU.gif[/icon][sign]this house no longer feels like home.[/sign]

Отредактировано Gilroy Brady (2018-03-25 20:18:50)

+1

17

Это финишная прямая, финишная прямая, финишнаяпрямая, чертовы огни фонарей становятся ближе с каждой милисекундой; город остался далеко позади, машина сжирает расстояние, не пережевывая, глотает огромные куски земли, оставляя после себя - по ощущениям - только дым и пепел. После нас - потоп, пожар, впереди - победа, и я не позволю каким-то сраным ничего не представляющим из себя магглам вырвать ее из моих рук. В руках - вибрирующее колесо, руль, от малейшего движения которого машина виляет из стороны в сторону, но я уже худо-бедно научился ей управлять.
Давай. Это последний рывок. Давай же.
Брэйди подается вперед всем собой, я не вижу его даже краем глаза, но чувствую - его истерические крики затихли, за что я был ужасно благодарен, как и за то, что он действительно заставил сойти с дистанции наших конкурентов. Они остались далеко позади, остается еще совсем немного - и мы, блять, победим.
Победим.
Эта победа ничего не значит в контексте всей нашей жизни, но в контексте этого момента она значит все. Это - итог, цель, мечта, без нее не будет больше ничего, без этой чертовой победы весь этот вечер, вся ночь и все лето рассыпется прахом, мы должны. Я позволяю себе на мгновение оторвать взгляд от дороги и кинуть его на Коллина, который, кажется, сросся с машиной и смотрел только вперед. Блядь. Ради него. Я должен победить ради него. Этому идиоту слишком мало радостей в жизни, слишком плохо с ним обошлось это лето, чтобы набрасывать еще тревог и неудач.
Я вдавливаю педаль газа в пол, и машина движется еще быстрее, хотя секунду назад казалось, что это попросту невозможно. Но мы рвемся вперед как заклинание, пущенное без предупреждения, и пересекаем черту финиша задолго до соперников. Люди впереди бросается врассыпную, машины неожиданно оказываются слишком близко, кто-то совсем близко истошно орет, пока я пытаюсь нащупать ногой педаль тормоза, и через пару мгновений я понимаю, что вообще-то ору я сам.
Машина останавливается.
Вокруг воцаряется тишина. Тишина спокойной ночи, даже музыка не слышна, мы с Брэйди переглядываемся как люди, только что судом избежавшие смерти - и я не могу сказать, что это совсем уж не так. Я вылезаю из машины, едва стоя на подкашивающихся ногах, меня окружают какие-то люди, которые что-то орут, хлопают меня по плечу, всовывают в руки этот их маггловский алкоголь - я не слышу почти ничего, все это проходит фоном. Что это черт возьми только что было. Мы с Брэйди действительно катались на чужой тачке по всему городу? Мы действительно это сделали?
И следующей мыслью приходит совсем другая.
Мы действительно победили?
Реальность неожиданно бьет по ушам. Врезается в глаза, оглушает, заставляет застыть. Неожиданно всего вокруг слишком много, слишком радостные вокруг лица, слишком шумные крики, откуда-то снова начинает играть музыка. Пиво (если это вообще оно) проливается мне на футболку, и я в этом гомоне беззвучно матерюсь. Мне надо найти Коллина. Во всем этом безумии он - единственный маяк стабильности, и мне срочно нужно найти его.
Я прокладываю себе путь из пьяных и радостных подростков, все они поздравляют меня, хлопают по плечу-спине-рукам, что-то говорят, мимо проносится Джонсон, и я даже не удостаиваю его взглядом. Я успеваю найти Кудряша и хватаю его за рукав, вижу, с каким шоком в глазах он оборачивается, чтобы наткнуться на меня, и потом все переключается как по тумблеру. Снова.
Сначала кто-то начинает кричать. Потом откуда-то слышится звук сирены, и вот, расслабленные и веселые люди неожиданно оказываются напуганным стадом. Они облепляют машины как мухи, пытаясь сбежать как можно скорее.
- Копы! - кричит кто-то, как будто это и так не ясно, и я, все еще не выпустив рукав Брэйди, тащу его сквозь ошалевшую толпу вперед - по крайней мере, в этой ситуации я точно знаю, что делать. Он, умница моя, сразу же понимает, что лучше следовать за мной, и я благодарю небо за то, что у меня такой потрясающий и понятливый друг. Адреналин в крови все еще бушует, может быть поэтому мы бежим быстро, быстрее большинства народу, и выбегаем за пределы поля в небольшой лес. Там, спустя несколько деревьев и коряг, которых в темноте не видно, я, наконец, останавливаюсь - и негромко смеюсь, отпуская, наконец, руку друга.
- Копы! - выразительно восклицаю я, тыкая пальцем в очерченную желтым и красно-синим местность, с которой мы только сто сбежали. - Чуть не попались!
[icon]http://funkyimg.com/i/2w2Nn.png[/icon]
[sign]
http://68.media.tumblr.com/d7d3f33ebd4cfab7dbb376327d665bb9/tumblr_inline_nbjx8zbl9r1ra92oe.gif
[/sign]

Отредактировано Winston Dursley (2018-05-11 21:50:03)

+1


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » I WILL HEX UNTIL THE END OF TIME » dancing shoes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC